Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Потерянное десятилетие-контуры новейшей политической и экономической истории Украины (Арнольд Гугель, Владимир Гринёв), Киев, 2002 г.

Пока настоящая книга готовилась к изданию, события в Украине и в мире развивались своим чередом и некоторые из них заслуживают специального внимания, лишний раз подтверждая обоснованность сделанных в книге выводов и предостережений.

Поэтому мы посчитали целесообразным в качестве некого послесловия коснуться некоторых новых фактов и явлений, произошедших после окончания работы над книгой в период ее подготовки к изданию, и прокомментировать их, высказав относительно них некоторые свои соображения.

Прежде всего следует обратить внимание на сохраняющуюся тенденцию начавшегся в 2000 г. роста объемов производства и ВВП, природу которого мы уже имели случай обсудить в 12-й главе при подведении итогов последних лет эволюции украинской экономики.

Еще раз подчеркнем, что сам по себе этот рост, будучи весьма значительным только в процентном исчислении по отношению к крайне низкому базовому уровню, отнюдь не может рассматриваться как сколько-нибудь заметный шаг в сторону устранения в обозримом будущем последствий произошедшей в прошедшее десятилетие социально-экономической катастрофы, а тем более в сторону радикального оздоровления и обновления украинской экономики. Тем не менее, возникновение этой явно позитивной тенденции внушает серьезный оптимизм в том смысле, что осознание ее причин и обстоятельств проявления могло бы стать хорошей предпосылкой для "протрезвления" в экономическом руководстве и пересмотра экономической политики с тем, что бы, во-первых, не допустить нового "отката", а, во-вторых, что бы создать условия для последующего радикального социально-экономического оздоровления.

Действительно, как мы неоднократно подчеркивали, экономике, находящейся в условиях глубокого спада, т. е. характеризующейся значительными резервами призводственных мощностей, противопоказана жесткая монетарная политика и, напротив, для начала экономического роста необходимо всемерно увеличить платежеспособный спрос, т. е. затраты на продукцию отечественного производства. В данном случае толчек к этому был дан предыдущим заметным обесцениванием гривни, что произошло в силу объективных обстоятельств вопреки проводившейся "стабилизационной" политике. Именно это расширило, с одной стороны, экспорт, главным образом черных металлов и сырья, на долю которых приходится основной прирост производства и ВВП, а, с другой, заметно потеснило импортные товары, главным образом, массового спроса, что расширило внутренний рынок для отечественной легкой и пищевой промышленности.

Этот эффект был усилен также и тем, что, вопреки официально утверждаемой доктрине "финансовой стабилизации", в 2000 г. имело место заметное, (на 44%), увеличение денежной массы, что, в частности способствовало погашению задолженности по заработной плате и социальным платежам и, в свою очередь, расширило платежеспосбный спрос. Заметим, что при этом впервые за все прошедшее десятилетие превышение темпа прироста денежной массы по отношению к темпам инфляции материализовалось в приросте реального ВВП и, таким образом, наглядно продемонстриовало тот самый эффект безинфляционного расширения экономической активности, характерный для экономики, находящейся в условиях глубокого спада, который давно и хорошо известен экономистам, но которому почему-то все последние годы столь упорно препятствовали режиссеры "стабилизационной" политики.

Заметим также, что указанные вольные или невольные проявления здравого смысла, обусловившие начало экономического роста, вызвали известное "недовольство" МВФ, что повлекло "заминку" в очередных кредитных инъекциях и, в свою очередь, способствовало оздоровительной, в данном случае, девальвации национальной валюты, а заодно и некоторому сокращению внешнего долга Украины.

Напомним, что все эти соображения мы уже имели случай высказать в 12-й главе. Вернуться же к этой теме мы посчитали необходимым потому, что в последнее время в оценке указанных позитивных тенденций проявились некоторые настораживающие симптомы.

