Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

На 7-м канале - языковая проблема

28.01.05. На 7-м канале прошёл прямой эфир программы "Родительское собрание", посвящённый решению острой для Харькова "языковой проблемы".

Предвыборная кампания подняла проблему повышения статуса русского языка на новый уровень. Угроза развала страны зависит, в значительной мере, от решения этой проблемы. Как напомнил участникам передачи проф. Леонид Фризман проблемы в Приднестровье начались с того, что Кишинёв захотел всех перевести на молдавский язык. А теперь бы они и рады уступить, да поздно Приднестровье никогда не будет Молдовой. Нам нельзя повторять эти ошибки.

Будем ли мы разговаривать с нашими детьми на одном языке, сможет ли Запад и Восток Украины найти общий язык, чтобы понять друг друга? От ответа на эти вопросы в значительной мере зависит судьба Украины.

Эта передача интересна была уже тем, что впервые на 7 канале были предоставлены равные условия оппонирующим сторонам по этой животрепещущей теме. Более того, с русскоязычной стороны были приглашены лица, действительно известные в Харькове своей позицией и активностью по этой проблеме: Леонид Фризман, Елена Зеленина – журналист газеты «Время», Сергей Моисеев – редактор газеты «Тайны Века», Евгений Медыш – директор гимназии «Очаг», Петр Гаврилюк - доцент Академии Культуры, Геннадий Макаров – руководитель объединения «За культурно-языковое равноправие» (Штаб защиты русских школ). Деятельность объединения достигла такой популярности, что даже Виктор Ющенко во время предвыборной кампании захотел встретиться с его активистами. Встреча произошла 15 октября 2004 года в здании Харьковского аэропорта (см. «Тайны века» №20, «Время» 19.10.04)

Оппонентов возглавили Николай Пахнин (руководитель политотдела 7 канала), Владимир Калашник (зав.кафедрой украинского языка ХГУ), Игорь Выровец (депутат Харьковского горсовета)

Во время прямого эфира было организовано рейтинговое голосование: - чтобы решить языковой вопрос в Украине необходимо повысить: 1) престиж русского языка; 2) престиж украинского языка; 3) культуру обоих языков. За время передачи поступило свыше 2 тысяч звонков: за 1) 43%; за 2) 41%; за 3) 16%.

Русскоязычная сторона с самого начала настаивала на придание официального статуса родному языку большинства харьковчан. Вмешательство государства, заставляющего вести делопроизводство на мове, ухудшает эффективность общественного труда, говорили они, и вызывает раздражение большинства харьковчан. На что другая сторона возражала, что теперь модно быть украинцем и говорить на мове, и, что нация не может быть без единого государственного языка (Николай Пахнин).

Участникам передачи показали сюжет, в котором школьники двуязычной харьковской школы легко переходят с русского языка на мову и обратно. Из этого был сделан вывод, что нашим детям будет всё равно, какой язык сделают государственным.

На самом деле харьковчанам не всё равно. Ещё в 1996 году Харьковский горсовет принял решение об официальном двуязычии на своей территории, а 31 марта 2002 года на общегородском референдуме 87% харьковчан проголосовали за официальный статус русского языка, наряду с украинским, ВО ВСЕХ СФЕРАХ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ! Только 11% горожан выступили против двуязычия.

Затем пошла речь об ассимиляции, определённой форме государственного насилия, целью которого является смена культурно-языковой идентичности. Достигается это путём выдавливания русского языка из всех сфер общественной жизни (изменение языковой среды): из делопроизводства, из рекламы, из судопроизводства, из теле и радиоэфира, из учреждений образования и т.д.( Одновременно с этим происходит смена имён «в соответствии с украинскими народными традициями» (ономастическая ассимиляция), когда Николай превращается в Мыколу, Никита в Мыкиту и т.д. – прим. автора). Выбор языка общения – это выбор граждан, а не государства. Изучение языков это расширение возможностей! Это так! Дискриминация – когда государство ставит преграды для реализации личности, её творчества на родном языке половины населения страны.

Психологи давно пришли к выводу, что переучивание левшей в правшей ни к чему хорошему не приводит. Кроме потери физиологической реакции и тонкости навыков, перевоспитанный приобретает свойства депрессионной личности с чувством второсортности и ненависти к своим учителям-мучителям.

