Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Русские и Россия в СССР

Этим заметкам я посмел дать подзаголовок «Кому в СССР жилось хорошо» по аналогии с известной статьёй историка Б.С. Миронова «Кому на Руси жилось хорошо», что, надеюсь, не всеми будет расценено, как крайняя нескромность и не будет дан повод к рассуждениям, что всем жилось нехорошо. Я ни в коей мере не претендую на абсолютную истину, которая может быть только на небе.

Всё наше дореволюционное прошлое сводилось и сводится к простейшим формулам «Немытая Россия – страна рабов, страна господ» и «Россия – тюрьма народов». Национальный вопрос в СССР сводился к другой формуле «Союз нерушимый республик свободных». Место русских в СССР государство определило лозунгом Бухарина: "Мы, в качестве бывшей великодержавной нации должны поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям». Он требовал, поставить русских "в положение более низкое по сравнению с другими". Вот так и стоим до сих пор как нас поставили на заре советской власти "Решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии", - провозглашал Сталин. И многочисленные проворные помощники спешили реализовать указание вождя. Академик М.Н. Покровский (кстати, ученик В.О. Ключевского) - главный историк страны - требовал запретить само понятие "русская история" как реакционное. "Русь! Сгнила? Умерла? Подохла? Что же! Вечная память тебе", - кликушествовали пролетарские поэты (Александровский), выполняя свой "интернациональный долг".

Ко времени революции (желающие могут считать октябрьским переворотом, что не имеет значения для последующего изложения) народы России пришли с разными уровнями экономического и социального развития. Они отстали друг от друга на целые исторические эпохи.

В одних регионах был развитый монополистический капитализм, в других – родо-племенные отношения. Если прирост населения в России, Украине, Белоруссии был высок, то казахи, туркмены, буряты и другие народности скатывались к вымиранию. Чтобы преодолеть эти различия, нужны были годы и годы труда, и колоссальные деньги. Кто эти затраты мог взять на себя? Только народы России сравнительно развитые в промышленном отношение, т.е. СЛАВЯНЕ.

В резолюции 12 съезда РКП(б) прямо было сказано, что преодолеть неравенство развития республик и народов: «…можно лишь путём действительной и длительной помощи РУССКОГО пролетариата отсталым народам Союза». Но Россия и сама находилась в тяжёлом положение после первой мировой и гражданских войн. Отсталым республикам передавались целые фабрики и заводы, направлялись рабочие, инженеры, учителя, врачи, учёные. Но создание таких льготных условий для ранее отсталых народов неизбежно замедлило темпы развития центра страны и прежде всего русского народа. Отсталым национальным районам выделялась огромная материальная помощь, дотации из госбюджета. ( Писатель Н.С. Тихонов в очерке о туркменах-джемшидах в 1930 году писал: «…они любят попрошайничать, чаще всего они говорят слово «дай». Они толпятся в кооперативе: «Дай гвозди, дай хлеб, дай керосин. Советская власть всё даёт. Дай!» Мог русский крестьянин вот так сказать «Дай!»? По семейному преданию мой прадед в двадцатых годах, чтобы отремонтировать дом продал одну из боевых дореволюционных наград. Не знаю, какая это была награда, но другую подобную его дочь во время войны обменяла в «Торгсине» на продукты. А «Торгсин» брал только драгметаллы, драгоценные камни, ценности). Предоставлялись льготы в налогах и в закупочных ценах на производимые здесь сельхозпродукты. В кадровой политике отдавалось предпочтение лицам коренной национальности при низком или нулевом профессионализме. Создавались льготные условия в подготовке и поступления в ВУЗы путём внеконкурсного приёма и предоставления повышенных стипендий. Опережающими темпами строились ВУЗы и техникумы. ( Замечу, что в 80-х годах моя знакомая, директор строительного техникума в одной из бывших южных братских республик попыталась отчислить неуспевающих студентов, не глядя на национальность. Её «поправили», обвинив, естественно, в национализме).

