Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

РАСПАД: Смысл "Майдана"

«Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ [весь вместе] громким [и сильным] голосом, и обрушилась [вся] стена [города] до своего основания…».

Когда алчность встречается с подлостью, и к ним присоединяется глупость, где-то совсем рядом начинают тихо звучать иерихонские трубы. Если вы внимательно вслушаетесь в тот какофонический шум, который вас непрерывно обволакивает круглые сутки на Украине, то обязательно различите в нём пока еще слабый звук тревожной мелодии, когда-то сокрушившей неприступные стены Иерихона.

Рано или поздно наступают времена, когда все дороги ведут к одним воротам, все песни заканчиваются одним словом, все помыслы устремляются к одной мысли, все нужды проявляются в одном желании. Сейчас Украина сжимается, и всё в ней ускоряясь, устремляется в одну точку. А когда плотность концентрации достигнет своего критического предела, взрыв станет неизбежным. Всё имеет своё начало и свой конец.

Делать серьёзные прогнозы с указанием точных дат сложно. Для этого нужно обладать достаточным объёмом необходимой информации. Поэтому назвать точную дату, когда процесс распада живых тканей Украины завершиться её фактическим разрушением, сейчас практически невозможно. Но… на данный момент можно сказать, что, скорее всего, 2009 год - последний год существования Украины в том социально-политическом и территориальном формате, в котором она существует с момента крушения СССР.

Мы приближаемся к финалу. Причём стремительно. Все процессы ускоряются, внутренние деструктивные факторы постепенно входят в резонанс с внешними.

Но тот, кто подумал, что спусковым механизмом разрушения страны стал мировой финансовый кризис, очередная «газовая война» с Россией или внутриполитическое противостояние, тот глубоко ошибается. Дело в том, что в саму конструкцию «Украины» был изначально вмонтирован механизм саморазрушения. И запущен он был не в январе этого года. И не осенью прошлого. Механизм саморазрушения Украины включили 31 октября 2004 года.


«Майдан»

К сожалению, мы не всегда понимаем глубинный смысл происходящих событий. Как правило, видим лишь их внешнюю оболочку. Именно поэтому 31 октября 2004 года войдёт в историю лишь как день выборов президента Украины, а не как начало её конца.

Странное тогда было время. Массами владела эйфория на грани паранойи. Все были предельно перевозбуждены, с энтузиазмом обсуждая детали политического противостояния. «Оранжевые» и «сине-белые» до хрипоты спорили о том, кто из них прав, чуть ли не с кулаками кидаясь друг на друга. Все уповали на выборы, как на решение всех накопившихся проблем. А тех, кто не был ни на чьей стороне и говорил о бессмысленности предстоящих выборов, оба противоборствующих лагеря энергично клеймили позором.

С тех времён в память глубоко врезалось смутное ощущение надвигающейся беды. Доводы разума усиливались однозначными знаками «метафизического» характера.

В СМИ тогда мелькнуло короткое сообщение о том, что над территорией Украины за три дня до президентских выборов произошло полное затмение луны (а перед ним, что интересно, Киев сотрясали подземные толчки). Затмение - весьма специфическое событие. Над страной взошла так называемая «Чёрная луна» - знак мёртвых богов, о которых теперь помнят немногие знатоки. У тех, кто знал значение этого природного явления и наблюдал в те дни за происходящим на Украине, возникло сильное чувство тревоги. «Чёрная луна» - предвестник очень большой беды. Как правило, после неё происходили разнообразные катаклизмы, войны, бедствия и гибель государств.

Кто-то посчитает затмение «Чёрной луны» совпадением, кто-то скажет, что это предрассудок, кто-то назовёт полным бредом... Возможно, они будут правы. Но… Это не первый визит «Чёрной луны» на Украину. Предыдущий раз подобное затмение произошло 24 апреля 1986 года, за два дня до Чернобыльской катастрофы…

Ну да Бог с ней, с «метафизикой». Для всех нас гораздо большее значение имеет «физика» «оранжевой революции», и всего того, что за ней последовало.

С одной, распространенной, точки зрения, «Майдан» стал местом, где украинский народ защитил своё право на выбор, демократические ценности, европейский путь развития и не позволил российской марионетке занять президентское кресло. С другой точки зрения, «Майдан» стал механизмом, при помощи которого спецслужбы США осуществили ненасильственный государственный переворот. В результате этого к власти был приведен человек, полностью контролируемый Вашингтоном для того, чтобы Украина стала американским протекторатом.