Евгений Медыш: – Человек не политический проект, его необходимо рассматривать со стороны психологии и культуры. Он должен говорить на своём языке, иначе он «козлёночком станет» - так говорят дети. Ребёнок, обучающийся не на родном языке, теряет в своём развитии. Если государство навязывает языковые приоритеты – это, значит, для дискриминированных граждан стартовать с пониженными условиями. Главное -развивать творчество личности учеников, которые затем добудут славу Украине и службу сослужат.

В ответ на обвинение, что мы до сих пор не можем выучить мову, я возразил, что украинским языком мы владеем и используем его. Единственно, что в устной речи предпочитаем говорить по русски, чтобы полнее выразить смысл сказанного. Языкового барьера между нами нет. Мы хорошо понимаем друг друга. Проблема в том, когда в этот процесс вмешивается государство, устанавливая дискриминационные правила: запрет русского языка в делопроизводстве, теле и радиоэфире, рекламе, в инструкциях на лекарственных препаратах (угроза жизни десятков тысяч человек) и продуктах питания и т.д. Языковая структура школ не соответствует языковым предпочтениям граждан и т.д. Власть отчуждается от народа ещё и украинизацией.

Последовал вопрос ведущей (Ирина Емец) к нашим оппонентам: - почему вы выступаете против двуязычия?

Ответ был такой (Наталья Бутырская – преподаватель музыкальной школы )- Предположим, вы имеете своего ребенка (больного) и соседского – здорового и агрессивного. Вы, прежде всего, будете заботиться о своём ребёнке, а не о соседском. Послышались крики с нашей стороны: – эти дети от одного отца.

Евгений Медиш:- Большая глупость относиться к русскоязычным и русскому языку как к соседскому ребёнку. Пока эта глупость не выйдет из наших голов, мы не станем нормальным государством! Я абсолютно уверен, что русский язык – это наш ребёнок, у Украины двое детей. Думать иначе - это антигосударственная позиция.

Елена Зеленина: - Ситуация, когда один из языков унижен, достался нам с тех времён, когда человек существовал для государства, а не государство для человека. И поэтому мы за равноправие языков. Мы, русскоязычные платим налоги, наша русскоязычная газета «Время» платит налоги, на которые содержатся украинские издания в Харьковском регионе.

Людмила Хворост: - Почему я против официального статуса русского языка? Украинскому языку необходим государственный приоритет, чтобы мы могли избавиться от комплекса второсортности.

Сергей Моисеев : - Любая культура развивается естественно. Если вы будете постоянно дёргать морковку, она быстрее не вырастет, а наоборот погибнет. А в духовной сфере, вы, насилие поддерживаете. Богу – Богово, Кесарю --кесарево. Язык относится к духовной сфере. Каждое вмешательство государства в духовную сферу, когда мы регламентируем деятельность в культуре, означает вступление в противоборство с богом.

Вопрос телезрителя: - Сейчас нам говорят, что теперь украинская нация состоялась, то почему мы так боимся русского языка?

Владимир Калашник: - Держава как институт-это всегда насилие. Украинский язык провозглашён государственным. Этим всё сказано.

Леонид Фризман: - Вопрос о статусе русского языка это не только вопрос нарушения прав человека, это не только вопрос о демократическом, цивилизованном облике государства. Вы видели горящие глаза людей на митингах, которые требовали федерализма и автономии? И хотя, обсуждение этих вопросов не является преступлением, почему против этих людей возбуждаются уголовные дела? 30-40 % населения Востока Украины хотят жить с Россией в одном государстве. Вот она угроза. И это желание разжигается тем, что людей лишают права использовать родной язык во всех сферах общественной жизни. Снимите этот запрет и государственный пресс и агрессия, накал проблемы ослабнет. Ничего плохого нет в том, что Украина говорит на двух языках. Много стран на свете, где есть двуязычие, многоязычие и они существуют веками. Я за атмосферу компромисса и понимания. Её поиск и есть смысл и основная цель нашей встречи.

Игорь Выровец: - Сталкивался ли Леонид Фризман с языковым насилием в профессиональной деятельности?

Леонид Фризман: - Мои аспиранты пишут диссертации по русской литературе. Они не имеют права послать ни одного документа в ВАК на русском языке. Наши оппоненты выступают на защите диссертации на русском языке, затем материалы переводим на мову, чтобы отправить в ВАК, т.е. переводим на украинский язык для тех, кто тоже работает на русском языке.

