Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Постмодернизм как психиатрический диагноз

Беседа Евгения Гуцула с главврачем Львовской психиатрической больницы Александром Фильцем о социальных причинах роста психических заболеваний.

— Среди ваших инноваций имеется и такая форма работы, как ежегодное проведение дней в поддержку пациентов психбольницы. Пару лет назад во время очередной такой акции Вы провозгласили... смерть постмодернизму. С чего вдруг? И почему именно психиатры сделали такую заявку?


— Я отвечу, но сначала скажите, пожалуйста, почему вас заинтересовал именно этот момент?

— Постмодернизм в искусстве, в частности — в литературе, меня просто достал! Скажем, их литературные «произведения» — это беспринципное напихивание в так называемый текст всякой, часто неосознанной, чуши. Адепты этого направления (методом его не назовешь) претендует на какие-то революционные прорывы в чем-то большом, будучи не в состоянии справиться с малым, касающимся ремесла. Отсутствие школы, умения, техники, владения материалом выдают за творческий авангард.

«Митці» что-то там ваяют, совершенно не беспокоясь о публике.

Этим «донорам» даже в голову не приходит, что у реципиента может быть совершенно иной жизненный опыт, к которому неприменимы аналогичные «творческие» выводы.

— Примерно такие настроения мы обнаруживаем в разговорах с нашими пациентами...

— Спасибо!

— Не за что! Разница между нашими пациентами и вами — в сферах, где был испытан отрицательный эффект постмодернизма. Вас он достал в искусстве, а наших пациентов — в самой жизни. Ведь что такое постмодернизм в более широком измерении? Проще говоря, это отрицание старых ценностей, тем более — строгой ценностной иерархии. Т. е., постмодернизм является периодом отсутствия ценностей и принципов, в том числе и порядка в чем бы то ни было. Вообще-то, согласно одной из господствующих точек зрения в современной философии для истории характерно чередование периодов модернизма и постмодернизма: на смену устаревшим ценностям приходит период поиска новых. Эти термины могут иметь более универсальное значение.

И все бы с постмодернизмом нашего периода было нормально, если бы он, критикуя «устаревшие эпохи», искал новые ценности. А ведь он взял и сам себя задекларировал как отдельное направление, как ценность ради себя, тем самым де-факто отказавшись от создания новых конструктивных концептов. Потому что критика не может быть конструктивной — она направлена на то, чтобы поставить что-либо под сомнение. Поэтому постмодернизм, думаю, попал в собственную ловушку. Призвав к полному релятивизму всех возможных стилей и ценностей, свелся к мешанине, к новой эклектике, к фиксации хаоса. А бесконечный хаос раздражает людей.

И психотерапия с психоанализом дают возможность обнаружить масштаб подобных настроений среди населения, поскольку мы много говорим с людьми разных возрастных и социальных категорий, которые приходят к нам со своими переживаниями. Особый дискомфорт от постмодернизма в жизни испытывает молодежь. И мы, проанализировав эти переживания, три года назад во время акции «Мир без ценностей» заявили, что человечество подошло к пределу своего хаоса. И это нами было сделано как раз на пороге экономического кризиса в Украине. Кризис-то и стал очень хорошим подтверждением того, что постмодернистское время заканчивается, и что настал черед новых взаимоотношений.

Украина — порождение постмодернизма. Как государство она возникла в период расцвета постмодернизма. И она неизбежно на подсознательном уровне вобрала в себя все черты постмодернизма. Т. е., отсутствие концепции, ценностей, порядка, принципов. Украина — просто-напросто квинтэссенция постмодернизма в государственном выражении! Украина является образом того, к чему другие страны еще не дошли. И у нас все пороки видны особенно отчетливо. Поэтому, думаю, и рецепты нового устройства удобнее всего искать у нас. И я даже позволю себе такую шутку: если Украина найдет выход из этой ситуации, то, возможно, это будет рецептом для многих других стран.
«Каким государство вообще является и для чего оно?!»