Так кому же жилось лучше?

Многие годы бюджеты ВСЕХ союзных республик, кроме РОССИИ сводились с помощью дотаций из госбюджета. В 30-е годы за счёт дотаций покрывалось по стране более 60% расходов союзных республик. В годы первых пятилеток рост капвложений в Среднюю Азию был в 5-6 раз больше, чем в России. Население братских республик Средней Азии, Закавказья, автономий РСФСР многие годы частично или полностью освобождалось от сельхозналогов и общегосударственных налогов. Экономика национальных народов в значительной мере поднималась и за счёт политики закупочных цен. Например, в Средней Азии и Закавказье закупочные цены на хлопок, рис, цитрусовые СУЩЕСТВЕННО ПРЕВОСХОДИЛИ себестоимость, а основная сельхоз продукция Европейской части СССР (лён, картофель, зерно, мясо) закупалась по ЗАНИЖЕННЫМ ценам. Да и после войны Русский народ был объектом самой хищнической и циничной эксплуатации в пользу «братских республик». Бюджет СССР состоял на 75% из отчислений РСФСР, остальные 25% давали Украина, Белоруссия и, частично, Казахстан (где более половины населения было русским). Прочие «республики» были датируемыми из центра. Проще говоря, те денежки, которые выжимались из русских, украинцев и белорусов, шли на «подъем экономики» Кавказа, Средней Азии и Прибалтики. Так кому же жилось лучше?

К началу сороковых годов за счёт лишений славянских народов СССР было достигнуто сравнительное равенство наций и необходимость в льготах должна была отпасть. Но это положение сохранялось вплоть до распада СССР и сохраняется сейчас, если говорить о национальных республиках сегодняшней России. Именно тогда возникло новое фактическое неравенство: в категорию отсталых начали смещаться народы, ранее оказывающие помощь другим. Именно тогда начал ощущаться перекос в социальной, нравственной, политической сферах и в межнациональных отношениях. Черты этого нового фактического неравенства начали проявляться уже в годы первых послевоенных пятилеток, когда вся тяжесть налоговой и бюджетной политики, политики закупочных цен и госпоставок сельхозпродуктов по-прежнему ложилась на славянские республики, несмотря на то, что именно они наиболее пострадали от войны. В 1945 году сельхозналоги в Белоруссии были в НЕСКОЛЬКО РАЗ выше, чем в Грузии, менее пострадавшей от войны. Жители Средней Азии, Закавказья не верили, что зимой 1947 года в сёлах Росси, Украины, Белоруссии люди пухли и даже умирали от голода. Ведь в этих потребляющих республиках народ не голодал. С 1935 по 1975 г.г. в экономику Грузии было вложено 14,3 млрд. рублей. Причем даже во время войны денежный поток не прекращался. Вот вам и бесчисленные курорты, чайные фабрики, электростанции и пр. К 1975 г. грузинская чайная промышленность производила 82,5 тыс. тонн чая в год. А потреблять этот «чай» Госплан заставлял жителей все тех же РСФСР, Украины и Белоруссии. Кто помнит то, что называлось грузинским чаем, тот поймет, о чём речь.

Армения, которая сегодня, как и Грузия, периодически сидит без света. К 1975 году по производству электроэнергии на душу населения Армения обогнала Италию, электроэнергии производилось в 10 больше, чем в соседней Турции. Куда же оно все делось? А главное, откуда это все взялось в стране, где с наличием полезных ископаемых, мягко говоря, большие проблемы? Советская власть и русские доноры (по-современному – «оккупанты»), вот и весь секрет благосостояния этих «республик».