Третьей точки зрения для массового сознания не существует.

Но парадокс в том, что действительный, глубинный смысл-предназначение «оранжевой революции» заключён не в точке зрения её сторонников и не в точке зрения её противников. Сама реальность опровергла оба мнения. Сейчас только совершенно невменяемый человек может сказать, что «Майдан» дал народу право на выбор, демократические ценности и европейский путь развития. Точно так же неадекватно сейчас выглядит и мнение, что на данный момент Украина – американский протекторат. Несмотря на то, что украинский президент полностью зависим от США, Украину американцы контролировать не могут. Да, и Ющенко и Янукович опираются на определённые внешние силы, но, тем не менее, они всё-таки представляют собой самостоятельных игроков. Зависимых, но самостоятельных. К тому же они не способны (в силу объективных и субъективных причин) успешно играть роль проводников иностранного влияния на Украине. Украинские политики – пешки, которые никогда не смогут дойти до противоположного края шахматной доски. Они просто разнокалиберные игровые фигуры, не всегда правильно передвигаемые игроками в рамках большой геополитической игры.

Таким образом, можно сказать, что действительный смысл-предназначение «оранжевой революции» отражается ни в мотивах сторонников «Майдана», ни в мотивах его противников. Он заключается совершенно в ином.

Похоже, что пришло время о нём рассказать.

Вся эта история с «Майданом» началась на самом деле не в Киеве. Здесь она закончится. Она началась в Вашингтоне, а продолжилась в Москве. Начали её американцы, а закончат россияне.

Противники «оранжевой революции» правы в одном, «Майдан» это – продукт т.н. социального инжиниринга, американская технологическая разработка, хорошо себя зарекомендовавшая в странах Восточной Европы и СНГ. В течение нескольких лет Вашингтон, руками своих восточноевропейских наёмников, тщательно подготовил всё необходимое для этой «революции». И когда мощная ненависть народа к Кучме и его режиму была усилена и направлена в определённое русло американским специалистами, возник «Майдан». С одной стороны, как абсолютно народное явление, а с другой стороны, как продукт исключительно технологической разработки. Народной в феномене «Майдана» была ненависть, человеческая энергия, а иностранной – его организация, методы, направленность, цель.

Цель и смысл «Майдана» для народа заключался в его лозунгах. Но эти лозунги не имели никакого отношения к его действительному смыслу и цели. Все разговоры о «праве народа на выбор», «демократических ценностях», «европейском выборе» и прочем, представляли собой чистейшей воды пропаганду, которая стимулировала выброс энергии масс. Люди, участвовавшие в «оранжевой революции» были лишь средством для её организаторов. Действительно, большая часть людей (не считая организационного ядра - «наёмников», зарабатывавших деньги) шла на «Майдан» лишь по велению сердца, искренне веря в провозглашаемые с подиума лозунги. Однако цель и смысл организаторов «Майдана» заключались не в его лозунгах, не в народном протесте, а, прежде всего, в национальных интересах Соединённых Штатов Америки на постсоветском пространстве, и, конечно же, личной выгоде «оранжевых» вождей. Сейчас данные истины понимает подавляющее большинство украинских граждан. Но, даже это - не вся правда «Майдана».

Действительный смысл-предназначение «Майдана» был гораздо шире того, что в него закладывали не только простые граждане, но и организаторы с исполнителями. Смыслы американцев и «оранжевых» вождей были лишь его функциональными элементами, точно так же, как и пустые лозунги для народа. Ирония судьбы заключается в том, что «оранжевая революция» была ложью не только для простых граждан Украины, но и самообманом для американцев и их украинских марионеток из демократической оппозиции. Иначе говоря, действительный смысл «Майдана» изначально не совпадал со стратегическими задачами Соединённых Штатов, его задумавшими, и уж тем более с личными интересами «оранжевых» вождей, его осуществившими.

Искать изначальный, действительный смысл-предназначение «Майдана» необходимо в том, к чему он привёл Украину и каким образом изменил диспозиции главных геополитических игроков на постсоветском пространстве.


