Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Такой адвокат нам не нужен

Изобиловавшая взлетами и падениями история Польского государства выковала в национальной элите странное сочетание комплекса обиженных и мании величия.

На состоявшемся в минувшие выходные форуме Ялтинской европейской инициативы бывший польский президент Александр Квасьневский критиковал внешнюю политику России, внутреннюю и внешнюю политику нынешнего польского руководства, а также мягко журил украинскую элиту за то, что она никак не разберется с вопросом о власти. Первые два пункта понятны и естественны: ни один польский политик не упустит случая пнуть Москву, мало какой политик упустит случай пнуть оппонента. С Украиной же обратный случай: даже критика тут – проявление особой любви и заботы польского народа по отношению к своему младшему украинскому брату.

Как-то так получилось, что, едва вырвавшись из железных объятий одного брата – русского, украинский народ попал в объятия брата польского. В этой новой дружбе еще больше фальши, чем в дружбе народов СССР. Мы уже не говорим о том, что дружбы народов не существует, бывает только дружба отдельных людей, и то довольно редко. Но та, советская «дружба народов» имела хотя бы экономические, военные и политические смыслы. В нынешних польско-украинских отношениях этих смыслов нет. Есть совместная победа в конкурсе на проведение чемпионата Европы по футболу 2012 года, но как раз тут особенно ярко проявилась скрытая суть этих отношений: всю работу провели украинские лоббисты, а поляки представляют это дело таким образом, будто именно они в порядке личного одолжения поделились чемпионатом с Украиной.

Но мы бы не стали тратить силы на разрушение имиджа Польши, как главного союзника Украины, если бы в этих утверждениях содержалась хоть немного правды. И если бы тесные, особые политические отношения Украины с Польшей не вредили бы нашей стране. Начать с того, что двусторонние экономические отношения выстроены несправедливо: дефицит Украины в торговле с Польшей стремительно растет. Это объясняется, в первую очередь, тем, что украинский бизнес в Польше дискриминируется не хуже российского. Сейчас там нарастает кампания по обвинению ряда наших предпринимателей в нарушениях законов. Доходит до абсурда: владельца «Интерпайпа» Виктора Пинчука обвиняют в незаконном лоббизме и подкупе польских чиновников в пользу Индустрального союза Донбасса. Украинские же власти ничего не делают, чтобы защитить отечественных экспортеров от преследования со стороны польских друзей, а все попытки отстоять минимальные права украинских трудовых мигрантов в Польше торпедируются Варшавой. Польша фактически уклонилась от участия в достройке нефтепровода Одесса-Броды до Плоцка. Сколько ни напрягайся, не вспомнишь ни одного мало-мальски стоящего реализованного совместного экономического проекта.

Украина, как известно, имеет выбор из трех вариантов глобального позиционирования. Первый – интеграция в Евросоюз, второй – вступление в Евразийское экономическое пространство, и третий – утверждение в качестве независимого и равноудаленного от экономических, военных и политических блоков члена мирового сообщества. Наличие Польши в качестве ближайшего союзника и даже опекуна Украины затрудняет достижение любой из этих целей. Совместные политические инициативы Варшавы и Киева вроде создания «пояса демократий» от Каспийского до Балтийского моря единственным результатом имели крайнее раздражение Москвы, что привело к ухудшению условий сотрудничества Украины с главным экономическим партнером и поставщиком энергоносителей.

С давних пор Варшава рекламировала себя в качестве главного адвоката Украины в Европе. Что это означает, понять трудно. У Брюсселя всегда было достаточно ресурсов для прямого диалога с Киевом, а у Киева – достаточно слов, чтобы выражать свои желания. А теперь – и вовсе другая история. Польша окончательно зафиксировала свою позицию главного скандалиста в Евросоюзе. На недавнем саммите ЕС поляки потрясли публику своим предложением внести в Европейский конституционный акт пункт о том, чтобы при голосовании учитывалось не население страны, а квадратный корень из этой цифры. В итоге получается, что голос одного поляка в полтора раза весомее голоса гражданина, например, Германии. Немцы (да и все остальные) были шокированы такой наглостью со стороны государства, которое, в сущности, живет за счет других членов. Из 63 миллиардов евро субсидий, которые Польша должна получить от Евросоюза в ближайшие годы, 13 миллиардов берутся именно у Германии. Еще больше оскорбило немцев заявление премьер-министра Польши Ярослава Качиньского о том, что надо учесть потери Польши во второй мировой войне. Это довело антигерманскую истерию в Польше до самого высокого градуса. В ответ целый ряд европейских политиков выступил с предложением рассмотреть вопрос о дальнейшем сотрудничестве с Польшей и ее материальной поддержке. Обозреватели высказываются в том смысле, что Польша стала главной угрозой самому существованию Европейского союза. Вполне вероятно, что ей самой скоро потребуются квалифицированные адвокаты в Европе.

Изобиловавшая взлетами и падениями история Польского государства выковала в национальной элите странное сочетание комплекса обиженных и мании величия. С одной стороны, ей все что-то должны, с другой стороны, она имеет право не считаться с интересами окружающего мира. За эту позицию Польша неоднократно бывала сурово наказана, однако уроков из истории, как видно, не извлекла. Мешает та самая мания величия, которая позволяет ей снисходительно похлопывать нас по плечу.