Узбекистан: в 1966 году землетрясение полностью уничтожило Ташкент. И что же? Через несколько лет на месте глинобитного азиатского городка вырос огромный город с современной промышленностью и инфраструктурой. Снова Советская власть? Ну да, конечно - Советская власть, плюс закабаление русского народа. В «восстановлении» (на самом деле, в отстройке с нуля) Ташкента приняли участие все «республики» ПОСИЛЬНОЕ участие. РСФСР построила в Ташкенте зданий общей площадью 334,8 тыс. кв. м. Это не считая Москвы и Ленинграда, которые отдельно построили 230 и 100 тыс. кв. м. соответственно. Украина и Белоруссия построили 190 тыс. кв. м. А остальные? Казахстан - 28,3; Грузия - 22,8 и т.д. «Мощнее» всего вложилась гордая Эстония, которая также под самое горлышко набита трудолюбивыми людьми - 5,6 тыс. кв. м. Таким образом, русские, украинцы и белорусы подарили узбекам современный индустриальный город. И не один, кстати. Можно вспомнить еще Навои или пресловутый Учкудук, возникший в пустыне.

Азербайджан. Нефть в этом регионе появилась задолго до русских. Появиться-то она появилась, только её не умели использовать. Вернее, они использовали выход нефти на поверхность - т.н. «кир», т.е. сгусток из нефти и земли, его использовали для обмазывания крыш у жилищ. Начал промышленную добычу нефти русский купец В.А. Кокорев, который привлек молодого Д.И. Менделеева и тот в 50-х годах XIX века спроектировал будущую нефтяную промышленность. Баку был небольшой русской сторожевой крепостью, в которой русских жило в несколько раз больше чем азербайджанцев. Посмотрите кадры кинохроники, каким был Баку до прихода «оккупантов» после революции.

Казахстан. Ещё живы те, кто помнит, сколько сил славянские республики и, прежде всего Россия, вложили в «подъем целины». Вспомните Байконур, построенный в основном Россией и сейчас арендуемый ею же. Остальное не буду перечислять. Колхозники России практически не получали ни денег ни продуктов до начала 60-х годов. В 50-е годы среднемесячные доходы колхозников братского Узбекистана и Таджикистана были в 9 раз выше, чем России, в15 раз выше чем в Белоруссии, а стоимость валового сбора продуктов растениеводства за один трудодень по закупочным ценам в Центральной России была в 10 раз ниже, чем в Узбекской ССР и в 15 раз ниже чем в Грузии. В 1951 году на один трудодень колхозник в Смоленской области получал 890грамм зерна и 17 копеек ( 1,7 коп. в ценах 1960года, державшихся до Гайдара). В «оккупированной» Эстонии на тот же трудодень выплачивалось 1кг 830г зерна и 1 руб 50 коп деньгами. В Таджикистане – 2кг 40г зерна и 10 руб 05 коп. (Как говорится – почувствуйте разницу). В том же году была увеличена оплата труда на уборке хлопка. Сборщики хлопка могли получать (в ценах 1960года и до Гайдара) за день до 15 рублей, механизаторы 50-100 руб. Опытная прядильщица текстильного комбината «5-ый Октябрь» (сейчас «Струнинская Мануфактура) получала 80-85 руб, ткачиха 100-110руб. Средняя зарплата по стране в 1964 была 90 руб ( в 1964 году эта цифра впервые была сообщена). Так кому же жилось лучше? Кто кого кормил?

