Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Как приятно быть лакеем

В романе Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» далеко не самый симпатичный персонаж Смердяков рассуждает: «В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую – с и присоединила к себе.

Совсем даже были бы другие порядки – с». Что удивительно, в выражении подобных взглядов Смердяков был не одинок уже в то время. Взгляды эти выражались и на более интеллектуальном уровне, даже оформляясь в философскую оболочку, даже проявляясь как движение общественной мысли. Но суть оставалась та же, что и в лакейских рассуждениях Смердякова – это уничижительное отношение к собственной нации и абсолютизация ценностей западноевропейской цивилизации. А уж в наше время это явление приобретает массовый характер.

Как же такое могло случиться?

История этого явления тянется из глубины средневековья. После того как феодальной Западной Европе не удалось ни закабалить, ни уничтожить православную Русь там родилось предубеждение против не европейских народов. Бездарные короли, корыстолюбивые купцы, своевольные рыцари винили не себя, а восточных славян, не давших себя победить. Внедрялось в сознание убеждение, что азиатская степь, которая начинается от Карпат,– это обиталище дикости, варварства, свирепых нравов, произвола правителей.

Русь естественно населяли дикари. Это притом, что в Париже еще в восемнадцатом веке нечистоты выливали из окон прямо на улицы, а полное омовение своего тела даже король совершал всего лишь дважды в год. В остальное время придворные обтирали ему по утрам руки и лицо влажным полотенцем. Это король. На Руси любой бедный крестьянин чувствовал бы себя не в своей тарелке, не помывшись в бане хотя бы одну неделю. Но вот они дикари и угрожают единственно ценной культуре – европейской. Взгляды эти оформлялись в различные философские, политические и исторические концепции.

И вот русские недоросли, уже в 18 веке, пожив в Париже, приносили домой взгляды об идентичности русских и татар как восточных варваров. А малороссияне – украинцы вообще произошли от орды «укров», переселившихся с Оки, как утверждал польский автор Ф. Чацкий. А какие либо тонкие чувства или отвлеченные понятия можно выражать только по-французски. Началась эпоха обезьянничания в среде знати и вообще дворянства. Многие вообще не знали родного языка, изъясняясь только на французском. Одежда, моды, взгляды все воспринималось с Запада .Невежественные французские сапожники становились воспитателями дворянских детей. Это преклонение перед всем иностранным передавалось и низшим слоям населения, уже выделившимися из крестьянства - это лакеи, обслуга, а также мещане, мелкие чиновники ит. д. Эти взгляды дожили до наших дней.

Россия - родина слонов.

Попытка переломить ситуацию во времена Советского Союза большого успеха не имела. В ответ на настойчиво распространяемую информацию о приоритете отечественных ученых в различных отраслях науки, о приоритете отечественных изобретателей, инженеров в различных отраслях техники и производства, что являлось абсолютнейшей правдой, часть интеллигенции иронично улыбалась и говорила: «Ну, конечно, Россия – родина слонов». Очень смешно. Хотя если разобраться, то слоны не слоны, а мамонтов точно в вечной мерзлоте Сибири находили не раз.

Конечно, этому обожествлению Запада способствовала закрытость Советского Союза. Европейская жизнь приобретала прямо таки мифические черты. Сложилось парадоксальное убеждение, что если речь идет о цивилизации, то имеется в виду именно и только Западно-Европейская цивилизация. Хотя существует исламская цивилизация, древняя цивилизация Индии, цивилизация Востока и наша Восточно-Славянская цивилизация. Этнические стереотипы нашей цивилизации отнюдь не совпадают с европейскими. Мы не хуже, мы просто другие. Внедриться в другую цивилизацию можно только в качестве лакея, в переносном, конечно, смысле, образно говоря.

Прелести лакейства.

Лакей не чувствовал своей ущербности. Отнюдь. Его труд легче труда крестьян, из среды которых он вышел. Он одет в чистую одежду, часто с барского плеча. Пищу, которую он употребляет не сравнить с грубой крестьянской пищей. Его речь отличается от речи крестьян. Он копирует манеры господ, часто в карикатурном виде. Он, возможно, даже посещает театр, располагаясь на галерке. Вырабатывается особая лакейская субкультура. А разве сейчас мы этого не замечаем? Все эти «Вау», «Окей», замена традиционных дедов Морозов Санта Клаусами и т. д.. Лакей чувствует себя вполне цивилизованным человеком и даже стесняется своих « нецивилизованных» родственников – крестьян. Так чем он отличается от нынешнего «западника» из числа «колбасной» эмиграции, или людей стремящихся на Запад, или людей пытающихся воплотить здесь западные стереотипы, конечно, стереотипы материальной жизни. Никакие идеологии, идеалы их не интересуют. Западно-Европейская цивилизация привлекает современных западников исключительно материальной стороной: автомобили, виллы, уровень услуг, комфорт, отдых на курортах и т.д. Ради этого они готовы отказаться от базовых принципов своей цивилизации, продать свое первородство за чечевичную похлебку. Но, что ждет саму европейскую цивилизацию-это другой вопрос. Об этом поговорим в рамках следующего материала.

Григорий Листовский.