Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Восстание русских в Эстонии

Пора признать очевидное: Россия проиграла Эстонии сражение за Бронзового солдата, за памятник Воину-Освободителю. Проиграла практически полностью.

Эстонские власти сделали практически всё, что хотели. Снесли памятник в центре Таллина, раскопали могилу, вынули оттуда останки советских солдат.

Они испугались совсем уничтожить памятник - зато была разрушена каменная стела с советской символикой и оставлена фигура солдата. Кроме того, эстонские власти вынуждены были перенести эту фигуру на воинское кладбище Таллина.

Но пойти на эти уступки эстонцы вынуждены были не из-за демаршей или невнятных и так до конца и не сформулированных требований Москвы, а исключительно из-за стихийного взрыва недовольства русских жителей Эстонии, которые, может быть, были и не столь дипломатичны, как власти России, но зато конкретны в защите своих интересов и своих высших ценностей, к числу которых относится честь собственная, честь своих отцов, честь своей нации.
Честь - это такая эфемерная для некоторых вещь. Эфемерная, видимо, для тех российских чиновников, которые за несколько месяцев грязной и четко продуманной операции эстонских властей по сносу памятника так и не смогли сформулировать официальную позицию Москвы (а потому нам и нечего было - в отличие от эстонцев - реализовывать). Для тех российских депутатов, которые в самый разгар эстонской антироссийской акции затеяли игру с законопроектом о "корректировке" символов на копиях Знамени Победы. Для тех, кто не прервал своих межпартийных отношений с эстонскими "коллегами", реально или фактически поддержавшими гробокопательскую операцию эстонских властей. Для тех лоббистов, которым собственный бизнес и прибыль от него важнее всего остального. Ну и так далее - список, к сожалению, довольно длинный.

Не эфемерным понятие "честь" оказалась для тех, кто восстал в Таллине, а внутри России - фактически только для "Наших", "Молодой гвардии" и других молодежных организаций, над которыми до сих пор немало иронизировали отечественные СМИ.
Россия проиграла Эстонии сражение за памятник Воину-Освободителю. Но важно понять, что это за поражение и в каких условиях оно случилось.
Поражение это - тактическое, максимум - оперативное, но не стратегическое.

Случилось оно в условиях, когда власти Эстонии были поддержаны коалицией Евросоюза, НАТО и США, сплотившихся, что поразительно, в войне против памятника солдатам, павшим в войне с фашизмом. Следовательно, как можно назвать эту коалицию? Ответ напрашивается сам собой - профашистская коалиция.

Впрочем, этот внешне правильный ответ не совсем точен. Ибо очевидно, что если бы речь шла о памятнике павшим в войне с гитлеровской Германией английским или американским солдатам, ничего подобного Запад не допустил бы. Следовательно, это коалиция антисоветская и антироссийская.

И ясно, что данной победой антисоветско-антироссийской коалиции в локальной битве против истории, и не только исторической, но и современной России, Запад отчетливо дал добро на сносы-переносы всех аналогичных памятников на всей территории подконтрольной ему Европы, на окончательное переписывание истории в свою пользу и в ущерб России. К сожалению для Запада, Гитлер напал не только на Россию-СССР, но и захватил многие страны самой Западной Европы (да что там захватил - чаще всего просто сдавались). Иначе была бы пересмотрена и его роль в истории - из преступника №1 ХХ века Гитлера превратили бы в героя №1. Благородной же целью руководствовался - уничтожить коммунизм и Россию!

Ещё одно неудобство - евреев Гитлер уничтожал (в Латвии и Эстонии - с помощью и при активном участии местных коллаборационистов, но это, конечно, мелочь; ведь не только их, а ещё и русских, и коммунистов). Тут, естественно, Западу придется крутиться.

Но, похоже, что Россия и мировое еврейство - две единственные антифашистские силы в сегодняшнем мире. Все остальные готовы сдаться на милость поверженного более 60 лет назад гитлеризма, а главное - на милость тех, кто сам или чьи отцы и деды с этим гитлеризмом сотрудничали. Что в уничтожении евреев, что в борьбе с Россией.

И ещё одно. Таких хамских, таких грязных слов, которые произносились в последние дни премьер-министром Эстонии по адресу захороненных в ныне уже разорённой могиле советских солдат, я никогда не слышал в России, ни в советской, ни в постсоветской, из уст даже самого незначительного официального лица по отношению к гитлеровским солдатам. Если премьер-министр европеец, то я тогда лучше буду зваться азиатом. Либо, что, к сожалению, слишком похоже на правду, морально и интеллектуально "Европа" пала до уровня примитивнейшего цинизма и лицемерия.
Впрочем, всё это настолько не ново, что удивляться приходится только одному: как долго и ловко сами "европейцы" умудряются "не замечать" очевидное.

Есть, однако, во всей этой гнусной и провокаторской истории со сносом памятника и действительно новое. Это новое - в сути случившегося, в сути, насколько мне известно, не получившего истинного определения ни на Западе (что понятно), ни у нас, в России.

Ночные события 26 и 27 мая в Таллине фактически стали стихийным восстанием молодых русских жителей Эстонии против этнократического режима, господствующего в этом государстве. Правда, это восстание было вызвано прямыми провокациями и циничной изворотливостью эстонских властей и запредельной жестокостью эстонских полицейских. Кстати, теперь стало особенно ясно, что творили с русскими и евреями эстонские полицейские под прикрытием гитлеровцев, если их внуки действовали так под опекой "демократов" из НАТО и Евросоюза.
На страницах западных газет и в речах западных политиков можно выдавать это восстание за хулиганские выходки. Можно - за уличный бандитизм. И внешне это, возможно, так и выглядело - особенно если считать, что повода для бунта не было. Но реальность иная. И она, безусловно, в дни этого противостояния изменила Эстонию.

