Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Проблема-2011: как избежать манипуляций?

Манипуляции с переписями населения поставлены вровень с депортацией этнических меньшинств и конфискацией имущества!

Недавно один крупный бизнесмен признался мне, что с нетерпением ждет 2010 г., после которого, по его мнению, в стране наступит некоторый период политической стабильности.

Мол, досрочные выборы в парламент состоятся в 2008—2009 гг., а президентские — в начале 2010-го. Поэтому-де с 2010-го по 2013—2014 гг. Украину не будут сотрясать предвыборные кампании, правительство (кто бы им ни руководил) отдохнет от популистских мер, а значит, для экономики наступит период роста и процветания.

На это надеются многие люди, которым надоели бесконечные политические дрязги.

Но эти ожидания вряд ли оправдаются.

Во-первых, я все-таки думаю, что местные выборы будут «отсоединены» от парламентских и состоятся, как и положено, весной 2011 г.

А во-вторых, в ноябре — декабре 2011 г. нас ждет еще одна кампания, о которой пока еще никто не говорит, о которой пока еще мало что известно, но принципиальное решение о ее проведении уже принято.

Я имею в виду Всеукраинскую перепись населения, назначенную недавним постановлением Кабмина на 2011 г. Мало кто обратил внимание на этот документ и практически никто еще не задался вопросом, как можно удержать это мероприятие в рамках статистического исследования. Мне почему-то кажется, что это сделать не удастся.

Перепись населения — почему это важно?

Эту тему ваш покорный слуга поднял на прошедшем только что грандиозном мероприятии под названием 2-й фестиваль «Великое русское слово». Напомню, что первый такой фестиваль успешно прошел в Крыму в 2007 г., собрав вместе филологов-русистов, политиков и политологов из России и Украины. Я как участник многих конференций и «круглых столов», проходивших в рамках нынешнего фестиваля, могу подтвердить: более масштабного мероприятия на эту тематику в нашей стране (а может быть, и в СНГ) еще не было. Различные мероприятия в рамках фестиваля прошли не только в Крыму, но и в Луганске и Донецке. В организации фестиваля впервые активное участие приняли местные советы юго-востока Украины. Десятки (а то и сотни) экспертов участвовали в серии «круглых столов», дискуссионных клубов, научных конференций, богословских чтениях. Сотни (если не тысячи) людей были задействованы в организации концертов, литературных чтений, выставок, которые посетили уж точно десятки тысяч зрителей — могу об этом судить хотя бы по заполненной набережной Ялты, где в течение нескольких дней проходили фестивальные концерты.

Не стану вдаваться в подробности всех мероприятий и решений, принятых в рамках столь масштабного проекта. Остановлюсь в первую очередь на означенной выше теме, которая во многом стала неожиданной даже для экспертов, работающих в области защиты русского языка и прав русскоязычных граждан Украины. Я обратил их внимание на то, что в подавляющем большинстве их выступлений, когда речь заходит о языковой ситуации, используются результаты Всеукраинской переписи 2001 г. Именно на основании таких переписей (и только на них) основываются многие расчеты, связанные с национальной и языковой политикой государства. Именно на итоги переписи ссылаются правозащитники, отстаивая права тех, кто использует в нашей стране тот или иной язык.

Думаю, читатели «2000» помнят, что прогрессивный законопроект «О языках», который разрабатывал Евгений Кушнарев и основные положения которого разбирались на страницах газеты, тоже напрямую привязывался к результатам переписей. Так, по замыслу Кушнарева, границы распространения региональных языков определялись в зависимости от доли языковых групп, проживающих на той или иной территории. Если некая языковая группа превышала 10% общей численности населения определенной местности, то язык этой группы автоматически получал все права регионального и подпадал под действие Европейской хартии региональных языков. Понятно, что в подавляющем большинстве регионов Украины при такой постановке вопроса русский язык становился бы региональным.

Но это — по результатам переписи 2001 г. А что будет после переписи 2011-го?

Именно ввиду важности регулярных переписей могу предположить, что вокруг следующей страстей будет больше, чем вокруг выборов. Причем страстей политических, выходящих далеко за рамки споров ученых-статистиков.

«Все русское мешает нам жить»


Я, конечно, надеюсь, что к ноябрю — декабрю 2011 г. Виктор Ющенко уже не будет президентом. Но все понимают, что к тому времени идеология радикального национализма, которую он столь активно и последовательно внедряет во все сферы государственной жизни, будет в значительной степени определять общественно-политическую жизнь всей страны, уж не говоря о западных ее регионах. Не секрет, что основная задача современного национализма — полная дерусификация Украины, создание моноэтничной нации.