— Ничего, думаю, как профессиональный психотерапевт вы справитесь. К тому же вы не просто психотерапевт — вы председатель Украинского союза психотерапевтов! Если исходить из организационного опыта всеукраинских объединений в других сферах деятельности, то УСП также должен бы возглавлять кто-то из киевлян. Ведь, скажем, Союз писателей или Союз журналистов возглавляют люди из столицы. Как-то так принято, что все главное сосредоточено именно там... Весь более-менее серьезный шоу-бизнес сконцентрировался в Киеве. А психотерапевтов почему-то возглавляете вы, львовянин.

— Слава Богу, психотерапия — не шоу-бизнес! И почему я должен считать, что в Киеве все круто?! Если уж на то пошло, Киев был просто бледной тенью того, что делалось в Москве! Всегда! Он и доныне остался таким как минимум для меня. И, поверьте, у меня имеются основания для таких заявлений! Ординатуру, аспирантуру и докторантуру я закончил в Москве. Я работал в Институте психиатрии Академии медицинских наук СССР. Это был рафинированный клинический институт, своего рода психиатрическая касталия. Помните, в романе Германа Гессе «Игра в бисер» была такая касталия? Там можно было много чего почерпнуть. Этот институт разрабатывал методологии. Позже я изучал психоанализ в Вене — был почти последним обитателем Музея Зигмунда Фройда: жил в гостевой квартире при этом музее.

В 1990 г. мне посчастливилось оказаться в числе организаторов Европейской ассоциации психотерапевтов, с 2005-го по 2007 год — ее президентом. (Там ротационный принцип: каждый президент — 2 года.) Эта ассоциация объединяет психотерапевтов всех стран Европейского Союза, плюс России, Украины, Беларуси. Вообще ЕАП — структура, которая возникла и развивается в рамках ЕС. Она своей целью имеет объединение квалификационных и стандартных требований к обучению и функционированию психотерапии во всей Европе. Это ассоциация, которая работает с Европарламентом для введения единого сертификата во всех странах (и в Украине мы уже имеем евросертификат), которая вырабатывает единые стандарты функционирования психотерапии в Европе. Имеются и другие ассоциации — их очень много. Но эта является зонтичной — она объединяет другие ассоциации для наработки общей стратегии.

По моей инициативе при ЕАП создана группа по изучению теоретических и культуральных основ функционирования психотерапии. По моей инициативе организовали научный комитет в ЕАП. Я являюсь руководителем тех подразделений.

В Европе никого не интересует, почему там какая-то ассоциация учредилась в Страсбурге или Шенгене, или еще где-то — безразлично: где определенные люди имеются, где они хотят что-то сделать, там и делают. Украинскую ассоциацию психотерапевтов нужно было сделать, так мы ее в 1996 г. и сделали, без особой руководящей и направляющей роли Киева! Почему в Украине все обязательно должно делаться под патронатом Киева?! Почему инициатива не может исходить из Шепетовки?! Какая разница? УАП, кстати, действительный член ЕАП.

А то, что Киев и впрямь считает, что периферия ничего в Украине не значит, это, скорее, беда Киева, нежели периферии. Беда потому, что нет никакого диалога между столицей и остальными. А в Киеве живет вся периферия, которая туда едет, чтобы не ощущать себя таковой. И мое отношение к киевской жизни достаточно сложное, поскольку я считаю, что Киев на сегодняшний день является наименее идентичным городом. Если сравнить Киев, скажем, с Сумами или с Донецком, так там люди хотя бы знают, где они живут и почему. Они — локальные патриоты.

— Столицы всегда были скопищем народа из провинций...

— Москва — тоже столица. Тем не менее Москва — очень идентичный город. Пусть имперский! Но там люди себя четко позиционируют. А в Киеве что?! Столицей какого государства они себя там ощущают? Каким то государство вообще является и для чего оно? Когда мне говорят что-то подобное о Киеве и остальных городах, я рекомендую: «Съездите в Москву и посмотрите, как Киев выглядит с перспективы Москвы, которую он пытается копировать!». И говорю я это, не намекая на обстоятельства, связанные с политикой или с национальностью. Просто Киеву как столице пора уже определяться в этом мире — период постмодернизма себя исчерпал.

Источник: http://2000.net.ua/2000/aspekty/psikhologija/70926