Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

О Русском вопросе в современной России

Русский вопрос - главный в судьбе России. Леонид Ивашов.

Русским людям в России живется очень плохо с «Октябрьской катастрофы» 1917 года, устроенной разноязыкой шантрапой, именовавшей себя «интернационалистами», и пьяной матросней Балтийского флота. Уже почти век русским вдалбливают в головы, что они всем должны помогать, отказывая в необходимом себе и своим детям. А даже попытка жить иначе – есть, якобы, проявление «русского фашизма». Правители вспоминают про необходимость уважать «коренную нацию» лишь в минуты, когда им самим приходится туго.

Корреспондент английской газеты «Санди Таймс» Александр Верт в книге «Россия в войне 1941-1945 годов» отметил: до перелома в Сталинградской битве во всех речах советских руководителей и всей официальной пропаганде воспевался исключительно русский патриотизм. И только когда стало ясно – пусть с чудовищными жертвами, а войну выигрываем – появился «советский патриотизм».

После октябрьских событий 1993 года в Европе и за океаном много болтают про «подъем русского фашизма», не давая себе труда задуматься, что как раз мировой фашизм и душит Россию. Ибо трудно себе представить в какой-нибудь Франции парламент, который бы возглавлял алжирец, а заместителем у него был бы тунисец. А у нас был такой парламент. Но его приказал расстрелять из пушек крайне редко бывавший трезвым (по наблюдениям его охранников!) «джинн из свердловской бутылки».

Лет около десяти назад на Старой Площади в Москве, уж неведомо по чьей блажи, занялись, наконец, подготовкой аналитических материалов по «русской проблеме». Подготовленные материалы (к нам попала малая их часть!) свидетельствовали не только о вымирании русских, как этноса, но и о сознательном провоцировании бунта самого мирного и терпеливого на Земле народа. Не всем обитателям руководящих кабинетов нравилось читать неприятную правду. «Русскую тему» прикрыли. Аналитикам сказали:
«Дальше сем ЭТИМ(!), будет заниматься ФСБ, а вы займитесь казачеством! Русских нет, а есть казаки, поморы, эрзи, мокша, чуди, меряне, мешеры, марийцы, муромы, буртасы и т. д.».

Приняв, как аксиому, утверждение, что мол «Умом Россию не понять!», «государственные мужи» ее и не пытаются понимать. Живут, под собою не чуя страны. До недавнего времени жили очень неплохо. Но когда «национальный пирог» съеживается буквально на глазах, а за пределами государственной границы «олигархов» сплошь некоренной национальности как считали ворьем, так и считают – следовало бы перечитать справки по «русскому вопросу», часть из которых волей судеб попала в наше распоряжение.

Вильям Шекспир в трагедии «Генрих IV» давал потомкам неглупый совет: «Есть в жизни всех людей порядок общий, таящий объясненье прошлых дней. Его поняв, легко почти наверно предсказывать течение событий».

Все народности, представленные в России, имеют в Москве свои мощные «культурные автономии», получающие финансовую поддержку госбюджета. Нет «культурной автономии» только у русских. Как когда-то в составе КПСС отсутствовала Компартия России. В ряде субъектов Федерации действуют региональные национально-культурные автономии русских или субэтнических групп русского народа. Но все это держится лишь на энтузиазме отдельных героев. В Государственной Думе провалили одну за другой несколько попыток принять Закон «О русском народе» или хотя бы вставить раздел о судьбе русских в законопроект «О государственной национальной политике». Неудивительно, что организации русских националистов являются неотъемлемой частью политической системы современной России, занимая в ней все более важное место.

(Составлено по материалам официальных аналитических обзоров 2002-2006гг.)

В отличие от национальных организаций других народов России, занятых, главным образом, проблемами сохранения своей культурной самобытности, русские организации, как правило, изначально создавались для решения политических задач. Это отличие обусловлено, одной стороны, претензией на то, чтобы выступать от имени государствообразующего народа, с другой – самоощущением русскими своей ответственности за судьбу страны. В своих программных документах эти организации отражают проблемы, волнующие русский народ, его самосознание, самочувствие и его отношение к важнейшим вопросам внутренней и внешней политики, отстаивания национальных интересов. В то же время они не скрывают, что, находясь в оппозиции к существующему политическому курсу, ставят перед собой задачу всеобъемлющего преобразования общества и, в большинстве случаев, конституционного строя. Принципиальный отказ власти от конструктивного диалога с такими организациями и движениями толкает их на путь радикализации, поскольку их лидеры понимают, что осуществить свои программные цели парламентскими методами им не удастся.

