Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Преданья старины глубокой

А во стольнем городе во Киеве.

А во стольнем городе во Киеве
А у ласкового князя Владимира
А было пированьё-стол, почестён пир,
А про многих хрестьян, про русских бояров
А про тех же про русских богатырей.
(Василий Казимирович и Добрыня)


Былины -- "одно из самых замечательных явлений русской народной словесности". В них живость описания, картины ушедшего быта, элементы исторической достоверности. Образы былин вдохновили русских художников (Васнецов, Репин), поэтов (Державин, Херасков), композиторов (Римский-Корсаков, Аренский) -- историки Татищев и Карамзин. Не нашлось только своего Ленрота, чтобы подобно ему, создателю "Калевалы" из народных песен, соединить былины в единый эпос.

Зато научная полемика вокруг былин нередко переходили в идеологическую грызню, где под час мошеннически использована подмена сюжета и формы.

1. Слово "былина" ввел в оборот фольклорист и этнограф И. П. Сахаров (1807-1863), взяв его из "Слова о полку Игореве". В народном быту, у сказителей (сказателей) былины известны как старины или страринки, что уже само по себе говорит, если не о древности самих былин, то о древности былинных сюжетов.

Поиски былин, их записи, первые опыты изучения идут от начала 17-го века. К началу 20 века найдены, записаны, опубликованы почти 400 былин только Киевского цикла.

Литература по былинам огромна, но по коренным вопросам -- место, время, этническая среда, их рождения, классификация мнения исследователей расходятся. К сожалению, новая и новейшая литература по изучению былин в наших библиотеках отсутствует: исследователю остается довольствоваться материалами, к тому же и не столь уж обширными, 80-х -- начало 90-х годов прошлого века.

С былинами Новгородского цикла все же легче. Они недвусмысленно говорят сами за себя. Очевидна их привязка к Новгородской земле, ее природе, быту новгородцев дней его независимости. Они чуть ли не документально передают быт новгородцев.

Эти былины (или былинные сюжеты) появляются, как полагают, в11-12 вв. в Новгороде и новгородцы разносят по Русскому Северу. Здесь в глуши, среди сравнительно этнически однородного населения сложились идеальные условия сохранения былин (или былинных сюжетов) среди людей, обладающих врожденной поэтичностью спокойных, добродушных, уверенных в себе.

Но иначе думают об этом Марьяна и Зоряна Лановик (Львов, 2000). Из героев былин Новгородского цикла их внимание привлек один лишь Василий Буслаев, в поступках которого они увидели "відображення російської ментальності".

Васька Буслаєв -- хулиганистый малый. Семи лет от роду он похаживает по городу и "шуточки пошучивает:

Кого хватит он за руку,
Руку рвет из плеча он вон;
Кого хватит он за ногу,
Ногу рвет из ходилов (!) вон;
Кого хватит за головешку,
Головой вертит, будто пуговицей..."

Известно тем не менее, в том числе Марьяне с Зоряной, что героями Новгородских былин был не один Буслаев. Был еще и Садко, отважный мореплаватель, предприимчивый купец, искусный гусляр. Была чуть ли не всеобщая грамотность, высокая высокое строительное искусство. Это и есть "відображення російської (новгородской)ментальності". А облик Буслаєва - это в конечном счете шутка, гротеск, нетто в духе Ф. Рабле: может ли мальчик семи лет вырвать ногу из ходала (!) здорового мужика?

Так сегодня начинают игры играть вокруг былин.

2. Больше проблем ставит история и жизнь былин Киевского цикла. Беспредметный, а следовательно безрезультатный поиск былин в украинской литературе и фольклоре с лихвой перекрывается нагромождением конструкций с идеологической окраской. Как раньше, так, тем более, теперь...

Былины намеренно отрывали от украинской культуры -- обосновать первозданную непорочность и отдалить от культуры великороссов (М. Драгоманов, П. Житецкий) или, наоборот, называли их украинским эпосом (М. Грушевский и его последователи нашего времени). При этом яростным нападкам подвергался М. Погодин, который задался одним простым вопросом почему былины о стольном граде Киеве сохранились в чужой Московии, но никак не на территории Украины?

Ответ прост -- создатели и хранители былин после татарского нашествия ушли на север, где былины нашли вторую родину. В опустелые места пришли люди иной культуры. Чуждые давней традиции. Это простое и наглядное доказательство того, что Киев колыбель трех государств. Но многих современных историков весьма беспокоит, что как ни крути, а у нас с Москвой общие корни.

М. Плисецкий (1963г.) указывает: "...доказательств генетической связи дум с былинами не найдено...жанры можно сравнивать, но...не употреблять". Между тем, здесь как и во многих подобных случаях причина противоречия попросту в смещении понятий сюжет и форма былины. Былины, рожденные на юге в соответствующей обстановке на новой родине -- на Русском Севере -- приобрели иную форму. И в этой форме становятся нам известными. Таким образом, сюжет не может объяснить, почему былины не известны на их родине. Сюжет не может быть доказательством и по другой причине сходные сюжеты могут быть обнаружены в эпосах народов, отдаленным временем и пространством. К тому же известны и "бродячие сюжеты". К примеру, знаменитые сюжеты "Калилы и Димны" от хинду перешли к арабам, от арабов к византийским грекам, от них к великороссам...

Другое дело -- форма. И здесь очевидно -- былинная форма в украинской литературе и фольклоре неизвестна. Нет необходимости сопоставлять формы (не говоря о сюжете) былины и думы.