Во всём мире картофель стоит почти столько же, сколько и цитрусовые. В Италии цены на картофель в 2 раза выше цен на цитрусовые. В Финляндии, где цитрусовые вообще не растут они дороже в 2-3 раза. Только в СССР, где росли и цитрусовые, и картофель разница в ценах 20-30 кратная (картофель стоил 15коп/кг, лимоны – 3,5 руб/кг) Могли при таких условиях, при такой ценовой госполитике русские и белорусские крестьяне, выращивающие картофель, жить как те, кто выращивает лимоны? Тонна тюменской нефти покупалась за 40 руб, т.е. за 10 кг лимонов или грузинских мандаринов. Так кому же …? Кто кого…? Утверждения лидеров национальных элит времён перестройки о том, что Россия и русские 100 с лишним лет жили за их счёт, не соответствовали действительности нигде, а уж меньше всего в Средней Азии. Никакие поставки хлопка, каракуля, шёлка, нефти и газа из Средней Азии не возмещали затрат на строительство городов, портов на Каспии, плотин, мостов, железных дорог, прокладку каналов. Такова была плата за империю, за культурную экспансию — а это то, что останется, — таково было бремя белого человека (По Киплингу). Так ведь и Франция тоже оставила в Африке и Юго-Восточной Азии города и дороги, и Голландия — на Яве и Суматре, и Англия — во множестве мест. Но эти метрополии в отличие от России обогатились вполне серьёзно. Интересен пример Тувы. В 20 – 40-е годы Тува, экономически и политически явно завися от Советского Союза, формально сохраняла независимость. На картах мира крохотный Кызыл обозначали такой же жирной точкой, как и Москву, Берлин, Париж... В годы Великой Отечественной обязательного призыва из Тувы не проводилось, подданные Тувы шли на фронт добровольно; население собирало деньги на строительство танков, слало солдатам мясо, валенки. Официально Тува вступила в состав СССР в 1944 году, на двадцать с лишним лет позже всех остальных республик. Сейчас эта республика, где неуютно, мягко говоря, русским да и соседям в Красноярском крае.Во всём мире картофель стоит почти столько же, сколько и цитрусовые. В Италии цены на картофель в 2 раза выше цен на цитрусовые. В Финляндии, где цитрусовые вообще не растут они дороже в 2-3 раза. Только в СССР, где росли и цитрусовые, и картофель разница в ценах 20-30 кратная (картофель стоил 15коп/кг, лимоны – 3,5 руб/кг) Могли при таких условиях, при такой ценовой госполитике русские и белорусские крестьяне, выращивающие картофель, жить как те, кто выращивает лимоны? Тонна тюменской нефти покупалась за 40 руб, т.е. за 10 кг лимонов или грузинских мандаринов. Так кому же …? Кто кого…? Утверждения лидеров национальных элит времён перестройки о том, что Россия и русские 100 с лишним лет жили за их счёт, не соответствовали действительности нигде, а уж меньше всего в Средней Азии. Никакие поставки хлопка, каракуля, шёлка, нефти и газа из Средней Азии не возмещали затрат на строительство городов, портов на Каспии, плотин, мостов, железных дорог, прокладку каналов. Такова была плата за империю, за культурную экспансию — а это то, что останется, — таково было бремя белого человека (По Киплингу). Так ведь и Франция тоже оставила в Африке и Юго-Восточной Азии города и дороги, и Голландия — на Яве и Суматре, и Англия — во множестве мест. Но эти метрополии в отличие от России обогатились вполне серьёзно.

Интересен пример Тувы. В 20 – 40-е годы Тува, экономически и политически явно завися от Советского Союза, формально сохраняла независимость. На картах мира крохотный Кызыл обозначали такой же жирной точкой, как и Москву, Берлин, Париж... В годы Великой Отечественной обязательного призыва из Тувы не проводилось, подданные Тувы шли на фронт добровольно; население собирало деньги на строительство танков, слало солдатам мясо, валенки. Официально Тува вступила в состав СССР в 1944 году, на двадцать с лишним лет позже всех остальных республик. Сейчас эта республика, где неуютно, мягко говоря, русским да и соседям в Красноярском крае.

Появились черты нового фактического неравенства и в показателях развития культуры республик. По данным переписи 1979 года среди республик отличающихся низкими (ниже общесоюзного) показателями обеспеченности занятого населения специалистами высшей квалификации, оказались русские, белорусы и прибалты, которые до революции были самыми грамотными. Среди народов имеющих наивысшие соответствующие показатели оказались народы Закавказья и Средней Азии (о цене дипломов и научных степеней речь не идёт), которые были до революции почти сплошь неграмотными. Самое тяжёлое положение в области культуры сложилось в регионах России: Западно-Сибирском, Восточно-Сибирском, Уральском, Волго-Вятском, Центрально-Чернозёмном, Поволжском. Появились национальные перекосы в подготовке научных кадров (следует постоянно помнить, что республики и автономии имели квоты на поступления в ВУЗы и на подготовку научных кадров и этими квотами пользовались в большинстве «блатные» дети).

