Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Украинцы-дети преступного режима?

Украинские националисты яростно борются с символами большевистского режима и одновременно являются его верными последователями, продолжая украинизацию населения.

Одновременно они забывают, что именно большевикам обязаны существованию украинской нации, которой не было до Октябрьской революции. Символы же современной Украины являются наследием фашистского режима – во время немецкой оккупации рядом с фашистским флагом висело желто-голубое полотнище.

Самый «советский» — памятник Тарасу Шевченко

Украинские националисты из партии «Свобода» в очередной раз озвучили планы по демонтажу советских памятников как коммунистических тоталитарных символов. Примечательно, что руководитель харьковского отделения «Свободы» (руководитель юридической фирмы) является представителем Харьковской обладминистрации на судебных процессах, посвященных правовому статусу памятного камня в честь Организации украинских националистов — Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА).

В первую очередь в «черный» список харьковской «Свободы» должен попасть памятник Тарасу Шевченко в Харькове, так как он установлен по личному указанию Иосифа Сталина и является на самом деле памятником проекту «Украина» — синтеза большевисткой индустриализации (статуи сталевара и шахтера), коллективизации (колхозник), милитаризации (красноармеец), насильственной украинизации (статуя рабфаковки и самого кобзаря на самом верху композиции). Все эти фигуры находятся на фоне развевающегося красного знамени.

Предтечей этой скульптурной триумфальной композиции, на уступах архитектурной спирали, окружающей одиннадцатиметровый трехгранный пилон с изваянием Тараса Шевченко расположены другие фигуры, которые символизируют непрерывное нарастание народной борьбы с угнетателями — от непокорных, бунтарских образов из произведений Шевченко до участников первой русской революции 1905-1907 годов и Октябрьской революции (фигуры рабочего с приспущенным знаменем, рабочего с винтовкой, матроса, красноармейца).

Таким образом, памятник Тарасу Шевченко в Харькове можно вполне рассматривать как памятник реализации большевистского «проекта Украина» по расколу «единого тела русского народа». И поэтому, по логике украинских националистов, желающих демонтировать все символы коммунистической тоталитарной власти, как минимум половину фигур памятника Тарасу Шевченко следует демонтировать и заполнить образовавшиеся пустоты скульптурными композициями из шухевичей, бандер и лидеров «оранжевой революции».

В качестве памятников коммунистической эпохи можно рассматривать территориальные приобретения УССР: Донецко-Криворожская Республика (Слобожанщина и Донбасс, расположенный на землях Войска Донского), которая вошла по настоянию Ленина и Сталина в состав Украины; западная часть Украины, присоединенная в 1939 году и отвоеванная в ходе ВОВ 1941-1945 годов; полуостров Крым, подаренный «преступным коммунистическим режимом» во главе с Никитой Хрущевым Украинской Советской Социалистической Республике (УССР).

Кроме того, «свободовцам» придется предложить ликвидацию крупнейших предприятий, оставшиеся от коммунистических времен, памятников индустриализации, промышленного и военного могущества. Собственно говоря, это уже сделано: с 1991 года к настоящему времени разрушено 90% промышленного потенциала Харькова и 60% всей Украины.

«Украинская матрица» — памятник национал-большевизму

Главным наследием и памятником коммунистической эпохи на Украине является украинская нация, которая появилась во времена национал-большевизма как результат переписи 1926 года. Всероссийская перепись 1897 года украинцев не обнаружила: были малороссы, белорусы, великороссы.

Как в 1926 году появились украинцы? Основным лозунгом националистической политики большевистской революции был «Россия — тюрьма народов» и в качестве основной цели провозглашалось: «Свободу народам». Главным угнетателем народов был объявлен православно-русский народ, стихийно поддерживающий монархию, которого большевики обманули обещаниями мира и земли. Главной целью большевиков было уничтожение культурного единства русского народа (Малороссия, Белоруссия, Великороссия), осознания его общей исторической судьбы, а также канонического православия, которые с необходимостью (по мнению лидеров большевизма) приведут его (русский народ) снова к монархии.

