Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Мониторинг и нет ему конца

Контрацепция интересней Украины.

Совет Европы только и делает, что занимается Украиной, и если б не она, то и делать ему было бы нечего. Такое впечатление может сложиться у любого отечественного потребителя СМИ, поскольку не связанные с Украиной новости из ПАСЕ до него почти не доходят, (за исключением наверно временного лишения права голоса российской делегации в 2000-м).

Однако на поверку украиноцентризм Парламентской ассамблеи Совета Европы преувеличен. Да, рассмотрение выполнений обязательств Украины стало регулярным занятием депутатов, но, похоже, эта регулярность притупила интерес к теме.

Из резолюции ПАСЕ "О выполнении Украиной обязательств" (принято 29 сентября 2003г.)

4. Ассамблея также напоминает украинским властям о необходимости соблюдать обязательства, взятые при вступлении Украины в Совет Европы, относящиеся к необходимости ввести во внутреннюю правовую и административную систему и особенно во внутреннюю правовую и административную практику принципы Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств и Европейской хартии местного самоуправления.5. Ассамблея признает, что правовые реформы действительно продвинулись во многих областях, однако она озабочена недостатком их реализации и подчеркивает необходимость должной имплементации существующего законодательства. В частности, она высказывает глубокую обеспокоенность относительно медленного прогресса в практике применения принципов и стандартов Совета Европы органами власти Украины, что подтверждается следующим:i. отсутствием результатов в привлечении к суду виновных в убийстве журналиста Гонгадзе;ii. непонятными результатами в расследовании дела о запугивании и избиении члена парламента Ельяшкевича;iii. наложением непропорциональных наказаний на лица, которые участвовали в политической демонстрации 9 марта 2001 года и которые до сих пор содержатся в тюрьме, а потому могут считаться политическими заключенными в Украине;iv. практикой систематических указаний, которые даются высочайшим чиновником Генеральной прокуратуре относительно отдельных уголовных дел и, в частности, тех, которые касаются журналистов;v. многочисленными случаями преследования Генеральной прокуратурой и Высшим советом юстиции судей, которые стараются принимать решение, основываясь на законе;vi. отсутствием доступа оппозиционных политических сил, представленных в парламенте, к электронным средствам массовой информации, в особенности к контролируемым государством;vii. продолжением практики предоставления журналистам своего рода официально одобренных установок относительно освещения событий (так называемых "темников") как нового вида скрытой цензуры.8. Что касается условий содержания под стражей, Ассамблея разделяет озабоченность Европейского комитета по предотвращению пыток и уполномоченного по правам человека Верховной Рады и осуждает отсутствие прогресса во многих областях… Она призывает украинские власти:
…..
iii. Расследовать обвинения о давлении милиции на сообщество лесбиянок и геев и принять соответствующие дисциплинарные действия. Милиция должна сознавать необходимость уважать права лесбиянок, геев, бисекусалов и транссексуалов, в том числе путем включения соответствующего материала в учебники и курсу по подготовке полиции.9. Ассамблея призывает украинские власти принять соответствующие меры, чтобы обеспечить право на информацию посредством зарубежных СМИ.
11. Ассамблея осуждает очень частые случаи насилия против журналистов (наиболее известными среди которых являются убийства Георгия Гонгадзе в 2000 году и Игоря Александрова в 2001 году) и низкий уровень раскрытия этих преступлений. Ассамблея также озабочена злоупотреблениями, в особенности в регионах, со стороны налоговых, регуляторных органов и органов внутренних дел, направленными на запугивание оппозиционных СМИ. Ассамблея повторяет свой призыв к органам власти Украины проводить свою информационную политику таким образом, чтобы убедительно показать их уважение к свободе слова в стране. В этой отношении Ассамблея также призывает украинские власти обеспечить оппозицию справедливым доступом к государственным общенациональным каналам телевидения.

На прениях по украинскому вопросу записалось 9 человек (слово же получили шестеро), из которых треть пришлась на соотечественников, остальные -это азербайджанец, румын, киприот, македонка и двое британцев, которые оказались единственными представителями стран ЕС. Для сравнения в дискуссии по проблеме экстремизма, расизма и ксенофобии выступали 16 депутатов ПАСЕ, а еще 5 не уместились в регламент и ограничились приложением своих речей к стенограмме заседания. Конечно, экстремизм и расизм - тема глобальная и грешно жаловаться, что им уделили больше времени, чем Украине. Однако больше времени, чем Украине, ассамблея уделяла едва ли не каждому вопросу. Например, в прениях на тему "Влияние "политики Мехико" на свободный выбор контрацепции в Европе" слово получили 13 парламентариев, не считая докладчика. Думаю, про обсуждаемый вопрос в Украине не слышали даже интеллектуалы. Поясняю - "политика Мехико" это провозглашенное американской республиканской администрации увязывание материальной помощи негосударственным организациям с их отношением к абортам: выступаешь за аборты - не получаешь денег. Эту политику провозгласил еще Рейган, находясь в Мехико (отсюда название), Клинтон от нее отказался, но Буш возобновил. В результате закрылись многие доступные частные клиники в третьем мире и слаборазвитых странах, чем естественно, возмущены европейские либералы.