Во-первых, вновь на высших уровнях экономического руководства можно услышать утверждения о необходимости сохранения приоритетов жесткой монетарной политики, в частности, навязчивые идеи относительно бездефицитного бюджета. При этом, как и раньше, явно переоценивается значение умеренного дефицита в качестве потенциального генератора инфляции и недооценивается его роль в активизации экономики, находящейся в состоянии глубокого спада. Снова на фоне банальных утверждений о желательности поддержания стабильности гривни ощущается тенденция искусственного завышения ее долларового курса, т.е. отставания его от темпов инфляции, не говоря уже о том, что сама инфляция до сих пор рассматривается исключительно как проявление факторов, лежащих в монетарной сфере, а не в сфере реального производства. Снова можно услышать "восторги" от новой фазы "благосклонности" МВФ и новых кредитных инъекций.

Все это создает потенциальную угрозу начавшемуся экономическому росту, оказывая негативное влияние на
экспорт и сужая внутренний рынок для отечественной помышленности.

Иными словами, создается впечатление, что из прошлого не извлекаются необходимые уроки и не делаются необходимые выводы. Хотелось бы думать, что это впечатление обманчиво и руководители нашей экономики сумеют все же использовать возникшие в ней позитивные тенденции для того, что бы обеспечить их необратимость и обозначить, таким образом, начало нового экономического курса.

И вторым настораживающим обстоятельством является создание атмосферы некой эйфории по поводу факта экономического роста. Между тем, осознание указанных выше причин и обстоятельств его возникновения должно акцентировать внимание на том, что сама природа отмеченного экономического роста придает ему временный характер, поскольку речь идет пока лишь об активизации имеющихся и, как бы, "лежащих на поверхности", резервов производственных мощностей.

Как мы неоднократно отмечали, уход от догм проводившейся монетарной политики, сняв искусственно создававшиеся ею препятствия, позволил в какой-то мере привести в действие эти резервы за счет расширения платежеспособного спроса на отечественную продукцию, несколько улучшив ситуацию с оборотным капиталом предприятий. Но эти резервы, естественно, очень скоро будут исчерпаны, так что сам нынешний экономический рост следует рассматривать, в лучшем случае, лишь как начало некого "нулевого цикла" в создании "конструкции" подлинно растущей и развивающейся украинской экономики. За этим должно последовать радикальное расширение уже основного капитала экономики, материализованное в глубокой реструктуризации, реконструкции и обновлении ее производственого потенциала, т. е. широкомасштабный приток производительных инвестиций, по меньшей мере на порядок больший, чем то, что сегодня имеет место в украинской экономике.

Можно согласиться с утверждениями наших "твердокаменных" монетаристов относительно того, что для этого нужна "стабильная валюта". Но, стабильность национальной валюты отнюдь не достигается искусственным поддержанием ее курса, а обусловлена именно общим экономическим здоровьем.

Так что приток столь необходимых инвестиций связан прежде всего с тем самым новым экономическим курсом, черты которого мы неоднократно обсуждали в этой книге, и который включает в себя и радикальное снижение налогов, чему, между прочим, на первых шагах препятствует продолжающаяся политика "бездефицитного и профицитного" бюджета, и радикальный пересмотр концепции приватизации, пока еще осталось что пересматривать, и устранение экономически абсурдной ситуации в энергетике, и принципально новую политику доходов и многое другое.

Оставаясь оптимистами, будем надеяться, что все эти соображения найдут отражение в реальной эконмической политике и рассматривавшиеся выше признаки экономического роста в действительности обозначат начало новой экономической истории для Украины,

Среди политических событий, происходивших в последнее время в Украине, внимание привлекают события первых месяцев 2001 года, связанные с т. н. "кассетным скандалом" и бурной активностью некой "оппозиции", пытавшейся "сотворить себе кумира" в лице бывшего вице-премьера Ю. Тимошенка и тогдашнего премьра В. Ющенко.

Сразу же заметим, что сам по себе "скандал" и то, насколько подлинными или сфабрикованными были записи приписываемых Президенту разговоров, обнародованные сбежавшим в США неким бывшим офицером спецслужб, естественно, интереса не представляют, поскольку во всех случаях они бесспорно были организованы заранее в качестве инструмента дестабилизации верхних эшелонов политической власти и оказания политического давления на Президента.