По результатам последней переписи населения русское население Российской Федерации насчитывает 116 млн. человек, что составляет почти 80% численности населения страны. Доля русских в потоке иммигрантов в Россию постепенно падала и с 76% в 1993г. дошла до 55% в 2000году, оставаясь на уровне до 60% в последующие годы. Зато уезжают из России русские все возрастающими темпами. Их 41% из 70-75 тыс. ежегодно отъезжающих. Каждый пятый эмигрант имеет высшее образование (из них в Израиль едет 30%, в США – более 40%). Количество российских, т.е. в абсолютном большинстве русских специалистов в области высоких технологий, работающих в США, оценивается более чем в 130 тыс. чел, а в Германии – 50 тыс. чел. Внутри страны русские интенсивно покидают территории за Уралом, перемещаясь в центральные регионы страны. Особенно быстро пустеют Север и Дальний Восток, где общая убыль от миграции только за 1995-2001гг. составила почти 470 тыс. чел. Русских все более активно выдавливают с территории их традиционного проживания «малые» народности.

Приезжие нарушают не только законы, но и традиции, обычаи, устоявшиеся нормы поведения той местности, куда они приехали (из выступления И.А. Казакова, председателя Комитета Совета Федерации по делам Федерации и региональной политике 18.04.2003г.). Только азербайджанцев проживает в русских регионах РФ легально и нелегально 3 млн. Китайцев по разным оценкам, от 2 до 5 млн., а к 2010г. прогнозируется цифра в 8-10 млн., чеченцев – 700 тыс., киргизов, афганцев и таджиков – по 500 тыс. Список можно продолжать долго, но, главное, что все они приехали в русские города и села, не спрашивая на то разрешения коренного населения. Все это провоцирует русскую молодежь на экстремистские выступления, делая молодежные объединения все более и более радикальными. Меры полицейского характера, направленные против русских молодежных движений: «скинхедов», РНЕ и подобных ей организаций, в принципе не способны решить проблему экстремизма. Они лишь загоняют ее вглубь, временно создавая видимость контроля над ситуацией и способствуя консервации этнических конфликтов.

По мнению аналитиков МВД, ситуацию обостряет не столько миграция как таковая, а отсутствие у мигрантов желания жить по законам и обычаям новой родины, часто проявляющегося нарочитого пренебрежения к лицам коренного населения, т.е., в первую очередь к русским.

Единственный за весь прошлый век образованный премьер России Петр Столыпин, (он с отличием окончил физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета) однажды предложил Государю Императору высочайше запретить студентам Империи сочинение проектов переустройства государства, пока они не выучат русский язык. Один из агрессивных недоучек премьера застрелил. А болезнь «реформаторства» приняла форму необратимой патологии. И сегодня даже с самых высоких трибун мы то и дело слышим уголовную «феню», родившуюся как раз в еврейских местечках «черты оседлости».

Язык великого и героического народа, переживающего национальную катастрофу, сегодня в такой же тяжелой ситуации, что и его носители. Он испытывает агрессивное воздействие извне, подвергается ускоренной насильственной «варваризации» (научный термин) с помощью телевидения, радио и печатных СМИ, массовой культуры и, особенно, всех видов рекламы, через воздействие американизированного английского языка, вплоть до замены кириллицы латиницей, как средства «вписывания» в мировую цивилизацию. Одновременно, начиная с начала 90-х гг. сократилось и количество часов на изучение русского языка и литературы в школьной программе. К тому же некоторая часть носителей русского языка в настоящее время исповедует утилитарный, узко собственнический прагматизм – «русский язык не нужен бизнесу» и готова принести в жертву своим интересам всех остальных.

На протяжении 90-х годов ежегодно наш язык «обогащался» приблизительно тремястами заимствованиями. Однако с такими вторжениями наш язык сталкивается не впервые. Он уже пережил активное онемечивание, затем – «офранцуживание». Выжил! Устоял!