Это подметил и наш знаменитый композитор Н. Лысенко: былинная форма и былинные сюжеты у кобзарей неизвестны, дума отличается во всей славянщине...

С этим не хотят смириться (а может быть этого и не знают) уже знакомые нам М. и З. М. и З. Лановик. В составленном ими пособии для студентов (!) они сообщают: былины были "Першим і найдавнішим жанром героїчного епосу українського народу", а "російські вчені", "радянські вчені і фольклористи намагалися довести, ніби билини є виклично російським епосом".

Так Марьяна и Зоряна "подправили" отнюдь не однозначную в изучении былин русских и советских ученых и фольклористов. А по сути дела оказались среди тех, которые бездумно или намеренно подменили сюжет и форму.

В украинской литературе и фольклоре есть сюжеты, близкие былинным. Такие сюжеты могут быть отголосками сведений о былинах, приходить из привезенных книг, от переселенцев. Случайно ли, такие публикации не сопровождают поясняющие сведения. К примеру, в 1907 году во Львове издана брошюра "Билина про Іллю Муромця і його славні подвиги". Перед нами только текст с особенностями "галичанского наречия" без пояснений и комментариев.

Плисецкий М. делает попытку связать казацкую думу с былиной о Садко, но тут же делает оговорку, сводящую попытку к нулю: сходство сюжета (не форма!) представляются не связанными с генезисом этих произведений (с.427).

В этой связи необходимо вернуться к Погодину. Он известный историк и журналист, оставил знаменитый след в русской историографии. В частности, он консультировал Л. Толстого при написании им "Войны и мира".

Здесь нас интересует взгляд Погодина на миграцию населения Киевской Руси на русский Север. У этого взгляда появились сторонники и противники, но по-настоящему передвижения этнических групп по территории нынешней Украины не опроверг. Признавал ее и М. Грушевский.

Миграции, смешение этнических групп имели место на рубеже 1 и 2 тысячелетия нашей эры. (о более ранних говорить здесь не будем) "В лето 6532 (1024)приде Мстислав ис Тьмутаракана...седь на стол Чернигове". Он привел с собой и расселил козаров и касогов (черкесов). Не отсюда ли известное обозначение "Черкассы"?

"С самого 13 в -- читаем в "Киевской Старине" (т. 12, 1898) -- ни одно из исторических событий не вызывала такого громадного передвижения населения на территории Южной Руси как эпоха Богдана Хмельницкого. Это поистине великое переселение народов... С Волыни и Червонной Руси (Закарпатье) в Днепровскую, Донскую, Бужскую Украину... (появление) разнообразных чужеземных этнографических (этнических) примесей, накопившихся веками в составе этого населения..." (с.79). Здесь мы видим полное подтверждение взглядов М. Погодина.

В наше время одним из ярых противников Погодина является О. Субтельный. И это уже служит коственным подтверждением того, что бережно выстроенная им версия будто Московия это всего-лишь какие-то недоразвитые финно-угорские племена, была подрублена одним вопросом, а куда деть былины?

Пан О. Субтельный из Канады признает массовые миграции в Евразийской степи, начиная с трипольцев, но опровергает соответствующее утверждение Погодина. Такой двойственный подход в оценках выдает направленность его книги.

Косвенную поддержку Погодина находим в "Історії української культури" (1994 год): "...пісні лицарського, героїчного характеру, що їх названо билинами... В Україні не збереглися. Але хоч в Україні їх нема, творцем їх був український народ" (с 190 ст.). Это витиеватое утверждение вызывает ряд вопросов: можно ли называть былины рыцарскими, кто их назвал былинами, когда, как и почему они исчезли и чем обосновать право украинского народа быть их творцом?

Если Марьяна и Зоряна Лановик дали себе труд заглянуть в словари, они надо полагать изъяли раздел о былинах из своего творения. В само деле, классический украинский языка, составленный Гринченко (1907г) слово "былина" не содержит. Нет такого слова в интересующем нас здесь значении в этимологическом словаре (982г.). В большом толковом словаре современного украинского языка (2003г.)былина обозначена как старорусская героическая песня. Песня -- не былина. Нет упоминания былины в украинской мифологии (2002г.). Нет и в словаре синонимов украинского языка (2001г.)...

Более того, если Марьяна с Зоряной обратятся к М. Грушевскому, но не на купюрах, а в его "Истории украинской литературы, они обнаружат обескураживающие их выводы.

М. Грушевский оппонент М. Погодина, но по сути дела полностью его поддерживает. "Пізніший буйний розвиток народної пісні сильно приглумив сі старі останки... Про те дещо намацати можна" (т.1, с.119).

Что же удалось Ему "намацать"? М. Грушевський полностью признает миграции... степові навали, що руйнували чорно-морське розселення і насувалася... на Київ (т 1, с.101); "Перед усім (!-С. О.) кидається в очі той факт, що все що заховалось від нас, заховалось головне поза Україною...було виведене з України тими емігрантами (! - С. О.), які йшли шукати словійніших і ситніших пристановищ під час бур, що спадали на Україну... тут, на Україні сильно знищили культурне життя і культурну спадщину старої Русі в передових століттях"... на півночі заховались українькі твори головне з 11 віку...На півночі...твори знаходили адептів (т.2, с.5-6).

Так все-таки прав Погодин!

Семен Авербух