Столь же очевидно, что трагический факт гибели журналиста, мрачные детали, связанные с так до конца и не выясненными обстоятельствами его исчезновения и расследования этого преступления, также не могут рассматриваться в качестве некого самостоятельного повода, а тем более причины "всплеска" активности "оппозиции", и независимо от того, что произошло в действительности, этот факт является лишь фрагментом, цинично и весьма неуклюже "вмонтированным" в тот же упомянутый сценарий политической дестабилизации.
Разумеется, никто не сомневается в том, что состояние украинских средств массовой информации и степень независимости журналистского корпуса от властей пока бесконечно далеки от западных стандартов, но столь же очевидно, что данный трагический эпизод не имеет к этому прямого отношения, а пристальное внимание к нему со стороны западных средств массовой информации лишь подтверждает неоднократно высказыавшиеся нами соображения о явно избирательном характере интереса Запада к проблемам прав человека в Украине.

Поэтому весь "политический кризис" и сопровождавшая его имитация "широкого фронта оппозиции" путем провоцирования массовых уличных беспорядков в Киеве с явно не удавшимися попытками распространить их на другие города Украины, представляют собой интерес с совершенно иной стороны, а именно постольку, поскольку весьма полно характеризуют образ мыслей и "стиль" поведения в слоях политической "элиты", уровень ее политической ответственности, (или безответственности), а также видимую даже невооруженным глазом зависимость происходящих политических спектаклей от зарубежных режиссеров.

Прежде всего эти события полностью подтвердили выводы об искусственном характере т. н. структуризации парламента и формировании некого парламентского большинства, призванных имитировать западные формы многопартийного парламентаризма. Действительно, определить политический облик того, что называло себя "оппозицией" было невозможно, и наиболее точно его можно было охарактеризовать словами популярной в начале прошлого века песенки: "Левая, правая где сторона? Улица, улица, ты, брат, пьяна".

В данном случае Президент был совершенно прав, когда утверждал, что никакой "оппозиции" в действительности не существует и поэтому совершенно непонятно с кем и о чем можно вести "политический диалог". И дело не только в том, что "оппозиция" не имела каких-либо структур или лидеров, уполномоченных выражать ее позицию, а в том, что никакой осмысленной позиции у нее и не существовало в принципе.

Можно согласиться с тем, что Президент и его действия, (или бездействие), вызывают не очень много симпатий в народе и в различных политических кругах, но в данном случае "оппозиция" если и пользовалась популярными в народе антипрезидентскими настроениями, то явно в каких-то "темных" целях, поскольку было совершенно непонятным, в т.ч. и самой "оппозиции", какая именно сторона политики Президента ее не устраивает, тем более, что многие ее самые шумные "отряды" еще недавно столь же шумно выражали поддержку действующему Президенту, во имя чего она с таким усердием добивается его отставки, кого она видит в качестве приемника и какую политику он при этом должен проводить в отличие от сегодняшней политики.

Так что само возникновение такого рода "оппозиции" дискредитрует политический облик Украины в еще большей степени, чем сама власть, пдчеркивая, что все политические "баталии" в украинских эшелонах власти носят иррациональный характер и происходят отнюдь не вокруг различий идей, программ действий и лидеров, выражающих какие-либо принципиальные позиции, а вокруг персоналий, ничего не отражающих, кроме симпатий или антипатий, близости или отдаленности тех или иных политических и т. н. "деловых кругов". В данном случае речь шла именно о столкновении кругов, группирующихся по принципу "за" или "против" Ю. Тимошенко.

Характерным для нынешней политической и экономической действительнсти в Украине трагикомическим обстоятельством является то, что обе враждующие стороны, выдвигая против своих "оппонентов" те или иные обвинения в коррупции и в отстаивании интересов "олигархии", оказываются абсолютно правы, но никто не сомневается в том, что в каждом конкретном случае ими менее вего движет стремлеие защитить интересы государства, а не свои собственные.

В рассматриваемом здесь контексте не столь важно, что оказывалось первичным и что вторичным в попытках оппозиции героизировать Ю. Тимошенко и превратить ее в украинскую Жанну д'Арк, борющуюся с олигархией и Президентом - желание "оппозиции" воспользоваться подходящей "яркой фигурой" для повышения своей популярности, в т.ч. накануне предстоящих парламентских выборов, либо, напротив, стремление играющей "ва-банк" и борющейся уже за собственную "юридическую безопасность" Ю. Тимошенко увеличить свой собственный "политический вес", согласившись играть роль "знамени оппозиции".

