Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Новая "Киевская идея" как альтернатива и антипод Русского Мира

Представление проблемы на примере анализа программных деклараций представителей Украинской Православной Церкви Московского Патриархата и неканонических религиозных организаций: «УАПЦ» и «УПЦ-КП».

Ваши Преосвященства! Досточтимое собрание!


Прежде всего, позвольте сердечно поблагодарить Его Святейшество, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, Предстоятеля Русской Православной Церкви, за своевременность благословения, которое было Им преподано на проведение настоящей конференции, посвященной актуальнейшей теме фальсификации общей с Россией истории народов, недавно обретших экономическую самостоятельность и государственность.

В том числе и попыток построения таких «национальных» идей, которые, при ближайшем рассмотрении, являются плодом преходящей политической конъюнктуры, но способных нанести ущерб целостности Русского Мира, о котором напомнил и в России, и на Украине Святейший Патриарх Кирилл.

Борьба за Русский Мир – это борьба с идеями-вирусами, с попытками посадить православную Москву на скамью «подсудимых», борьба против разрушения единой православно-русской идентичности, раскола и культурной деградации поколений.

Свидетельство Первосвятителя Русской Церкви о реальности Русского Мира, как самодостаточной восточно-славянской цивилизации, вышедшей из единой киево – днепровской (и добавим: херсонесско-черноморской, днепровско-смоленской, витебско-днепровской, полоцко-днепровской, днепровско-тверской - авт.) Купели Крещения, стало для многих на Украине «шоковой», но целительной терапией.

Благовестие Святейшего о Русском Мире с энтузиазмом восприняло большинство верующих и духовенства Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Тысячеустое «Наш Патриарх – Кирилл!» в Киево-Печерской и Святогорской Лаврах и других городах Украины не было лишь данью этикета или эмоциональным порывом.

На наш взгляд, это было ясным исповеданием православным народом Украины своего духовного и канонического административно-канонического единства с Русской Православной Церковь, исповеданием всецелостности Руси - от Карпат до Тихого океана. Это был глас Правды украинского православного народа пред Его священными алтарями на древней земле Киево-Печерской, Почаевской и Святогорской Лавр.

Интуитивно, на подсознательном уровне народ осознал, что защита Русского Мира есть защита не только прошлого, но и восточнославянского цивилизационного будущего Украины.

Однако, после сильнейшего замешательства, активизировались и приверженцы т.н. «киево-иерусалимской идеи», которая, по сути, является ничем иным, как прямым отражением т.н. современного украинского идеологического киевоцентризма.

При этом, нелишне вспомнить, что сама теософия Киева как второго Иерусалима восходит к известному домонгольскому митрополиту Иллариону, избранному на киевский престол епископатом Русской Церкви по настоянию светской власти - киевского Великого Князя и без благословения их Кириарха - верховной константинопольской вселенской Патриаршей власти, т.е. антиканонически. Впоследствии митрополит Иларион был лишен своей кафедры и замещен законно поставленным митрополитом из Константинополя.

Как полагают некоторые исследователи проблемы, в основании киевоцентризма лежит подспудная или явная идея т.н. «украинского империализма», но, не в качестве военной оккупационной экспансии, а как заявка на идеологическое лидерство в восточно-православной Ойкумене. Украина в этой схеме есть центр напряжения культурно-цивилизационных устремлений поствизантийской Ойкумены, она - «серединная земля» восточного евразийского пространства. Особенно на фоне слабой России. Срединный путь развития Украины — это имперский путь (Андрей Окара).

Исследователи современной Украины убеждены, что украинский «имперский» сценарий предполагает два противоположных варианта отношения к «метафизической» Москве и великорусскому началу вообще.

Первый вариант – паритетный, основанный на понимании уникальности как московского, так и киевского исторического и метафизического опыта, но при сохранении «киевского первородства». Сторонники первого варианта растворяют «первородством» древнерусских православных святынь Русь восточную – Россию. Проще говоря, хронологически «крадут» у нее историю как правовой наследницы Руси киевского домонгольского периода.

Второй вариант - антимосковский: Киев рассматривается как полная альтернатива Москве, отождествляемой с «Вавилоном» и абсолютным злом, которое лучше уничтожить.

Адепты второго варианта, отрицая метафизическую значимость Москвы, пугая ее мнимым азиатским «варварством», как бы говорят украинцам; «Вот - Ваша перспектива в союзе с Москвой! Давайте-ка лучше смотреть не на Восток, а на «византийский» Константинополь или на «просвещенный» Запад, а, в крайнем случае, будем любоваться на свое отражение из далекого минувшего!».