Эти пристрастные нордические дамы

Быть может, очень плохо, что мечтающие о Европе украинцы, и слыхом не слыхали об упомянутой проблеме, которая волнует евродепутатов вдвое больше, чем проблемы их родины. Но думаю, что также плохо, когда у европейцев, профессионально занятых Украиной, пристрастность заслоняет профессионализм.

На такие слова о неизменном докладчике ПАСЕ по украинскому вопросу датчанке Ханне Северинсен и докладчике с 2000-го лихтенштейнке Ренате Вольвенд, меня подвигли некоторые выражения в подготовленном ими документе.

Вот, например, пункт 16 "пояснительного меморандума": "Представители оппозиционных партий подчеркнули докладчикам, что недавно созданное большинство является филиалом президентской администрации, и что после парламентских выборов желания электората должным образом не отразились на властных структурах. Диалог с президентским большинством в Раде был крайне сложен, поскольку оно категорически отвергало возможный импичмент г-на Кучмы и не было готово обсуждать детали его возможной отставки" (курсив мой - А.П.)

Или из пункта 54 "Внутреннее давление на президента Кучму, кульминировавшее в народных демонстрациях 16 сентября 2002, сейчас поддерживается международным давлением, которое может изолировать его страну".

Получается г-жи Северинсен и Вольвенд и не скрывают, что видят свою функцию в качестве лоббистов оппозиции, хотя импичмент президента Кучмы обязательствами перед СЕ не предусмотрен!.
Если же авторы доклада неграмотно выразились и имели в виду диалог большинства не с ними, а с оппозицией, то и при таком прочтении этот пункт мало похож на действительность после триумфального утверждения правительственной программы обоими лагерями, а также принятия множества законов благодаря голосам той или иной части оппозиционеров.

Будь эти строк написаны в октябре 2002-го, когда докладчики ПАСЕ и посещали Киев, то некоторые из приведенных высказываний можно было расценить как результат их излишней эмоциональности. Но ведь доклад был одобрен мониторинговым комитетом 25 июня 2003-го, когда уже давно было ясно, что угроза изоляции Украины исчезла с обострением иракского кризиса, а внутреннее давление исчерпалось демонстрациями 16 сентября, которые по масштабам и отдаленно нельзя сравнить, скажем, с предвоенными демонстрациями в Англии против Блэра.

Из доклада "Права национальных меньшинств" (одобрен комитетом по правовым делам и правам человека ПАСЕ 5 июня 2003г., обсужден ПАСЕ 29 сентября 2003г.)

Признавая, что Украина вправе лицензировать вещательные предприятия и что необходимость пропагандировать государственный язык может быть одним из факторов, который надо принимать во внимание в этом контексте. полное исключение использования языков национальных меньшинств из общегосударственного общественного и частного вещания несовместимо со ст. 9 Рамочной конвенции. В свете вышесказанного, рекомендательный комитет считает, что Украина должна пересмотреть положения закона "О телевидении и радиовещании", относящиеся к использованию языков национальных меньшинств в общегосударственном и региональном вещании, с целью их прояснения и полного соответствия с принципами, ст. 9 Рамочной конвенции".
Докладчик озабочен тем, что согласно сообщениям СМИ, украинский госкомитет по информационной политики предложил еще более жесткую регуляцию, предполагающую переход к полному вещанию на украинском языке в течение года. Нужно заметить, что введение языковых ограничений подобного рода явно не сочетается с украинскими обязательствами в соответствии с Рамочной конвенцией.
…Некоторые другие члены Совета Европы, еще не присоединившиеся к страны Рамочной конвенции имеют более либеральное законодательство в этом плане. Так, в Нидерландах 40% эфирного времени у частных вещателей должно быть на голландском или на фризском - единственном официально признанном языке меньшинства в этой стране. Во Франции, несмотря на ее традиционное нежелание признавать языки меньшинств, существует большое число специализированных теле- и радиокомпаний, вещающих также на языках меньшинств. Так, в 2001-м году появилась частная телекомпания, которая вещает на бретонском языке.
Из рекомендаций ПАСЕ "Права национальных меньшинств" (принято 29 сентября 2003г.)
7. Ассамблея повторяет мнение, высказанное в ее рекомендациях 1589 (2003) о свободе выражения СМИ в Европе - все европейские государства должны отменить ограничения на создание и функционирование частных СМИ, вещающих на языках меньшинств. Данные ограничения противоречат ст.10 Европейской конвенции по правам человека, как было доказано прецедентным решением Европейского суда прав человека.