Игорь Выровец: - Действительно, абсурдная ситуация.

Владимир Калашник: - Я, председатель Научного Совета ХГУ. Я заявляю, что мы вначале голосуем – на каком языке будет защита (зачем голосовать? – автор). Если на русском языке, то все документы оформляем на русском языке. Есть разрешение защищаться на русском языке!

-У русского языка есть колоссальный простор функционирования – это Россия. У Украины есть только Украина. И не надо путать грешное с праведным.

-Мы пережили насильственную русификацию. Можно было не изучать мову в школе, если напишешь заявление. Зарплата преподавателей русского языка была на 10-15 % выше, чем на мове.

Геннадий Макаров: - Внедряется миф, что в советское время украинский язык умирал. На самом деле большевики пришли к власти под лозунгом «Россия – тюрьма народов», их цель была расколоть единое тело русского народа. Население Украины тогда считало себя малороссами, то есть русскими людьми. Именно с целью их ассимиляции с 1922 года стала проводиться большевистская украинизация. За основу был принят язык, разработанный в Галиции Михаилом Грушевским по заданию Австрийского генерального штаба. Принцип работы над языком заключался в выбрасывании из него русских слов и накачивании его полонизмами и германизмами. (Держава – происходит от слова держать, но держать в украинском словаре нет, а есть триматы. Следовательно государство на мове должно быть тримава – прим. автора). В сельской местности выбора не было. В городах большевики шли на уступки, поскольку там были военные, партийные деятели, спецы: там были русские школы. За не сдачу экзамена по мове исключали из партии, выгоняли с работы, сажали в тюрьму. (Всё это происходило с одновременным физическим уничтожением русской интеллигенции, духовенства, офицерства, буржуазии – прим автора). В театре им. Шевченко идёт спектакль «Мина Мазайло» на эту тему. ( Только с начала 60-х годов Никита Хрущёв вводит свободный выбор языка обучения родителями в школах. Именно с этого времени языковая ситуация начинает выравниваться. Но всё равно переводы популярной иностранной литературы печатаются в украинском переводе. Проводное радио, местное ТВ и пресса на мове. Я помню эту ситуацию очень хорошо, я приехал в Харьков в 1981 году - прим. автора).

Ученица гимназии «Очаг»:- Нельзя всё время оглядываться в прошлое. Нам не надо повторять насилие в настоящее время.

Роман Трифонов:- попробуйте довольно долго говорить на мове во всех общественных местах. Вы столкнётесь с непониманием и с вопросами, откуда вы приехали. (Вот такая реакция харьковчан на насильственную украинизацию, которая начинает распространяться и на носителей языка – прим. автора).

Анастасия Колоколова (студентка филфака ХГУ): - это очень плохо, что этнически человек является украинцем, а по ментальности русским. Что это за кентавр?

Петр Гаврилюк:- мы единый народ!

Анастасия Колокова:-Я с вами не согласна!

Игорь Выровец:- Господин Макаров не знает истории. Разве можно сказать, что аресты так называемых буржуазных националистов, таких как Лесь Курбас – это украинизация? Скорее это было искоренение украинской культуры. Читайте труды Н.Ефименко, которая писала о запретах украинского языка.

Сергей Моисеев:- Нам говорят о том зле, когда нас ещё не было на свете. Наследие тяжёлое, но с ним нужно жить. Зло злом не лечат. И убив одного дракона деспотизма не надо выращивать другого. Украина получила свободу и независимость бескровно. Важно, чтобы Украина этим даром не злоупотребляла и не становилась тем драконом, которого мы вместе уничтожили.

Елен Зеленина: - Мы выступаем за равноправие языков.

Геннадий Макаров:- В Швейцарии, в одной из самых богатых и процветающих стран Европы, четыре государственных языка. Швейцарский этнос есть, а швейцарского языка нет. Я за то, чтобы у нас было государственное двуязычие и на этой основе у нас будет крепкий, единый народ. И только после этого мы можем ставить себе глобальные задачи.

Игорь Выровец: - Если будет введён государственный статус русского языка, то он окончательно вытеснит украинский язык.

Ирина Емец:- Стоит порадоваться, что мы живём в таком городе, хочешь не хочешь, всё равно станешь полиглотом.

Председатель Харьковского общественного
Объединения «За культурно-языковое равноправие»,
Штаба защиты русских школ (8-50)61-81-881 Геннадий Макаров