«Россия - не Русь!», «Москва – это дочка Киева!», – таковы лозунги адептов киевской идеи (здесь уместно вспомнить и лозунг украинского экс-Президента Л.Д.Кучмы: «Украина - не Россия!»). Но, нацеливаясь на прошлое Украины, противники Русского Мира стреляют в ее будущее, обрекая на постоянную роль «младшей сестры» Европы.

Как на иллюстрацию экзистенциального украинского выбора можно указать на провозглашение т.н. «киево-иерусалимской идеи» официальной идеологией «Украинской автокефальной православной церкви» - неканонической религиозной организации на Украине, которая предложила епископату УПЦ МП и самочинным «архиереям УПЦ-КП» сотрудничество в деле ее адаптации к современным реалиям на Украине.

На практике это означает ревизию историософской идеи Древнего Киева, приведение ее в соответствие с нуждами тотальной «национализации» всех сторон общественной и духовной сфер последних лет бытия современной Украины. При такой манипуляции у киевской идеи остается ее внешняя теософская оболочка , но ее дренерусская душа подменяется этноукраинской идеологией.

В этом ключе любопытные наброски-начертания новокиевской идеи мы находим и в персональных декларациях трех последователей т.н. «киево-иерусалимской идеи»: епископа УПЦ МП Александра (Драбинко) и «архиереев» двух неканонических организаций – «УАПЦ» и «УПЦ-КП» - соответственно, «архиепископа» Иоанна Модзалевского и «епископа» Евстратия (Зори), - все трое - приверженцы перманентного взаимного «церковного братания».

1) В ИНТЕРПРЕТАЦИИ ЕПИСКОПА УПЦ МП АЛЕКСАНДРА (ДРАБИНКО), ИСПОЛНЯЮЩЕГО ОБЯЗАННОСТИ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОВЦС УПЦ МП

Киевская идея -

а) сверхнациональная духовная ценность;

б) обладает «энергетическим» (?!) потенциалом;

в) не является альтернативой идеологии «Третьего Рима»;

г) внутренняя («территориальная») национальная идея;

д) не есть «историософским догматом»;

е) есть точка встречи византийской и восточно-славянской культур;

ё) способна поменять «умонастроение»;

ж) шанс изменить ход истории (в том числе и канонического строя УПЦ МП? - авт.).

Епископ Александр (Драбинко) убежден, что Киеву от Бога, провиденциально, досталась «иерусалимская» часть византийской идентичности, а Москве - идентичность «третье-Римская», т.е. воинственная, имперская.

Анализ положений киевской идеи в версии епископа Александра (Драбинко) – УПЦ МП - позволяет квалифицировать последнего как выразителя первого варианта интерпретации киевской идеи, в которой отношения Киева и Москвы - паритетные, но при условии духовного лидерства («первородства») Киева. В версии киевской идеи епископа Александра (Драбинко) заметны элементы ортодоксального украинского «имперского» размаха. (см. пункт «ж»).

2) В ИНТЕРПРЕТАЦИИ «АРХИЕПИСКОПА» УМАНСКОГО ИОАННА (МОДЗАЛЕВСКОГО) - «УАПЦ»

Киевская идея -

а) фактор установления политического партнерства Украины и России;

б) превышает границы Украины;

в) связана с масштабом «всея Руси».

(Последнее – это скрытая заявка на духовное лидерство в ведущей стране восточнославянского православного Мира – России, а также и в Белоруссии. - Авт.).

Таким образом, позиция представителя «УАПЦ» - «архиепископа» Иоанна (Модзалевского) по киевской идее в целом также отражает первый вариант интерпретации киевской идеи с паритетными отношениями самодостаточной Украины-Руси и самобытной России-Руси, хотя более центрична и статична.

3) В ИНТЕРПРЕТАЦИИ «ЕПИСКОПА» ЕВСТРАТИЯ (ЗОРИ), ГЛАВЫ ИНФОРМАЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКОГО ОТДЕЛА «УПЦ-КП» И ПИАР-МЕНЕДЖЕРА ФИЛАРЕТА ДЕНИСЕНКО - ЛИДЕРА «УПЦ-КП»

Киевская идея -

а) этнонациональная идея нового «украинства»;

б) альтернатива Киева Москве, как «азиатскому» Третьему Риму;

в) духовно-цивилизационный антипод Русского Мира («Киев ближе к Константинополю или к модерной Европе»);

г) идеологическая («богословско-теософская») база для отторжения православных Украины от церковно-административного единства с Русской Церковью.