Большую работу по расколу общерусского единства еще до Первой Мировой войны, по заданию австрийского правительства, проделал один из лидеров украинского национального движения Михаил Грушевский. Под его руководством, группой единомышленников, во-первых, была создана литературная украинская мова, из которой были удалены системообразующие русские слова, и внедрены немецкие и польские; во-вторых, была написана история, которая ставила акцент на извечной вражде России и Малороссии, переименнованной в Украину, а ее жители — в украинцев.

Большевистский режим силами галичан–украинизаторов под методологическим руководством Грушевского (приехавшего для этой цели в СССР) проводил лютую украинизацию малороссов. Русский город Харьков стал столицей украинизации или «коренизации» большевизма. Украинизация проходила параллельно с уничтожением православия, русской культуры, русской интеллигенции, офицерства, священничества, купечества, крепкого крестьянства.

За неудачу на экзамене по разработанной Грушевским мове изгоняли из партии и работы, сажали в тюрьму. Следующей этапом стал Голодомор 1932-1933 годов, пришедшийся на пик украинизации и атеизации. После этого все, кто не успел уехать в Россию, ассимилировались и стали называться украинцами и атеистами. И только с 80-х годов XX-го века их потомки в условиях уменьшения государственного пресса по украинизации стали снова возвращаться к родному русскому языку и православной вере.

Ассимиляция достигла таких форм, что русским меняли имена и фамилии: Николай превращался в Миколу, Никита в Мыкиту, Анна в Гану, Филипп в Пилипа и так далее. Это была государственная политика ассимиляции русского населения, как и сейчас, а писатели становились знаменитыми в публицистике под лозунгами «Геть від Москви!».

Что делала украинизация с людьми, можно увидеть на примере такого персонажа, русского по происхождению, как украинский советский писатель Николай Фитилев, ставший Миколой Хвылевым, попавшего под репрессии 1937 года, но ни слова не сказавшего против репрессий русских и малороссов. Его нынешняя власть на Украине делает героем и великим украинским писателем. Микола Хвылевой претендовал на роль идеолога украинизации. Он выступил с рядом призывов к травле русской культуры, а также с лозунгами «Геть від Москви!» и c призывом к «ориентации на психологическую Европу» (то есть на фашистскую Германию). В годы гражданской войны он являлся заместителем начальника Богодуховского ЧК Харьковской губернии, участвовал в карательных отрядах в качестве комиссара и прославился, по словам современников, «исключительной жестокостью при ликвидации «классовых врагов».

Особенно лютой была украинизация на селе, где она была поголовной. Ликвидация безграмотности (ликбез) проходила на украинском языке. В городах, где были командированные военные, партийные и научные кадры, допускались русские школы. В селе же выбора не было. Все должны были стать украинцами-атеистами, выучить неродную мову, а также забыть русский язык и все русское. Отныне прием в вузы, аспирантуру, защита ученых степеней, продвижение по служебной лестнице зависело не только от классового происхождения, но и от национальности.

Только с 1938 русский язык становится обязательным предметом в украинских школах. Другой геополитической целью этого эксперимента (кроме раскола русского народа) была подготовка «людского материала» для перманентной мировой революции, которая должна была начаться с захвата Польши — под предлогом «воссоединения украинцев». Как, впрочем, это и было сделано в 1939 году.

Во имя чего возникла нынешняя волна украинизации, по сути запретившая русский язык во всех сферах общественной жизни? Августовские события 2008 года и участие украинских военнослужащих в военных действиях на стороне грузинских агрессоров показывают тенденцию к использованию «нового людского материала» в перманентной геополитической войне в интересах давних спонсоров организаций украинских националистов — США и НАТО. В Штатах уже создан гражданский корпус быстрого реагирования для перехода к внешнему управлению стран, где разваливается государство и управление. Руководят им бывшие послы США на Украине, которые заявляют, что риски для Украины — это риски для США и что Вашингтон «не может отпустить Украину в московскую геополитическую орбиту». (Владимир Корнилов, «План внешнего управления Украиной»).

Подлинный геноцид

Как создавался «новый человеческий материал»? Технология уничтожения русских людей и их ассимиляция в украинцев была отработана в 1914-1917 годах, в тогда еще австрийской Галичине, когда по доносу тех, у кого есть книга на русском языке, газета или кто слово русский пишет с двумя «с», отправляли в концлагеря Талергоф и Терезин, где они в массовом порядке умерщвлялись (30 тыс. человек).

