Ты где была, ОУН?

Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Ты где была, ОУН?

Развивающееся человечество в ХХ веке, испытывая определенные (и в общих чертах одни и те же) трудности роста, в поисках путей их преодоления распалось на несколько больших групп.

Западная цивилизация, находящаяся в лучших природно-климатических условиях, более богатая и уже накопившая индустриальный опыт, пошла по пути интенсивного роста производительных сил и совершенствования своей социальной структуры, т.е. реализации идей рыночной экономики, демократии, прав человека, социального государства и гражданского общества. Ее лозунгом стало - как можно больше производить.

Россия и значительная часть Азии с их суровым климатом и огромными неосвоенными природными ресурсами сосредоточились на экстенсивном развитии и совершенствовании системы распределения. Лозунг "как можно справедливее распределять" практически воплотился в централизованную административно-командную систему планирования и распределения, в полное подчинение интересов личности интересам государства (казарменный социализм), а исключающий демократические формы обновления "авангардный" характер власти привел к известным всем явлениям - к культу личности и бесплодной "геронтократии".

История уже сравнила эти две социально-экономические системы и вынесла свой приговор - не будем его повторять. Но крайне важно то, что и та и другая провозглашали в качестве конечных своих целей благополучие всего человечества. И в этом смысле они обе принадлежат человечеству. Осознание этой их человеческой общности вылилось потом в известную западную теорию конвергенции (слияния) двух систем, одним из идеологов которой был русский эмигрант, замечательный социолог Питирим Сорокин.

Но была еще и третья группа, сформировавшаяся вокруг оси "Рим-Берлин-Токио" и вознамерившаяся во имя благополучия избранных все остальное человечество частично уничтожить, а частично поработить. Эта группа стала важнейшей и страшнейшей угрозой. Ее дикая, воскрешающая кровавую, пещерно-людоедскую племенную вражду ультранационалистическая идеология коричневым туманом поползла на цивилизованный мир.

Тогда первые две группы объединились и нанесли по третьей всесокрушающий военный удар, исключив исповедывающих ее идеологию людей из состава человечества и введя в обиход термин "преступление против человечества".

Спрашивается -- где, с кем были в этой схватке украинские националисты? ОУН-УПА?

Кое-кому из "политических элит" Украины сегодня хотелось бы представить дело так, что эта военно-политическая структура воевала на два фронта за независимость Украины. Но "два фронта" появились не сразу. Начало военной истории ОУН-УПА отмечено коллаборационизмом и однозначной связью с немецкими фашистами. Ожидалось, что они выступят в роли отцов-покровителей независимой украинской государственности. Но ведь те, при всей их мерзкости, часто были эстетами, Вагнера любили и т. д... Они, небось, поздоровавшись с кем-то из УПА, долго потом мыли руки. В силу этого лидерам украинского национализма "поруч з великим фюрером" места не нашлось, а амбиции были большие. Вот тогда-то и появился "второй фронт".

Я вспоминаю, как в моем присутствии два курсанта военного училища нагло навязывали девушкам свое общество, кичливо хвастаясь своим интеллектом, -- "а вы про нас, наверное, думаете -- военщина". Курсанты подставились так талантливо, что я не выдержал: "Военщина, ребята, - это с во-о-от такими звездами, а про вас, при вашем поведении, думают - солдатня!"

Да, они, бесспорно, были в той третьей группе, но место в ней занимали такое же, как и "солдатня" по отношению к "военщине". Где-то рядом с хорватскими усташами.

Генеральные цели украинского национализма сформулировал еще в 1929 году I Конгресс украинских националистов. Они состоят в создании, защите и экспансии этнически однородного государства украинцев и предполагают полное устранение с украинских территорий всех "займанцiв", "зайд", т.е. для Западной Украины в первую очередь поляков, издавна живших рядом с украинцами и среди них на Волыни и в Галиции.

Примечательно, что ни один из "национально-свидомых" лидеров, ни одна из "национально-свидомых" организаций никогда не заявляли о политическом размежевании с украинским интегральным национализмом, в окончательном виде сформулированным Дмитрием Донцовым, а самого Донцова даже пытались причислить к лику социал-демократов.