Киевская идея (киевоцентризм) по лекалу Евстратия (Зори) точно отражает оборонительную, изоляционистскую и во многом упадническую позицию его шефа - бывшего митрополита Киевского Филарета (Денисенко), анафематствованного за учиненный на Украине раскол Собором архиереев Русской Православной Церкви.

В профиларетовской киевской идее «епископа» Евстратия (Зори) с предельной четкостью и изрядной долей антиисторизма отражен второй антимосковский вариант отношения к метафизической Москве, при котором Киев рассматривается как исконная альтернатива Москве, отождествляемой с библейским «Вавилоном» и абсолютным злом, с которым надо бороться насмерть (вспомните фразу, сказанную экс-Президентом США Рональдом Рейганом: «Россия – это империя зла»).

Далее «филаретовская» логика Евстратия (Зори) подсказывает: если Москва есть абсолютное зло, то она не может претендовать ни на какое духовное или каноническое наследие великого князя Владимира. Более того, она просто обязана уплатить эту дань нынешнему «новоиерусалимскому» Киеву. Разумеется, обязана уступить церковному Киеву и свое почетное место в древнем Диптихе старшинства «по чести» среди Предстоятелей канонических Поместных Православных Церквей.

Киев, по Евстратию (Зоре), цивилизационно ближе к «византийскому» Константинополю или к модерной Европе». Но, призывая («ново-иерусалимский») Киев стать форпостом Запада перед «азиатской» Москвой, филаретовский «епископ» Евстратий (Зоря) беззастенчиво загоняет Украину в унизительное зависимое положение идеологической «официантки» либерального «модерного» Запада. Что стало бы роковой ошибкой Украины: ее духовная православная жизнь была бы медленно задушена в тисках «европейской» политической корректности, особенно в области соблюдения христианских семейных моральных норм и религиозных традиций.

Полное совпадение взглядов троих авторов деклараций по киевской идее наблюдается лишь в намерении создать «национально-религиозную» украинскую собирательную идею в целях формирования «новой украинской нации». (Что очень схоже с провалившейся «этно-нац.идеей» экс-Президента Украины В.А. Ющенко и его нежно-близкого проамериканского окружения).

(Полный текст вышеупомянутых трех деклараций читать по адресу: http://orthodoxy.org.ua/tn/node/559).

Причина же появления «зазоров-разъемов» между ними - в церковно-юридической принадлежности их авторов и в ориентации их высшего руководства на конкретные политические силы в стране и за пределами Украины.

Так, в УПЦ МП сейчас более ориентируются на правящую «пророссийскую» Партию Регионов во главе с Президентом В.Ф. Януковичем. А также традиционно на часть «верующих» коммунистов и социалистов-восточников.

В филаретовской «УПЦ-КП» постоянно полагаются на массированную поддержку парламентских прозападных и националистических партий.

Правоцентристскую «УАПЦ» традиционно поддерживает украинская канадская и американская влиятельная диаспора и партии, отражающие идеологические взгляды и интересы украинского зарубежного рассеяния, исторически связанного с галицийской Украиной.

Любопытно, что антимосковская версия киевской идеи, построенная на русофобии и отрицании метафизического и геополитического значения России, принимается и идеологами ультранационалистической УНА—УНСО и сторонниками главы партии «Свобода», депутата тернопольского областного совета и филаретовского религиозного экстремиста - Олега Тягнибока.

Не привносит искомого согласия в создание тройственного «киево-иерусалимского пакта» и предложение «архиепископа» Иоанна Модзалевского (УАПЦ) сконструировать киевскую идею «в надпартийном и над-юрисдикционном формате», т.е. в формате полной деполитизации виртуальной единой украинской Церкви и разрешении временного пребывания ее частей в иностранном каноническом подданстве (последнее призвано «оправдать» свершившееся осенью 2010 года одностороннее «отплытие» «национальной УАПЦ» к берегам Турции - под омофор «византийского» Константинополя).

Однако, деполитизация киевской идеи никак не устраивает лидера «УПЦ-КП» - Филарета Денисенко, давно опирающегося в «Своей Борьбе» с «пророссийской» УПЦ МП на политические ультранационалистические движения.

А вторая позиция – над-юрисдикционный формат киевской идеи - не будет безоговорочно принята подавляющим большинством нынешнего епископата и простого духовенства УПЦ МП.