Сотни тысяч жителей Эстонии и Латвии вот уже 15 лет поражены в своих политических и гражданских правах. Все эти люди, по странному стечению обстоятельств, - русские. Если бы с любой другой этнической группой, десятками лет проживающей в любых других странах Европы, происходило бы в таких масштабах что-либо подобное, все западноевропейские правозащитники и большинство западноевропейских политиков давно бы заклеймили режимы этих стран как расистские. Эстонии же и Латвии всё сходит с рук. Там, оказывается, демократия.

Понятно, почему так считает Запад. Непонятно, почему Россия до сих пор не решается назвать вещи своими именами и прямо заявить, что этнократические полурасистские политические режимы в Эстонии и Латвии проводят продуманную и тщательно разработанную внутреннюю антирусскую политику, причем находясь в рядах Евросоюза и НАТО, то есть под их защитой.

Кажется, мэр Таллина заявил, что события последней недели продемонстрировали крах официальной политики интеграции русских жителей Эстонии в эстонское общество.

Нет, эти события не могли продемонстрировать крах этой политики, ибо сама "политика интеграции" являлась и является политикой изменения национальной идентичности русских жителей Эстонии и политикой их выдавливания из политического пространства этой страны. Поэтому и ночные, и дневные события в Таллине стали демонстрацией не краха этой политики, а - совсем напротив - демонстрацией того, что эта политика принесла свои плоды. Томившиеся 15 лет в политическом и гражданском рабстве люди восстали, когда у них отняли последний символ их человеческого достоинства - памятник их погибшим отцам.

Кто бы и что бы ни говорил на Западе и в самой Эстонии, это было стихийное политическое восстание, молодежный бунт против этнократического режима господства одной нации над другой. А такое бесследно не проходит.
Поэтому победа эстонских борцов с антифашистами, то есть - по определению - скрытых и явных фашистов, - есть победа лишь тактическая, максимум - оперативная. Однажды восставшие уже никогда не смиряться со своим прежним положением. И со своим поражением - тоже. И нынешние победители однажды пожнут другие плоды своей победы. Иначе в истории не бывает.

Стратегически русское восстание в Таллине сделало первый шаг к своей победе.

А что же Россия? Почему у неё есть шанс победить стратегически
- даже при сдаче Бронзового солдата сегодня?
Во-первых, потому, что такое поражение есть лучший стимул для будущей победы.

Во-вторых, потому, что беспомощность поведения России в нынешней коллизии есть лучший фактор отрезвления.

В-третьих, потому, что Россия ещё раз увидела, где, какие и сколько у неё союзников - даже в самом правом деле.

Но победы не будет, если власти России не сделают одного совершенно необходимого поступка, на который не решаются вот уже 15 лет. Ведь ясно, что под защитой НАТО и Евросоюза, а главное - США, эстонские власти могут снести хоть все русские и советские памятники на своей территории. Могут даже поместить русских жителей Эстонии в гетто. Помешать им Москва всё равно не сможет, а устраивать вооруженные вторжения, как НАТО в 1999 году в Югославию, не будет - не так мы воспитаны.

Но вот если Россия наконец официально объявит о статусе русского народа как разделенной нации и, соответственно, о том, что она берёт на себя обязательства по обеспечению всеми доступными ей методами прав (как минимум, равных правам других народов) для всех русских, проживавших до 1991 года в СССР, в странах, образовавшихся после распада Советского Союза на его территории, тогда у неё появятся и юридические, и политические, и моральные основания для всех необходимых действий. И первое из этих действий - внесение соответствующей позиции в качестве приоритетной в концепцию внешней политики страны, а также соответствующих пунктов во всю систему многосторонних и двусторонних международных договоров.
Одно это действие, не требующее от Москвы ничего, кроме политической воли, одномоментно и радикально изменит ситуацию с правами русских на постсоветском пространстве к лучшему.

А пока мы вынуждены лишь взирать на то, как русские поднимают восстания против угнетающих их режимов. В таком масштабе - впервые. Но, конечно, не в последний раз. Ибо этнократия на постсоветском пространстве не ограничивается Эстонией, а в Эстонии она в ближайшее время будет только усиливаться. Ведь эстонские шовинисты вдохновлены своей победой, фактически безоговорочной поддержкой Запада и растерянностью и бездействием Москвы.

Последнее особенно развращает, ибо у России есть тысячи способов воздействовать на Эстонию. Она же воспользовалась только одним - пустыми словами. Да и в них, если быть откровенным, не преуспела. Даже посол Эстонии в России, почему-то имевшая в эти дни максимум трибун в Москве, будучи к тому же женщиной, запаслась, кроме лживых слов, горчичным газом. И использовала его.

Что-то я не слышал о такой решительности российских послов, сплошь мужчин, за рубежом. А в постсоветских странах они, как правило, вообще не вылезают из своих посольств (знаю, о чём и о ком конкретно говорю, но знают ли об этом в Кремле?).

Ничего хорошего о после Эстонии в России сказать не могу и не хочу, но вынужден признать - за неправое дело своей расистской страны она сражалась, как и положено государственному чиновнику - носителю этого высокого и чрезвычайного ранга.