Обратная сторона «Майдана»

Когда произошло разрушение Союза, для трансформации УССР в полноценное государственное образование был необходим моральный, духовный, культурный, интеллектуальный и материальный потенциал. Если на момент 1991 года, бывшая УССР располагала достаточным материальными ресурсами, оставшимися ей в наследство от СССР, для того, чтобы стать самостоятельным государством, то морального, духовного, культурного и интеллектуального потенциала ей катастрофически не хватало. Иначе говоря, на территории бывшей УССР не было достаточного количества людей, чей личный масштаб был соизмерим с масштабом пятидесятимиллионной страны. Новое государство просто некому было создавать.

Фактически, в первые же годы своего «независимого» существования перед Украиной возникла проблема отсутствия настоящей культурообразующей и государствообразующей элиты. А без неё, создание новой страны на месте осколка советской империи было совершенно невозможно.

В этих условиях, Кучма просто произвёл консервацию доставшегося ему советского наследства. За время его правления УССР была трансформирована в гигантскую частную корпорацию «Украина» по эксплуатации местного населения и экспроприации материальных ценностей и ресурсов, оказавшихся на территории этой бывшей советской республики. Собственником этой корпорации стала украинская олигархия.

Данный бизнес-проект уникален. Он приносит своим владельцам колоссальную прибыль, не требуя при этом ни интеллектуальных, ни материальных инвестиций. По сути, вся история с независимостью так называемой «Украины», была нужна так называемой украинской «элите» для того, чтобы беспрепятственно, на законных, так сказать, основаниях грабить подконтрольную им территорию и эксплуатировать население. Иной причины возникновения «Украины» в 1991 году не было. Вся словоблудная риторика про «украйинськэ национальнэ видродження», являлась и является всего лишь идеологической ширмой частного бизнес-проекта под названием «нэзалэжна Украйина». Полный провал т.н. «национального видроджэння» это чётко доказывает.

Синтез олигархической и авторитарной систем позволили данному квазигосударственному образованию обрести высокую степень внутренней политической и экономической устойчивости. Как авторитарный правитель, Кучма имел возможность гасить периодически вспыхивающие конфликты между олигархическими группировками, а активным внешнеполитическим маневрированием выводить существующий режим из-под внешних ударов. При этом, та властная модель, которую он смог построить, стал прочной оболочкой, защищающей экономическую и политическую системы от внешнего проникновения. Вследствие этого, материальные богатства Украины и прикреплённое к её территории население оказались под полным, ничем неограниченным контролем местной олигархии.

Преодолеть эту защитную оболочку не могли даже США. На официальных встречах с западными друзьями представители украинской власти всегда подобострастно улыбались. В целом, они имитировали бурную деятельность в плане разнообразных демократических и экономических реформ, евроинтеграции и даже вступления в НАТО, но когда дело доходило до реальных действий, все усилия американцев вязли в болоте украинского равнодушия, инертности и недееспособности. Официальный Киев всегда и во всём на словах поддерживал Запад, кивал головой и соглашался, никогда не перечил, не заявлял особого мнения, но при этом игнорировал и саботировал любые начинания США и Европы. Для правящей украинской элиты внешняя политика всегда была лишь некой игрой в слова. Причём, ничего не стоящие слова, слова за которые не надо отвечать. С одной стороны, вассальная зависимость Украины от Соединённых Штатов была очевидна, а с другой, эта явная зависимость не давала американцам никаких геополитических дивидендов. Украинское «болото» гасило любые управленческие сигналы извне, страна оставалась сугубо «многовекторной» (т.е. фактически – безвекторной), режим Кучмы смотрел на Запад «широко закрытыми глазами», иногда вообще превращаясь в таящую в воздухе улыбку «чеширского кота».

В сложной внешнеполитической игре с постепенно крепнущей Россией, данная ситуация стала для Вашингтона абсолютно неприемлемой. На постсоветском пространстве ему была необходима страна, потенциально способная стать альтернативным России центром силы и объединить вокруг себя часть стран СНГ для противостояния РФ. С точки зрения американских стратегов, эту роль могла сыграть лишь Украина. Поэтому задача взламывания её политического режима вошла в перечень приоритетов Белого дома. «Украина» должна была стать «открытым акционерным обществом», с большой долей американского «капитала».