Между прочим, такого же рода вопрос возникает и в отношении политического "сватовства" "опозиции" вообще и т. н. "национал-демократов", в частности, сначала к действующему, а затем бывшему премьеру, хотя, справедливости ради, следует подчеркнуть, что политические амбиции последнего, если они и имеют место, то они отнюдь не связаны с какими-либо видимыми обстоятельствами и интересами коммерческоо характера.
Так что интерес во всем этом представляет сам факт подобного "сватовства", который столь ярко характеризует нравы и уродливый облик политического "бомонда" сегодняшней Украины и действительную цену некоторым т. н. политическим партиям.

Вторым важным с нашей точки зрения обстоятельством, связанным с этими событиями является почти не скрываемое "присутстсвие" в них западных политических кругов, (или спецслужб), и очевидная моральная поддержка с их стороны пресловутой "оппозиции". И тот факт, что демократический Запад не стеснялся занимать такую позицию, "не замечая", что "ударную силу" этих "демократических кругов" представляли, между прочим, столь одиозные националистические группировки как УНА-УНСО, как нельзя лучше подтверждает высказанные нами ранее соображения о "двойных стандартах" в западной политике, о быстрой деинтеллектуализации ее авторов и утрате западными политиками морального права играть роль защитнтков демократических ценностей.

Одновременно стоит добавить, что и сами упомянутые претенденты на роль, "знамени оппозиции", видимо, также отнюдь не стесняются того, что в их поддержку высказыаются самые оголтелые националистические группировки и это не мешает им считать самих себя политиками демократического направления.

Известный интерес представляет и тот факт, что как сама "оппозиция", так и "сочувствующие" ей западные СМИ, усиленно поддерживают популярный в некоторых кругах миф о называемых ими потенциальных лидерах, как о неких "молодых реформаторах", якобы стремящихся к радикальным рыночным реформам и встречающих сопротивление со стороны как "левых", так и со стороны "олигархов" и консервативных кругов в околопрезидентской номенклатуре.

В действительности же, правительство В. Ющенко, впрочем как и все предыдущие, отюдь не обнаружило заметных признаков готовности и способности к радикальному изменению осуществляемой экономической политики, не говоря уже о том, что сам бывший премьер, будучи перед этим руководителем Нацбанка, с нашей точки зрения, изрядно "скомпрометировал" себя своим "монетаристским усердием", принесшим экономике Украины непоправимый ущерб, чему мы ранее уделили достаточное внимание.

Вместе с тем, справедливости ради, необходимо заметить, что столь же не основательными, с нашей точки зрения, являлись и обвинения его правительства со стороны парламентского большинства, когда это большинство искало аргументы, обосновывающие отставку премьера. Такого рода обвинения можно было с одинаковым успехом адресовать любому правительству и данное было нисколько не лучше и не хуже всех остальных, тем более, что, если хорошо подумать, то с точки зрения выработки экономической стратегии от правительства, в наших условиях, вообще не так уж много зависит.

Так что столь шумные события, как бурная активность антипрезидентской "оппозиции", затронули самые различные аспекты политического бытия нынешней Украины, но при этом лишь подчеркнули, что подчиняется это "бытие" чисто субъективным, личностным факторам борьбы за власть ради власти, и практически не связано с реальной жизнью и реальными интересами общества.

Другие события, на которых мы считаем полезным остановиться, происходили далеко от Украины и касаются геополитической ситуации, которой в книге уделено заметное внимание.

Прежде всего, речь идет о событиях в Македонии, на которую перенесли свою агрессивную активность албанские боевики, пользующиеся в Косово фактическим покровительством НАТО. К сожалению все происходит в точном соответствии с много раз звучавшими, в т.ч. детально рассмотренными нами в 3-й части книги, предупреждениями о последствиях бездумной политики НАТО в Косово, которое все более явственно превращается в анклав агрессивного национализма, а его носители, албанские боевики, в ту самую категорию людей, для которых война и терроризм становятся образом жизни.

Скачать - "Потерянное десятилетие-контуры новейшей политической и экономической истории Украины"