Феномен ОУН-УПА тщательно исследован живущим в Канаде Виктором Полищуком в богато оснащенной документальными материалами книге "Гiрка правда. Злочиннiсть ОУН-УПА". Она выходила в середине 90-х годов в одном из донецких издательств. Он пишет, что в УПА действительно были подразделения, самоотверженно воевавшие с немецким фашизмом, но это были преимущественно те подразделения, в которых главную роль играли вырвавшиеся из немецкого плена советские бойцы и командиры. При этом Полищука трудно заподозрить в субъективных симпатиях к Советской Армии - его семья принадлежит к числу репрессированных НКВД и переселенных с Западной Украины в Казахстан. Полищук цитирует дошедший через одного из командиров УПА - Тараса Бульбу-Боровца - документ. Это боевое задание, полученное УПА от бандеровского крыла ОУН в июне 1943 года, и оно полностью соответствует генеральной цели ОУН, сформулированной в 1929 году: "-- немедленно и в кратчайший срок закончить акцию тотального очищения украинской территории от польского населения; -- и впредь последовательно уничтожать внутренних врагов Украины, т.е. всех демократов из-под флага УНР и других политических формирований". Т.е. - украинцев, не разделяющих идеологию национализма. Вот против кого в действительности воевала УПА, добывая оружие в налетах на тыловые комендатуры и полицейские подразделения, мешавшие им выполнять основную задачу.

Осенью 1998 года я встречался с бывшим ректором Харьковского университета профессором Владимиром Федоровичем Лаврушиным. Химик по профессии, он в 1945 году возглавлял техническую комиссию по изучению техники и технологии уничтожения людей, в опубликованных материалах Нюрнбергского процесса на девяти с половиной страницах присутствует написанный им отчет. Наша беседа была опубликована в газете "Грани".

Вот что он мне тогда сказал: "Несмотря на то, что я глубоко вник в самые гнусные и бесчеловечные тайны третьего рейха, в пожилом возрасте я с немцами примирился. А с бандеровцами примириться не могу. Дело не в том, что они против нас, освободителей Западной Украины от немецкого фашизма, вели подлейшую партизанскую войну. Немцы раскаялись, осудили фашизм, стали преследовать нацистских преступников, помогать жертвам фашизма и т.д. А бандеровцы - нет! Они по-прежнему активны, по-прежнему организованны и по-прежнему боевиты. Они передали свою идеологию новым поколениям националистов, восстановили свои политические партии и общественные организации, навязали свою символику Украинскому государству, а теперь стараются еще и героизировать свое бандитское прошлое. Поэтому с ними примирения быть не может... Я думаю, что простить бывшего бандеровца можно - не ради него, уже старого, жалкого и ничтожного, а ради очищения собственной души от скверны застарелой вражды и ненависти. Именно простить, а не реабилитировать, и уж тем более - не героизировать. Этот акт прощения может носить лишь личный характер, распространяясь на отдельных людей, но не может быть прощения явлению. Можно простить националиста, но нельзя простить национализм..."

Обо всем этом я вспомнил в связи с сообщением, что Кабмин завершил работу над законопроектом "О восстановлении исторической справедливости в отношении борцов за свободу и независимость украинского государства". Его авторы предлагают считать деятельность ОУН и УПА "борьбой за свободу и независимость украинского государства". При этом период с сентября 1939 г. до середины 50-х годов ХХ века предлагается назвать "движением сопротивления", которое ОУН и УПА вели "с одной целью - объединения и создания единой Украины", полностью вынося за скобки имевший место геноцид польского населения.

А 16 июля Львовский облсовет в честь 60-летия со дня образования УПА поручил госадминистрации Львовской области внести Президенту представление о присвоении звания Герой Украины (посмертно) лидерам ОУН Степану Бандере, Евгению Коновальцу и главнокомандующему УПА Роману Шухевичу. Кроме того, облсовет инициирует награждение ряда других членов ОУН-УПА государственными наградами.

Сразу было понятно, что у большинства граждан Украины реакция на эти новости будет, мягко говоря, рвотная. Поэтому, даже не дожидаясь ее, ОУН сразу заявила, что те, кто выступает против реабилитации ОУН и УПА, одновременно выступают и против независимости Украины. Не больше и не меньше.

Однозначной оценки деятельности украинских националистов в обществе нет. Позиция большинства изложена выше. Что означают попытки навязать ему противоположное мнение силой закона, принимаемого государством?

Сразу же скажем, что назначение законов - регулировать поведение людей, а не их мнения. Закон (если есть такая необходимость) устанавливает, что должно делать в той или иной ситуации, что можно делать, а что - категорически нельзя. Выступать же с какими бы то ни было оценочными суждениями - не дело закона, не дело государства. Это дело общества. И попытки одной (явно меньшей) части общества навязать свое суждение другой силой государственного принуждения представляют собой, с одной стороны, размывание самого понятия "закон", а с другой - его идеологизацию. Если этот законопроект станет, вопреки здравому смыслу и цивилизованным традициям права, законом, он зафиксирует идеологию ОУН-УПА в качестве официальной государственной идеологии (вопреки Конституции Украины, кстати сказать). Его принятие может стать актом, вполне эквивалентным поджогу рейхстага в 1933 году в том смысле, что за несколько лет Украина окончательно превратится в этнократическое государство, в котором общечеловеческие нормы общежития будут преданы забвению.