Ограничусь двумя цитатами, принадлежащими людям, которые имеют непосредственное отношение к обоим правящим на данный момент блокам. Депутат Львовского облсовета (БЮТ) Ростислав Новоженец в интервью, опубликованном на сайте From-ua со ссылкой на журнал «Der Spiegel Профиль», сказал: «Вся украинская государственная политика должна быть направлена на отторжение всего русского. Все русское мешает нам жить. Только такую линию нужно гнуть и только такую политику нужно вести».

А вот слова из интервью «Столичным новостям» нардепа Ярослава Кендзьора (НУНС): «Нам нужно создавать национальное государство со всеми атрибутами мононациональности, где должен доминировать государственный украинский язык. Причем доминировать везде». Подчеркиваю, это — заявления не представителей маргинальных «Свобод» или «Тризубов», а депутатов разных уровней от БЮТ и НУНС.

Как, по-вашему, поведут себя эти политические деятели и силы, которые они представляют, в период переписи, когда у них появится возможность открыто и публично оказывать давление на жителей Украины, требуя от них «думать по-украински, говорить по-украински, ходить строем по-украински»? Вопрос риторический.

Манипуляция с переписью сродни депортации


А опыт манипуляций с результатами переписи у современной Украины уже есть. Я говорю о переписи 2001 г., отдельные результаты которой до сих пор малоизвестны широкой публике. Например, на сайте Госкомстата в свободном доступе находятся подробные результаты, касающиеся вопроса родного языка граждан. Тот, кто отвечал на вопросы переписи 2001-го, может вспомнить, что в разделе «Ваши языковые признаки», кроме вопроса о родном языке, были еще два: «Если Ваш родной язык не украинский, то укажите, владеете ли свободно украинским языком» и «Другой язык, которым Вы свободно владеете». Ответы на эти вопросы уж точно не афишируются. Потому что общие результаты переписи в этой сфере выглядят весьма странно.

Например, на сайте Госкомстата в таблице «Распространение украинского и русского языков» приводится — без указания конкретных цифр — поразительный график, свидетельствующий о том, что уровень свободного владения украинским языком в стране увеличился с 1989-го по 2001 г. примерно (конкретные цифры не приведены, потому сужу по приблизительному графику) с 80% до 95%. То есть практически все население Украины, согласно результатам переписи, свободно владеет украинским. А вот по-русски, оказывается, свободно говорят меньше 50% жителей Украины!

При этом, согласно переписи 2001 г., уровень свободного владения русским языком упал по сравнению с 1989 г. примерно на 15%! Как, объясните, пожалуйста, во Львовской и Тернопольской областях, к примеру, уровень свободного владения русским языком мог упасть с 60% в 1989 г. до 20% в 2001 г.? Забыли язык?! Разве эти данные не вызывают, мягко говоря, сомнения в их достоверности?

Чтобы убедиться в несоответствии этих цифр реальной языковой картине, обратимся к некоторым данным социсследований. Так, по данным всеукраинского опроса компании R&B Ukraine, проведенного в ноябре 2006 г., уровень владения украинским языком как свободный оценило 57% населения страны (согласитесь, это далеко не 95%), русским — 68%, а 14% жителей сказали, что они плохо владеют украинским языком или совсем не владеют им, русским — лишь 6%. Как объяснить столь резкое расхождение результатов переписи с реальной картиной? За 5 лет 40% жителей разучились свободно говорить по-украински?

Не последнюю роль в получении таких результатов сыграла сама постановка вопросов анкетного листа переписи, далекая от научного подхода. Например, в отличие от российской переписи 2002 г., где отвечавшим дали несколько вариантов для вопроса о языках, в Украине была предусмотрена лишь одна графа, как будто житель нашей страны не может, кроме родного болгарского или татарского, владеть еще русским, украинским и английским языками. Или, к примеру, где в этих трех вопросах учтены люди, заявившие, что их родным языком является украинский, но при этом они не свободно владеют им? То есть составители переписи записали в число свободно владеющих украинским языком всех, кто назвал его родным — вне зависимости от реального уровня его знания.