«Майдан» самым блестящим образом взломал украинский политический режим. Передача государственной власти от Кучмы к Януковичу не состоялась. Создание механизма политической приемственности было предотвращено. На волне массовых протестов, к власти пришли «оранжевые» вожди. Со стороны казалось, что произошла перезагрузка всей системы государственной власти. Однако, на самом деле, попытка перезагрузки системы запустила механизм её разрушения. Тогда это не понимали ни те, кто организовывал «оранжевую революцию», ни те, кто её осуществлял, ни те, против кого она была направлена. Но в этом как раз и заключается главный смысл и предназначение «Майдана». Он стал спусковым механизмом интенсивного разрушения Украины.

Дело в том, что Украина, которую мы знаем, была и остается детищем Советского Союза. Если основа её «надстройки» - идеология украинства, представляет собой старое польско-австрийское идейное наследство, приспособленное под советскую доктрину и сбережённое галицийцами, то её «базис» - социально-политическая и экономическая системы, являются сугубо советскими, и гарантировать их сохранность на какой-то срок могла лишь бывшая малороссийская партийно-хозяйственная номенклатура УССР.

В глазах носителей идеологии украинства (как правило, галичан), бывшие советские чиновники-малороссы, окопавшиеся в местных и центральных органах власти, представляли собой серьезное препятствие на пути окончательного торжества идеологии украинского национализма. На словах они поддерживали украинство, а на деле относились к нему равнодушно и даже с определённой опаской. Их традиционный консерватизм не позволял завершить строительство государства под лозунгом «Украина для украинцев» и поднять русофобию на уровень государственной политики. Кучма и его ближайшее окружение старательно балансировали между крайностями, стараясь сохранить «золотую середину» и равновесие сил. Это была вынужденная политика, так как любой перекос в ту или иную сторону не только лишил бы их власти, но и разрушил оберегаемую ими систему. Не зная как поступать, не понимая, каким образом можно реконструировать доставшуюся им имперскую провинцию, они предпочитали вообще ничего не делать, дабы своими действиями не ухудшить ситуацию, направляя все свои усилия на консервацию существующего положения вещей.

Однако подобная стратегия вела в глухой тупик. Она лишь замедляла деструктивные процессы распада страны и общества, растягивая агонию и оттягивая катастрофу. Остановить и уж тем более устранить же эти процессы бывшая советская партийно-хозяйственная номенклатура была не в состоянии.

Радикально настроенные вожди украинства и идущие за ними народные массы совершенно не понимали смысл действий власти, воспринимая её как «антинародный» режим и воплощение зла. По их мнению, именно бывшая советская номенклатура не позволяла украинству окончательно победить, а Украине войти в лоно Западной цивилизации. Гипотеза о том, что эти две стратегические цели по своей сути неосуществимы, даже не рассматривалась. Такое предположение вызывало лишь аффективную реакцию и воспринималось как украинофобия.

В конце 2004 года режим бывшей советской партийно-хозяйственной номенклатуры смела «оранжевая революция». К власти пришёл авангард украинства, сформировавшийся в эпоху позднего застоя и годы горбачёвской «перестройки». Фактически он представлял собой мальчиков на побегушках, персонажей, чьи личные качества никогда бы не позволили им подняться выше ролей третьего плана. В моральном, интеллектуальном и организационном плане эти люди представляли собой абсолютный ноль. Именно поэтому «оранжевая» власть - это власть бывших «шестёрок». Они никогда бы не смогли сесть в те руководящие кресла, в которые их занесла «революция», путём карьерного роста.

Сами того не понимая, эти революционные энтузиасты начали тотальный разгром государственных структур, доставшихся Украине в наследство от советской власти. Во власть мутным потоком хлынули ярко выраженные олигофрены с непомерными амбициями и жаждой обогащения. Уже через год после «Майдана» в органах государственного управления проявилась резкая нехватка не только профессионалов, но и просто здравомыслящих людей. «Оранжевый» режим не смог создать из Украины геополитический противовес России на постсоветском пространстве. Более того, внешнеполитический перекос привёл к дискредитации Украины на международной арене. В течение нескольких лет разложилась и погибла судебная система. Страна погрузилась в правовой «беспредел», граничащий с анархией. Две трети бизнеса ушло в «тень».