Ярыми доносчиками являлись и представители «Просвиты», организации по пропаганде украинской мовы имени Тараса Шевченко, которые такими же методами, какими действовали при большевиках, при фашистской оккупации, в сегодняшнее время, запугивая директоров русских школ и вузов, требуют уголовной ответственности за пропаганду русского языка как государственного, за федерализм, против вступления в НАТО. В Галиции в 1914-1917 годах уничтожались целые села вместе с жителями, которые проголосовали за депутатов-русофилов. По данным историков, около 200 тыс. человек были уничтожены (3 тыс. православных священников), а около 200 тыс. были изгнаны из своих домов, а их имущество разграблено.

Невольно приходит на ум крамольная мысль: а может вся эта шумиха с Голодомором-геноцидом 1932-1933 задумана, чтобы скрыть маштабы нынешнего геноцида, или этноцида в отношении русского населения?

Ни один деятель украинской культуры не осудил в те годы это явление. В 2004 году Верховная Рада приняла постановление об увековечивании жертв Талергофа и Терезина, но нынешний «оранжевый» режим не спешит его выполнять. Более того, эти технологии репрессий, дискриминации и ассимиляции были усовершенствованы в 1920-1930 годах, а также в годы фашистской оккупации Украины, а затем — в современной стране, начиная с 1991 года. Идет подготовка к окончательному решению русского вопроса путем переписи населения 2011 года, после чего, при достижении 80% украинцев, проблема государственного статуса русского языка и прав русских отпадет, и Украина станет по «евростандарту» моноэтнической страной.

Всеукраинская перепись населения, проведенная в 2001 году зафиксировала падение населения на 4 млн граждан за 10 лет, из них — 3 млн русских. Скорость вымирания — 400 тыс. человек в год. Следует отметить, что самая большая смертность была именно на востоке Украины, в бывших промышленных и научных центрах. Если на западе Украины люди спасли свои жизни, уехав на заработки в Европу, то интеллигенция Востока надеялась на возрождение предприятий и научных институтов. Ущерб от реформ независимой Украины составил в 80 раз больше чем от немецко-фашистской оккупации времен Великой Отечественной войны. Свыше 70% населения живут за чертой прожиточного минимума, отказывая себе в самом необходимом. Даже ООН признала народ Украины вымирающим народом.

Более того, значительная часть украинского общества информационно уже «прозомбирована» и практически готова воевать против русских братьев (что показало участие украинских наемников в грузино-российском конфликте 8 августа 2008 года). Поэтому представляется необходимым выражение публичного осуждения политических сил, ставящих целью реабилитацию немецко-фашистских пособников в годы ВОВ. Более того, лидеры националистических организаций должны быть подвергнуты уголовному преследованию, как того требует европейское законодательство.

Раздвоение символов

Во время фашистской оккупации Украины, их пособники в лице Организации украинских националистов (ОУН), которые пришли в немецких обозах в составе походных групп, составляли основу полиции и работников бургамистратур. На здании Харьковской бургамистратуры рядом с фашистским флагом со свастикой висел нынешний желто-голубой, на головных уборах полицаев и на печатях «аусвайсов» красовались трезубцы, а перед карательными акциями пелось «Ще не вмерла Украина…». В Харькове из почти миллиона жителей после таких репрессий осталось около 150 тыс. Около 80% харьковчан были уничтожены, согласно приказу Гиммлера. У населения «подчистую» отбирали продукты питания и топливо для германской армии, освобождая жилплощадь от харьковчан для военнослужащих вермахта, применяя массовые расстрелы и экзекуции, используя для этого и машины-душегубки.

Характер этой оккупационной власти раскрывает приказ (ноябрь 1942 года) бургомистра Алексея Крамаренко о запрете использования русского языка в Харькове. Освобождение Харькова — это было освобождение не только от фашистских оккупантов, но и от власти украинских националистов и их символов, которые по иронии судьбы с 1991 года стали государственными символами независимой Украины: в 1996 году все политические силы Верховной Рады Украины утвердили эти символы в качестве государственных.