А как у нас «выламывали руки» опрашиваемым, с тем чтобы те записали своим родным языком украинский, я думаю, тоже многие помнят. Немало моих друзей, этнических украинцев, вспоминают, как интервьюеры настойчиво их уговаривали: «Ну, раз ваша национальность украинец, то вы обязаны родным языком записывать украинский». А ведь подобные уговоры — заведомая манипуляция результатами переписи.

Чтобы никто не сомневался в том, насколько серьезны последствия подобных манипуляций, сошлюсь на ст. 16 Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (ратифицирована Украиной в 1997 г.). Этот документ обязывает государства воздерживаться от мер, которые могут произвольным образом изменить соотношение населения в районах проживания представителей национальных меньшинств с целью ограничения прав этих меньшинств. Рекомендации о правах национальных меньшинств в области языка (выработаны крупнейшими европейскими экспертами в области национальной политики и практически официально распространяемые ОБСЕ), принятые в Осло, гласят: «Такие меры могут состоять из произвольных конфискаций, выселений, ссылок, так же, как и из произвольного изменения административных границ и манипуляций с переписью».

Манипуляции с переписями населения поставлены вровень с депортацией этнических меньшинств и конфискацией имущества!

«Родной язык» — язык матери или пятой графы?


Как же можно избежать этого преступления при подготовке к переписи 2011 г.? Как свести к минимуму влияние манипуляций и пропаганды в стиле «Думай по-украински» на, казалось бы, просто статистическое мероприятие? Для этого, как мне кажется, уже сейчас надо начать среди экспертов в области статистики, социологии, политологии, журналистов, правозащитников и всей общественности широкую дискуссию по содержанию анкет будущей переписи.

Надо обсудить очень спорный пункт, содержащий определение понятия «родной язык». На страницах «2000» уже дискутировали, могут ли у человека быть два и больше родных языков. Дискуссию необходимо продолжить. Для примера приведу результаты любопытного исследования, которое в 2007 г. провел небезызвестный Центр Разумкова. В отличие от анкеты Всеукраинской переписи социологи дали возможность указать родным не только русский или украинский язык, но и предложили альтернативу — «и украинский, и русский». Выяснилось, что украинский считают родным (учитывая и тех, кто назвал два языка) 72,9% населения, а русский — 47,2%. Обратите внимание, при возможности указать два родных языка русский называют уже не треть жителей Украины, как это было во время переписи 2001 г., а почти половина!

Но главная проблема в том, что в нашей стране в понятие «родной язык» каждый вкладывает самое различное значение. Потрясающие по своей глубине исследования по данному вопросу провел в мае 2007 г. Институт социологии НАН Украины. Он вскрыл значительные расхождения в отношении жителей Украины к этому понятию: 42% опрошенных под родным языком подразумевают «язык национальности, к которой я принадлежу», 23% — «язык, на котором говорили мои родители», 27% — «язык, на котором я думаю и могу свободно общаться». Обращаю ваше внимание на первую цифру. Только такой подход может породить фразу мэра столицы о том, что он обещает «вивчити рідну мову». В подавляющем большинстве развитых стран, где под родным языком (он же «материнский язык») все-таки подразумевается язык родителей, язык колыбельных и сказок, услышанных в детстве, язык семьи, эту фразу мэра никто бы не понял. У нас же ее понимает 42% населения.

Интересно, что подход к определению «родной язык» у нас резко отличается в зависимости от этнической принадлежности опрашиваемых. Языком национальности его назвали 57% этнических украинцев (с этим согласны лишь 30% русских), языком свободного общения — 53% русских (и лишь 25% украинцев), языком родителей — 40% крымских татар (и лишь по 13% русских и украинцев).

Доктор социологических наук Николай Шульга, анализируя эти цифры, пришел к однозначному выводу: «Постановка в анкете переписей населения вопроса: «Какой Ваш родной язык?» вряд ли служит надежным научным средством для выделения в обществе языковых групп, поскольку люди вкладывают в него разный смысл... Понятно, что построенная на таком ненадежном языковом диагнозе политика вряд ли будет эффективной и вряд ли будет способствовать консолидации общества».

Понимаю, что для многих такой вывод кажется странным. Слишком мы привыкли оперировать понятием «родной язык», которое, как мы видим, является скорее эмоциональным. Однако я не ратую за то, чтобы от этого понятия обязательно отказываться. Но это должно стать серьезной темой для дискуссий еще до того, как нам опять подсунут непрофессиональную анкету, искажающую истинное положение дел.