Известен исторический факт, когда в 1910 году Сорбонна выписала из Воронежской губернии Российской империи профессора Льва Щербу, чтобы ставить чистое французское произношение будущим учительницам французского языка. А теперь мы вынуждены бороться уже с вульгарной «энглизацией» родной речи.

Словесный мусор из США приживается, к счастью, только в области информатики, коммерции и банковского дела. За пределами этого можно назвать еще лишь десяток терминов, поддерживаемых молодежной средой и электронными СМИ. Но до тех пор пока государство не определит своего отношения к государственному языку и не поможет ему – ситуация будет оставаться кризисной.

Как и русский язык, практически все организации русских националистов лишены государственной поддержки. Они чаще всего находятся на нелегальном или полулегальном (без регистрации) положении. Столкнувшись с запретительной практикой государственных органов, русские националисты изменили свою стратегию и тактику. В первую очередь это проявилось в стремлении к объединению. В октябре 2000г. в Москве прошла учредительная конференция новой общественно-политической организации «Русское возрождение». На конференции присутствовали делегаты из 48 субъектов Российской Федерации, представлявших как региональные структуры (бывших) крупных организаций типа РНЕ, НБП, так и мелкие местные группы. Таким образом, новое движение с самого начала стало общероссийским. В то время численность нового Движения, по приблизительным подсчетам, составляла около 10 тыс. чел. На учредительной конференции были сформулированы стратегические цели и тактические задачи Движения. В том числе:

- консолидация разрозненных общественных организаций любых направлений (культурных, научных, спортивных, военно-патриотических, неформальных деловых и экономических объединений), всех общественно-политических сил национальной ориентации);

- включение Движения в «публичную политику», через сотрудничество с политическими партиями, имеющими право участвовать в выборах на федеральном и региональном уровнях;

- широкое взаимодействие с федеральной и региональной властью – от личного общения с не коррумпированными чиновниками до поддержки честных кандидатов на федеральных, региональных и муниципальных выборах;

- эффективная пропаганда русской национальной идеологии, базовых ценностей русской цивилизации;

- содействие самоорганизации русского народа в борьбе за национальное возрождение и социальную справедливость.

Такая тактика политической борьбы была продиктована общественно-политической ситуацией в стране. Закон «О политических партиях», принятый Госдумой РФ в 2000 году, запрещал регистрацию политических партий, декларирующих защиту национальных интересов русского народа. Поэтому русские национальные организации могли участвовать в выборах представительной власти только через зарегистрированные Минюстом России политические партии с «общечеловеческой» идеологией. В 2000-2003гг. был принят ряд нормативных актов по борьбе с политическим экстремизмом. Этими актами любые действия по защите интересов и социальных прав русского народа могли быть объявлены проявлениями экстремизма, и стать основанием для запрета деятельности политической партии, которая бы себе «слишком много позволила». Поэтому Центральный Совет «Русского Возрождения» рекомендовал участникам Движения принимать участие в организации политических партий, занимать должности в госаппарате, вести пропаганду своих идей по месту работы и проживания.

Первоначально основу нового движения составили части расколовшейся и утратившей лидирующее положение праворадикальной партии Русское национальное единство (РНЕ). В настоящее время РНЕ вышла из кризиса, но утратила былое лидерство. Наряду с этим известным политическим брендом, а также «Союзом реалистов» Н.Б. Жуковой, Народно-Национальной партией А.К. Иванова-Сухаревского в «Русское Возрождение» входят такие незарегистрированные организации «Союз русского народа», «Объединенное казачье войско», «Действие», «Русская освободительная армия», «Союз ветеранов» (войн в горячих точках), «Ассоциация боевых искусств» и другие. Их представителем на легальном уровне должна стать «Партия защиты Российской Конституции», проходящая в настоящее время регистрацию.

Важным аспектом деятельности «Русского Возрождения» является взаимодействие с РПЦ, священнослужителями и мирянами. В то же время руководство Движения критически относится к верхним эшелонам иерархии РПЦ.