В итоге складывается впечатление, что архиерей УПЦ МП и «владыки УПЦ-КП и УАПЦ» попытались, предварительно обговорив основные пункты, едва ли не по одному анонимному авторскому «лекалу», но смастерить «церковный» наряд для «киевской ново-иерусалимской идеи», но, в итоге, у каждого из них этот наряд, все же, получился «на свой вкус и цвет»... И потому сотворческий «громкоговорливый» проект создания новой украинской цивилизационной восточно-«ой-куменической» идеологической модели напоминает известную басню Крылова, герои которой пытаются одновременно сдвинуть воз, но…в разных направлениях.

Не случайно Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир, как-то в одном из своих программных интервью, резонно и отрезвляюще заметил, что «время для создания новой национальной идеи еще не наступило»: этому сильно мешают мощные процессы культурной и экономической интеграции (глобализации), безжалостно нивелирующие любые «национальные» идеи «православных» государств.

Объективности ради, скажем, что и Предстоятель УПЦ МП - Блаженнейший Митрополит Владимир отдал дань «киево-иерусалимской» теософской идее своих предшественников по киевской кафедре.

Озвучивание Предстоятелем УПЦ МП «киево-иерусалимской» идеи в Варшаве и в Киеве с некоторых пор стало использоваться и в УПЦ, и в «УАПЦ» для утверждения самого права на ее существование как духовной альтернативы Русскому Миру Святейшего Патриарха Кирилла (напр., в статьях публициста-блоггера «мирянина Киевской епархии УПЦ» (МП) - Юрия Черноморца и мирянина-политолога из Сумской епархии УПЦ МП – Владимира Мельника), а в «УПЦ-КП» - филаретовским воспитанником «евродемократом - епископом» Евстратием (Зорей), но исключительно в антимосковском или националистическом ключе.

Но, у Блаженнейшего Владимира «киево-иерусалимская» идея представлена не в искривленной современными редакторскими «чистками» версии, а как корень православного древнего Русского Мира. «Киев – это наше небо», - цитирует Предстоятель УПЦ слова своего предшественника по кафедре митрополита Иова Борецкого, но избегает при этом малейшего политического или духовного противопоставления его всеобщему Русскому Миру Святейшего Патриарха Кирилла.

При этом Блаженнейший Митрополит Владимир уверен, что подлинным источником национальной собирательной украинской идеи является не очередная земная американская, русская, (украинская, белорусская – авт.) или иная мечта и идеи, а Благодатная Полнота нынешней многонациональной Украинской Православной Церкви, пребывающей в каноническом единстве с Московским Патриаршим Престолом – во Святом Православии.

Блаженнейший Предстоятель УПЦ МП – верный и мудрый сын Русской Православной Церкви: в его умонастроении, как и в его церковном титуловании – «Митрополит Киевский и всея Украины», напрочь отсутствует амбициозный потенциал для борьбы за лидерство во «всей Руси» или в Православной Ойкумене, как это наблюдается у Филарета Денисенко (создание параллельной Вселенской Церкви некой структуры из неканонических "Церквей").

И, надо полагать, изменить это умонастроение Блаженнейшего Владимира сторонникам враждебного отношения к Русскому Миру Святейшего Патриарха Кирилла будет не под силу: здесь им не помогут никакие хитросплетения человеческого разума.

Именно поэтому поставлять Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира в националистический хоровод адептов киевской идеи филаретовского толка – и абсурдно, и не корректно.

Нам представляется, что внутренняя противоречивость суждений по «киево-иерусалимской идее», в конечном итоге, не может быть преодолена по целому ряду причин (напр., устойчивая секулярность в сочетании с поликонфессиональностью украинского общества, политизация и этнонационализация самой идеи). Но, прежде всего, потому, что на пути ревизионистской киевской идеи стоит древнекиевская нерушимая стена – идея единства всей Русской Земли, идея Святой Руси, с ее, выстраданным на протяжении веков древнерусским народом, двуединым идеалом Святости и Правды.

Этот Русский Мир, по определению, содержит в себе Полноту духовного и культурного наследия, многоцветие высших достижений творческого гения всех народов и племен нынешней Руси, объединяя даже этносы, пребывающие за ее видимыми пределами - православных молдаван и гагаузов, православные народы Русского Севера и, далеких от Москвы, американских православных эскимосов. В Русском Мире древних киевских митрополитов и их московского Преемника - Святейшего Патриарха Кирилла, преодолевается и изоляционное, и узконациональное, и политизированное начало.

Несомненно также и то, что только духовный союз государств и культурных территорий Русского Мира.