В 1973 году среди научных работников СССР самые низкие показатели имели русские и белорусы, у них процент лиц, имеющих научную степень наименьший. На 100 научных работников имелось аспирантов среди русских 9,7 чел. белорусов - 13,4; туркмен - 26,2; киргизов - 23,8. Эта тенденция сохранялась до распада СССР. Не лучше обстояло и с научными учреждениями. Достаточно сказать , что к началу 90-х годов научных учреждений в расчёте на душу населения в России было в 2 раза меньше, чем в среднем по союзным республикам. Кандидатов и докторов наук (без Москвы и Ленинграда, где были общегосударственные научные центры) в 1,3 раза меньше, чем в братских союзных республиках. Положение с академиками и того было хуже, их здесь было в 5 раз меньше, чем в целом по стране. На начало 90 годов во всех союзных республиках, исключая Россию, удельный вес коренной (или как сейчас модно говорить – титульной) нации в составе студентов, аспирантов, научных работников, руководящих работников высших органов власти и управления стал выше, чем в составе населения, в то же время как в составе промышленных рабочих он, как правило был ниже.

( Отсюда, думаю, и пошли «народные мудрости» - «Пусть выполняет план Иван», «Каждый казах хочет видеть своего сына прокурором». Список читатели могут продолжить и это интересно тем, что в подобных пословицах и поговорках отражается СУТЬ народа). Перепись 1979 года зафиксировала, что процент лиц с высшим образованием у таджиков, проживающих на территории «своей» республики в 2 раза выше, чем у таджиков, проживающих в соседнем Узбекистане. Хотя там таджики также являются коренным населением. Тогда же зафиксировано, что в ВУЗах Казахстана, например, лица некоренной национальности имеют 10% студенческих мест, хотя они составляют 60% населения и более 80% рабочих. Позвольте привести ещё один показатель, если речь зашла о ВУЗах. К 1990 году на одного студента приходилось 4м2 и менее жилплощади в общежитиях СССР у 10% студентов; в России – 12.7%; Грузия – 2,3%; Туркмения – 7%; «оккупированная» Эстония – 0%; Украина – 1,3%; «оккупированная» Литва – 2,3%; Белоруссия – 19,2%, при норме 6м2 на студента. Более 10м2 площади на одного студента в общежитиях в Грузии имели 17,3% студентов, в Армении – 38%, в Литве – 11,6%; в Украине – 6%, В России – 5,2%; в Белоруссии – 0,3%. (Т.к. многие жили в общагах и знают тесноту не понаслышке, то сразу даю ссылку на «Сборник статистических материалов 1990год»). Выводы не трудно сделать. Вычислительную технику в это время имели в России- 93,4% ВУЗов; в Украине – 96,6%; в Белоруссии – 93,8%; Таджикистан – 100%; Эстония – 100%. (Источник тот же). Количество лиц ведущих паразитический и бродяжный образ жизни на 100тыс населения в 1988 году: РСФСР – 84, Казахстан – 95, Грузия – 153, Киргизия – 85. Эстония – 115, Белоруссия – 37, СССР – 78. (Очевидно это те, кто не занимался общественно полезным трудом). Кто же за счёт кого жил в СССР?

С позиций принципа социальной справедливости невозможно объяснить, что славянские республики, за счёт которых главным образом формировался союзный бюджет, имели среди горожан в 2 – 3 больший процент нуждающихся в получение или улучшение жилья, чем Узбекская ССР, бюджет которой сводился с помощью самых высоких дотаций. На январь 1987 года 23,2% российских семей нуждались в улучшение жилья, в Белоруссии – 31,6%, в Узбекистане – 11,8%.