А потому создается впечатление, что авторы в ряде случае отчаянно хотели выдать желаемое за действительное, а 21 депутат ПАСЕ из мониторингового комитета, одобривший доклад, им потворствовал. Но результатом пристрастия г-ж Северинсен и Вольвенд оказывается то, что человек, знакомый с украинской ситуацией, при столкновении с подобными предвзятостями, начинает априорно не доверять всему остальному, что собрано докладчиками, в том числе и вещам объективным. Но в ПАСЕ почти нет людей, которые бы хорошо знали Украину, а главное - хотели бы ее узнать. Низкая активность депутатов, особенно из ЕС, при обсуждении украинского вопроса, главное тому доказательство. Думаю, что если бы там ее воспринимали как потенциального кандидата, то обсуждение было бы несравненно более заинтересованным.

А практика Верховной Рады давно показала, что когда депутатов вопрос не интересует, то они голосуют за то, что предлагают им правительство, комитет, спикер и т.д. Подобная логика свойственна всем парламентариям. И потому уже после публикации доклада было мало сомнений - мониторинг ПАСЕ продолжится, по крайней мере, до президентских выборов включительно.

Не только свобода слова

Но даже если с точки зрения Северинсен и Вольвенд выборы пройдут в соответствии с демократическими нормами, снятия мониторинга это не предопределяет. Ведь остается много других требований, главные из них - это обеспечение свободы слова, раскрытие дела Гонгадзе, прекращение нарушения прав человека в местах заключения и принятие нового Уголовно-процессуального кодекса. И не просто нового, а такого, который не предусматривал бы столь значительной роли прокуратуры, как документ, принятый Радой в первом чтении.

Все эти требования ПАСЕ были хорошо известны и раньше. Но данным перечнем они не исчерпываются. Например, если где-либо у нас под предлогом дерусификации решат ограничить присутствие в киосках российской прессы, то это нарушит пункт 9 резолюции ПАСЕ, который кстати оказался, одним из немногих существенных дополнений к проекту, принятых в ходе заседания. Причем в первоначальном виде поправка касалась только доступа нацменьшинств к иностранным СМИ. Однако г-жа Северинсен убедила зал, что к граждане должны иметь доступ к этим СМИ независимо от национальности.

Что же касается, Хартии региональных языков, вокруг принятия которой у нас ломалось столько копий, то в резолюции лишь положительно отмечен факт ее принятия. Однако в докладе отмечалось, что его авторы "побуждают украинские власти, чтобы имплементируя Хартию, они идентифицировали территории указанных в ней языков" и "призывают украинские власти обеспечить, чтобы ее положения применялись на всех уровнях общества, без чего они останутся чисто теоретическими".

Однако появился в окончательном варианте резолюции пункт о необходимости соблюдать Рамочную конвенцию по защите нацменьшинств. Вопрос о соблюдении этой конвенции заслушивался сразу же после мониторинга Украины, и в докладе отмечалась, что наша языковая политика на телевидении и радиовещании противоречит обязательствам конвенции. (См. приложение) По словам докладчика Бориса Цилевича (Латвия) таких норм, как у нас, нет ни у одной страны, присоединившейся к конвенции (Азербайджан, где были сходные положения, отменил их этим летом), нет этого даже у не присоединившейся к ней Франции, которая для наших националистов постоянный пример.

Резолюция также поставила перед Украиной совсем новую проблему - защиты сексуальных меньшинств. Пока - только от давления милиции. Кстати, не думаю, что наши правоохранители радикальным образом ухудшили отношение к этой категории граждан лишь в двухлетнем промежутке между двумя докладами мониторингового комитета. Скорей, новая проблема, неожиданно поставленная ПАСЕ, предупреждает Украину, что в будущем возможно появление таких претензий к ней, о каких она еще не подозревает.

Это предположение подтвердил, следующий пленарный день ПАСЕ, когда заслушивался вопрос о гендерном равенстве в Ассамблее. Украина вместе Ирландией, Арменией, Мальтой и Сан-Марино оказалась страной в чьей делегации не было ни одной женщины. За это она была заклеймена позором, а главное, что принятая резолюция изменила регламент ассамблеи, введя положение об обязательном присутствии представителей обоих полов в каждой делегации. Так что если приедут наши парламентарии на следующую сессию в неизменном составе, то их еще туда не допустят, и не помогут никакие достижения свободы слова и гуманизации МВД.

Где взять украинских европейцев?

И главное, что нет гарантий, что мы постоянно не будем попадать в столь неудобные ситуации. Вся причина в том, что мышление у всех наших политиков неевропейское, каждый выхватывает удобную для себя европейскую ценность, не обращая внимания на другие. Так, самые горячие защитники свободы слова, думают о том, как стеснить русский или венгерский язык в СМИ и равнодушны к проблемам прав гомосекусалистов и гендерному равенству. Впрочем, также равнодушны к этим проблемам и защитники национальных языков, а борцов за равноправие сексуальных меньшинств не заботит проблема представительства парламентского меньшинства в государственных СМИ. Тогда как европеец, по крайней мере в понимании ПАСЕ, этот тот, кому равно дороги и свобода слова, и свобода сексуальной ориентации, права заключенных, и права нацменьшинств и т.д и т.п.

Попов Алексей