Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Как активисты объединения "За культурно-языковое равноправие" с Виктором Ющенко разговаривали (15 октября 2004 года)

Перед приездом Виктора Ющенко одного из кандидатов в Президенты в Харьков я получил приглашение из его штаба на встречу с ним.

Поскольку наше объединение с 2000 года занимается защитой прав русскоязычного населения Харькова и оно приобрело значительную известность, приглашение не стало для нас новостью. Еще накануне встречи мы выловили из интернета обращение, из которого следовало, что именно русские организации, а в частности, лидер харьковской городской организации "За культурно-языковое равноправие" Геннадий Макаров добивается обязательной встречи с Виктором Ющенко. ..

Все оценили расторопность политтехнологов из штаба Виктора Андреевича, которые за Макарова потрудились над составлением данного обращения, но, к сожалению, даже название организации написали с ошибкой.

Отсюда явствует, что в политике и маломальский шаг не обходится без инсинуаций. Дабы избежать искажения реальности, мы приводим разговор, который состоялся в аэропорту г. Харькова 15 октября с 16-00 до 16-25 и был зафиксирован на диктофоне. Следует отметить, что ради этой встречи Виктор Ющенко отменил пресс-конференцию с журналистами харьковских СМИ.

Основные действующие лица: Виктор Ющенко (в представлении не нуждается), Геннадий Макаров, Сергей Моисеев (издатель газеты "Тайны века"), Леонид Стрижко (редактор газеты "Красное знамя", народный депутат третьего созыва), Елена Зеленина (журналист газеты "Время")

На встрече Ющенко говорил по-украински, мы приводим его речь на русском за исключением некоторых слов, где перевод может затемнить смысл сказанного.

Ющенко: Проходьте. Я не косметичний зараз (реплика в сторону фотографов).

Макаров: Я, Геннадий Макаров, руководитель объединения "За культурно-языковое равноправие" и городской партийной организации "Русско-украинский союз", общественного аналитического центра "Россия Украина Европа", "Штаба защиты русских школ". Нам Александр Ильич Капелёвич передал приглашение от Вас на встречу. Я глубоко польщен этим, и мы подготовили материал, чтобы пообщаться, обсудить эту проблему. У нас накопилось много вопросов.

Ющенко: Ко мне как к оппозиции?

Макаров: Не только как к оппозиции, но и как бывшему премьеру.

Ющенко: Власть вам все сделала, только оппозиция мешает.

Макаров: Я передаю вам некоторые материалы. Здесь наше обращение к Вам («Как будем жить дальше, панове?», я также подобрал вам наши публикации как раз сделанные во времена вашего премьерства. Это статьи: "Нужна ли Украине национальная идея?" и "Антиевропейские ветры в Украине" . Передаю также наш мониторинг дискриминационных тенденций по отношению к русским и русскоязычным гражданам («Борьба за русский язык – борьба за демократию», статьи о судебных процессах за восстановление русских имён («Отстоять свое имя», «Переяславская Рада в системе исторического сознания славян», «Национал-информационные войны в Украине». Все эти материалы касаются вашей политики в языковом и культурном плане.

Ющенко: Что же мы такого натворили, что уже три года прошло, а у Вас все боль в сердце стоит?

Макаров: Да. Ну, во-первых, при Вашем правлении особенную власть получили Жулинский и Драч. Был судебный процесс в Харькове над газетой "Джерельце", которую харьковская "Просвита" издавала: русофобские и антисемитские идеи для детей печатали. Суд закрыл эту газету. Но Драч и Жулинский стояли на страже этой газеты и защищали "Просвіту". Также давили наш горсовет, который принял решение о двуязычии на своей территории...(Шум)

Наша основная задача - выразить озабоченность позицией Вашего окружения.

В 2000 году во время Вашего премьерства Жулинский и Драч остались...

Ющенко: Вы, что других фамилий не знаете?

Макаров: Знаю. Олег Тягнибок! (Этот персонаж из "Нашей Украины" призывал очистить страну от жидов и москалей -- прим. редактора).

Ющенко: Кремня знаете? Сколько русских школ он закрыл? Тягнибока не вспоминайте, я прошу Вас, Жулинского уже не вспоминайте. Из моих уст дурного вы не услышите.

Макаров: Когда вы были премьером, было принято постановление №1004 от 27 июля 2000 года по поводу русского языка. Помните? (Постановление предусматривало выдавливание русского языка из всех сфер, а также создание контролирующего органа, своеобразной "языковой полиции", которая штрафовала бы за использование русского языка.- прим. редактора).

Ющенко: Я прокомментирую. (Но не прокометировал-прим. редактора)

Макаров: Вот Леонид Петрович Стрижко, он был депутатом третьего созыва.