Сошлюсь на мировой опыт. Во многих странах мира определение «родной язык» («материнский язык») присутствует в анкетах и не вызывает особых разночтений. Но во многих странах сознательно ушли от этого определения. Соответственно, и мы могли бы обсудить различные варианты, используемые в тех или иных государствах.

Например, обратимся к опыту Австрии. Там в анкетах переписей предлагают указать свой «разговорный язык» с уточнением — «язык, на котором говорите дома». При этом австрийцы, отвечая на этот вопрос, могут указать сразу несколько языков. Этим языковой блок вопросов в переписи населения Австрии ограничивается. Примерно такой же вопрос («На каком языке вы говорите чаще всего дома?») задается в Канаде и Польше. В Венгрии спрашивают: «На каких языках Вы говорите с членами семьи или друзьями?»

Периодически подобные вопросы задают при проведении различных соцопросов (но, увы, не переписей) и в Украине. При возможности выбора нескольких языков результаты получаются примерно такими: 55—65% говорят в семье по-украински, 45—60% — по-русски. Согласно опросу фонда «Деминициативы», проведенному в июле 2007 г., на вопрос «На каком языке Вы общаетесь в семье?» 38,3% сказали «Только по-украински», 37,2% — «Только по-русски», 23,8% — «По-разному, в зависимости от обстоятельств». То есть своим повседневным, бытовым языком назвали русский и украинский примерно по половине населения. При том, что — согласно этому же опросу — 61,5% назвали своим родным украинский язык.

Есть еще один подход — спрашивать, на каком языке люди думают. В Швейцарии основной вопрос из «лингвистической» серии звучит так: «На каком языке вы думаете и знаете лучше всего?» (с одним вариантом ответа). При этом есть дополнительный вопрос: «На каком языке вы говорите регулярно» (с несколькими возможными ответами).

Именно к такому подходу склоняется профессор Николай Шульга. В проведенном Институтом социологии в 2007 г. исследовании на вопрос о языке, на котором жители думают в повседневной жизни, 38% ответили, что исключительно или преимущественно на украинском, 46% — на русском, а еще 16% сказали: «на смешанном языке, в котором употребляются как украинские, так и русские слова» (то есть на суржике).

Думаю, многие со мной согласятся: ответы на эти вопросы дают более четкую картину языковой ситуации в нашей стране и не имеют дополнительных трактовок.

Рука помощи от СНГ


Как видите, вариантов более четкого, более научного подхода к переписи населения, чем это было у нас в 2001 г., достаточно. Но с анализом опыта демократических стран и проведением широкой общественной дискуссии нужно спешить — чтобы уже сейчас повлиять на содержание пробных анкет, которые, согласно постановлению Кабмина, должны быть запущены уже в 2009 г. От них во многом зависит и содержание анкет 2011 г.

Украине стоит всерьез изучить и опыт постсоветских республик, где к вопросам очередной переписи подошли весьма основательно. Во многих из них уже выработаны пробные анкеты и на полном ходу идет дискуссия об их содержании. Мало кто обратил внимание на то, что Украине в этом смысле уже протянута рука помощи: ей давно предложено в рамках СНГ обсудить все спорные вопросы переписей, которые ООН рекомендовала провести в период до 2010 г. включительно, и даже выработать единую — в рамках Содружества — анкету переписи, что в значительной степени облегчило бы работу украинских экспертов.

Мало того, вроде бы Украина приняла эту руку дружбы. 28 ноября 2006 г. в Минске на саммите глав государств СНГ Виктор Ющенко подписал от имени нашей страны документ под названием «Решение о проведении переписей населения раунда 2010 года в государствах — участниках Содружества Независимых Государств». Президент Ющенко гарантировал, что Украина наравне с другими государствами СНГ будет вырабатывать «единую методологическую основу» предстоящей переписи. Но в недавнем постановлении правительства Украины нет ни слова о согласовании анкет нашей переписи с соседями по СНГ и даже о консультациях с ними.

А консультации ведутся очень активно. Уже состоялось несколько заседаний Координационного совета по проведению переписей населения 2010 г. в государствах СНГ. Кстати, именно из материалов заседаний этой структуры стало известно, что перепись в Украине планируется именно на ноябрь — декабрь 2011 г. (в документах для внутреннего украинского пользования, включая решение Кабмина, указан лишь год, а не месяцы). Надо сказать, что Украина в значительной степени выбилась из общего графика, назначив свою перепись позже всех. Основная часть республик Содружества намерена закончить переписи, как это и рекомендует ООН, к 2010 г.