Месяц назад социал-националистическая «Свобода» выступила с предложением демонтировать в городе Стрый Львовской области памятник советскому Воину-освободителю. Кроме того, эта партия заказала установку во Львове рекламных стендов с символикой дивизии СС «Галичина», которая состояла в основном из западных украинцев и воевала во время Второй мировой войны на стороне фашистской Германии. Получается, что националисты из партии «Свобода» считают себя наследниками дивизии СС «Галичина», оуновских полицаев, карателей из УПА?

Была совершена большая государственная ошибка, состоящая в том, что политическими силами Украины государственными символами приняты в 1996 году символы УНР (флаг, гимн, герб), которые были осквернены оуновскими карателями, на совести которых сотни тысяч замученных человеческих жизней. Тут можно провести аналогию с древнейшим славянским символом, свастикой, использование которой после осквернения немецкими фашистами на территории цивилизованных государств является преступлением. Ни одно государство в Европе не награждает лидеров фашистских пособников, тем более высшими государственными наградами. Соответствующие выводы должна сделать и политическая элита Украины.

«Регионал» Дмитрий Табачник, во время его пребывания в Харькове на книжной выставке 24 апреля, когда ему напомнили, что желто-голубой флаг висел рядом с фашистским во время фашистской оккупации Харькова, что оуновские полицаи носили трезубцы, а перед «акциями» распевали «Ще не вмерла Украина…», сказал, что принятие этих символов государственными в 1996 году было проявлением политического компромисса.

Если современная Украина считает себя правопреемницей УССР (в противном случае она должна быть готова к территориальным претензиям со стороны стран-соседей, что уже и происходит со стороны Румынии), то государственными символами должны быть такие, которые бы отражали и этот 74-летний противоречивый путь.

Что касается гимна Украины, который вывешен почти во всех школах, содержатся территориальные претензии к Польше и России: «Встанем, братья, на бой кровавый от Сяна до Дона». Известно, что река Сян находится в Польше, а Дон — в России. Такая антипольская и антироссийская пропаганда продолжается уже более 10 лет без всякой реакции польского и российского МИДа.

Напрашивается резонный вопрос: сможет ли Украина при существующих государственных символах, несущих в себе острую антироссийскую направленность, установить межнациональный и межконфессиональный мир на Украине, обеспечить права человека и дружественные отношения с Россией?

Воин-освободитель и «украинская матрица»: возможен ли синтез?

Со всей остротой встает задача объединения всех антифашистских политических сил на Украине для организации острого результативного отпора «новому порядку». Как, например, это сделали лидеры русских организаций Львова, во главе с лидером партии «Русский блок» Александром Свистуновым, которые 9 апреля явились на заседание очередной сессии Львовского облсовета и потребовали ответа депутатов по поводу планов сноса памятника Советскому солдату в городе Стрые. Каждому депутату было вручено именное обращение от имени главы «Русского блока», в котором говорилось: «Хочу также Вам напомнить, что за освобождение нашего края от фашистов высочайшую цену заплатили украинцы, в том числе и призваные в ряды Советской Армии из областей Западной Украины. Прошу Вас проявить мудрость, мужество и порядочность и не дать провокаторам из социал-национальной партии Украины (пусть там как они теперь себя называют), решением Львовского облсовета выставить Галичину и целую Украину на общее осуждение, представить наш край, как колыбель неофашизма в Европе! Русские – граждане Украины, жители Галичины, ваши соотечественники хотят быть услышанными и выражают решительный протест против глумления над памятью павших в Великой Отечественной войне и попыток ревизии итогов Второй мировой войны!».

И хотя Александру Свистунову слова на сессии не предоставили, но комиссию по демонтажу распустили, а вопрос о сносе памятника Воину в Стрые закрыли.

За две недели до этого группа активистов русских организаций Львова своими силами обновила указанный памятник, после его осквернения неизвестными вандалами, а 26 апреля в годовщину трагедии Таллергофа у памятника погибшим, установленном жителями Львова на Лычаковском кладбище еще в 20-е годы, прошли поминальная служба и митинг, во время которого Александр Свистунов предупредил об опасности повторения трагедии уже в наши дни.