Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Плохиш (Медведев) против Кибальчиша (Лукашенко) - конфликт идеологический!

Конфликт Кремля с Лукашенко так горяч, потому что это — конфликт идеологический. Сам факт соседства с социальным государством посягает на систему ценностей правящего класса РФ. Как наглядный пример, что и в постсоветском мире можно честнее распределять доходы.

Все, что происходит между Минском и Москвой – прямое продолжение расстрела Белого дома, годовщину которого мы впопыхах проскочили сегодня. Противостояние уходит корнями в самое сердце мировой неолиберальной политики последних 40 лет, в ее солнечное сплетение. Не все имеют мужество и желание осознать, что это — конфликт между двумя взаимоисключающими способами присвоения унаследованной от СССР сырьевой ренты.


В РФ правящий класс конвертирует ее в икру для своих приватных канапе, остальные или грызут вечно дорожающий сухарь, или обречены бежать от призрака старческой нищеты в беличьем колесе, пока есть силы работать. В Белоруссии скудное масло размазывается по хлебу относительно ровным слоем. Вот, собственно, и все, причины вторичны. Отсылки к благоденствию белорусской верхушки не работают: это все равно, что сравнивать дачу товарища Пельше с яхтами Абрамовича.

Этот конфликт не случайно разгорелся на заре нулевых. Безоглядная щедрость Ельцина к подельникам по распилу Союза объяснялась не столько его барством, сколько общим праздником грабежа: заполучив «сундук мертвеца», пираты всегда сначала осыпают друг друга золотом, а потом начинают считать.

Мы не знаем и вряд ли узнаем, что именно говорили Лукашенко преемники Ельцина перед предложением «вступать в состав РФ семью областями». Но, зная реалии России, можно предположить, что звучало это примерно так: «Да брось ты тащить социалку, сами выгребут. Продавай нефтянку и калийные удобрения, войдешь в долю». Лукашенко отказался – и понеслось.

Почему отказался? Говорят, он слишком любит власть. Похоже на то. Однако у господ Рахмона, Каримова и сбежавшего в Минск Бакиева властолюбие обернулось совсем другим социальным результатом. Что ж, видимо, иного способа оставаться сувереном, кроме как «тащить социалку», у Лукашенко нет.

О, да, он делает это за счет Газпрома-Роснефти. Корпоративное государство Россия искренне возмущено вынужденной необходимостью спонсировать социальное государство Белоруссия. Но телезрителям в РФ вряд ли стоит страдать о недополученных прибылях элиты. Что бы нам ни говорили, Газпром и Роснефть — это не «мы». Если монополии сорвут с белорусов искомое, с «нами» они не поделятся, и переход на «европейские тарифы внутри РФ» неминуем. Нам говорят об этом открытым текстом, и это надо четко понимать.

По сути, все, что мы сегодня наблюдаем, это конфликт Плохиша с Кибальчишем — если оставаться в системе ценностей Гайдара-дедушки. А она, знаете ли, не так уж плоха. По крайней мере, в ней есть такое понятие, как справедливость. Глобальный масскульт делает вид, что ее нет и никогда не было. Хиты постмодерна замешаны на моральном релятивизме, на совокуплении добра со злом, которые так и норовят наставить нам рога в ближайших кустах. Так у нас отбивают иммунитет к несправедливости и, кажется, вообще к какой бы то ни было честной игре.

Но вопреки всему этому добро и зло существуют. Мне лично сдается, что добро – это хлеб с маслом для многих, а не мегаяхты для некоторых. И никакие личные достоинства избранных не затмевают простого факта: белорусской элите зачем-то нужны люди, а российской – только деньги.

Виктор Ядуха

Росбалт. ру