Конфиденциальная информация и материалы аналитического характера направлялись руководством Движения в соответствующие государственные органы. Некоторые из материалов помогли в борьбе с террористическими и антигосударственными организациями. Выполняя программные установки Движения, его руководство активно ищет союзников, расширяя контакты и устанавливая отношения с самыми разными госструктурами и общественными организациями: Центр стратегических исследований Генштаба, Центр информационных технологий, Русское математическое общество, Русское историческое общество и т.д.

Укрепляется влияние на молодежь, через помощь в ее самоорганизации и программировании деятельности неформальных молодежных организаций. Есть основания полагать, что часть молодежи, охваченная теми или иными организационными формами, лишь часть «айсберга», абсолютно неведомого властям. Например, в ближнем Подмосковье трудно найти поселение городского типа, где бы не существовали ячейки какой-либо националистической организации, часто слабо связанные с руководством партии, но весьма авторитетные в местной молодежной среде.

Другим крупным и относительно дееспособным объединением русских националистов является не прошедший регистрации на последних выборах блок, возглавляемый Национально-Державной партией России, запрещенной в 2003г. Минюстом России (руководители – А. Севастьянов и Б. Миронов (вышел), С. Терехов). Туда входят также Русский общенациональный союз (И. Артемьев), Движение против нелегальной эмиграции (А. Белов), Союз «Спас» (В. Давиденко) и Союз славянских общин.

Все эти организации характеризуются детально разработанной сходной в общих чертах идеологией, определенным влиянием в массах русского народа, в первую очередь в молодежной среде, наличием постоянных контактов на уровне руководящего звена, а отчасти и взаимодействием. Почти все они тогда поддержали избирательную кампанию блока «Родина», что и способствовало его успеху.

Отмечен начавшийся в последние год переход все большей части молодежных левых и леворадикальных движений на национал-патриотические позиции, что нашло отражение в заявлении «Союза коммунистической молодежи» «Об опасности фашизма в молодежном левом движении» (Газета «Русский вестник»№7 за 2005г.).

Казачество. В различных публикациях зачастую можно встретить раздельное упоминание русских и казаков. Между тем хорошо известно, что российское казачество – это совокупность субэтносов (в XX столетии их официально зафиксировано 11) русского народа. Небольшие группы казаков других национальностей картины не меняют. В российском законодательстве казачество определено как «особая этнокультурная общность». Такую формулировку можно принять с той оговоркой, что последние 15 лет казачество развивается, скорее как этносоциальная общность, или конгломерат политизированных общественных объединений, отстаивающих, в первую очередь, социальные права потомков казачества.

Результаты последней переписи населения, будто бы выявившие наличие 140 тыс. представителей народа «казаки» в стране (равно, как и 6 тыс. «поморов»), в действительности лишь подтвердили наличие здравого смысла у подавляющего большинства представителей казачества, не выводящего себя, в целом, за рамки русского народа. Большинство же экспертов оценивают численность граждан, идентифицирующих себя потомками казаков, в 3-5 млн. человек. Актив казачьих организаций по стране (в силу определенной жизненной позиции их-то и можно назвать настоящими казаками «по жизни») исчисляется несколькими десятками тысяч. Повышенный процент составляют потомки казаков в составе офицерского корпуса и, особенно, генералитета.

Казачество в действительности есть лишь часть русского народа, отличающаяся от него структурированностью и наличием общих, более-менее единых самосознания, идеологии, этнокультурных особенностей, некоторых этнопсихологических поведенческих моделей. Поэтому в нем и его проблемах, как в капле воды отражаются проблемы народа в целом. По нашему мнению, проблема казачьей службы (точнее, ее отсутствия) порождена отсутствием в политической системе России такого важнейшего, имманентно присущего всякому действительно демократическому обществу института как национальная гвардия (или ее аналога – организованного резерва, существующего в каждой стране под своим традиционным названием).

Современное российское казачество, лишившись прежней сословной замкнутости, покрывает сетью своих организаций практически всю населенную часть страны, являясь весомой частью национал-патриотического движения (к примеру, «Союз казаков России» входит в «Военно-Державный Союз»). Мнение о том, что казачество расколото на «красных» и «белых», «реестровых» и «не реестровых» сильно преувеличено.