Стрижко: Во время моего депутатства мне удалось принять поправку, которая была принята сразу после ратификации (принятия) Верховной Радой Европейской Хартии о языках, которая предусматривала немедленное направление ратификационной грамоты в Совет Европы. ( Внедрение в правовое поле Украины Европейской Хартии, по мнению экспертов, лишило бы дискриминацию по языковому признаку правовых основ - прим. Редактора). Министерство иностранных дел в лице министра Тарасюка блокировало отправку этого документа до того момента, пока Конституционный суд по формальным основаниям не зарубил эту ратификацию.
Момент дискуссии

Сегодня хартию ратифицировали вторично, но в урезанном виде. Сегодня мы пришли не для того чтобы вспоминать прошлое, а чтобы выразить озабоченность продолжением прошлой политики, которая грозит превращением всей Украины в Галичину. Это ваша политика. Это ваша практика, и практика вашего окружения. По крайней мере, таковой ее считают на Восточной Украине. Попытка сделать всю Украину Галичиной.

К сожалению, сейчас мы видим конкретные подтверждения этой политики. Речь идет об исключении русской культуры, русского языка, прежде всего из сферы образования, сокращается число русских школ и т.д. Процесс этот был и при вас, это общая политика.

Я хочу в связи с этим задать вопрос. Согласны ли вы с тем, что тезис "Украина - это Галичина" в корне ошибочный тезис? И согласны ли вы с тем, что пора остановить Галинизацию Украины? Пора предоставить Востоку Украины право жить своей жизнью. В том числе и в языковой, культурной сфере, и пора каждому региону приобрести свое лицо!

Голос из окружения Ющенко: Володя если можно...

Стрижко: Я не Володя.

...Вася!

Стрижко: И не Вася!

Ющенко: Я родился восточнее Вас, вы знаете?

Стрижко: Ну, так что, это ничего не гарантирует.

Ющенко: Я свой кругозор хочу обозначить. Когда вы говорите, что Украина - это Галичина, Вы принижаете себя, прежде всего.

Стрижко: Это попытки вашего окружения принудить и принизить Восток Украины...

Ющенко: Я - кандидат в Президенты, а не мое окружение кандидаты. Давайте, раз уж мы с вами встречаемся, проявим внимание к тому, что мы хотим эту проблему решить, или вы хотите оставить это обращение и пойти одними дверями, а я другими.

Вы переживаете за Украину, и я переживаю за Украину. Если мы переживаем за Украину, то мы обязаны сесть и один одного выслушать. Что-то может нас отличать, но если мы поговорим немного, я думаю, если мы выбросим передовицы газеты "Правда", то до всего договоримся. Только давайте без наездов.

Петр Ющенко (брат В. Ющенко): Шесть лет мы строим церковь в селе, которая была разрушена в 33 году. В ней служит протоирей Московского патриархата, отец Геннадий, до него был отец Георгий. Сегодня к нам в село приехал десяток служителей автокефальной церкви. Это всего в 210 километрах, проверьте. Это ж дух. Мы ж там причащаемся!

Стрижко: Это заслуга той общины, которая живет в этом селе.

Анатолий Матвиенко: Мы перешли в тон какого-то агрессивного нападения, давайте уважать друг друга. У нас протокол, буквально за три минуты мы должны закончить.

Моисеев: Я был вне политики долгое время, издаю газету "Тайны века", касающуюся вопросов духовной сферы. Так сложилось.

В политику я пошел после указа, в котором говорилось, что вся реклама должна быть на украинском языке. Дело в том, что и так было мало рекламы в газете, а так совсем перестали давать, меня затронули, мои интересы.

И я вот что еще хотел сказать. Читая Евангелие, я обратил внимание на такую фразу: "Богу -- Богово; Кесарю -- кесарево". Иисус разделил сферы духовную и земную. Язык являет духовную сферу. И когда Кесарь начинает регламентировать духовную сферу, он вступает в единоборство с Богом.
В любом случае, я хочу сказать и донести, что лучше передать это на естественный ход вещей. Не заставлять людей в духовном плане подчиняться. Потому что мы подчиняемся власти материально.
Но когда мне начинают говорить: "Вот, твоя дочь должна ходить в украинскую школу", когда я русский и жена у меня русская, но так сложилось, что я родился и вырос здесь... Так, где моя родина? Мне говорят -- езжай в свою Россию. А у меня там родины нет. У меня она здесь, в Харькове, где я родился и вырос. Может быть, стоит учитывать интересы людей, живущих здесь и прежде всего их духовные интересы?

Макаров: Когда Вы покритиковали Гавриша за глупость, когда он предложил в ВР запретить русский язык в рекламе, я поддержал Вас внутренне. Но, когда я посмотрел результаты голосования... Да, Вы не проголосовали за этот закон лично, но фракция ваша вся проголосовала.

Ющенко: Инициатива по языку рекламы принадлежит Регионам, при поддержке "трудовиков", мы ее не поддерживаем. Также налоги должны быть равными для любых изданий, российских или американских. Фискальная политика должна быть с одним принципом для всех, и это наша позиция. Почему мы выступили против? Не с этой стороны нужно делать...(Шум с нашей стороны)

Друзья, по вашему делу. Две части -- организационная и комментирующая.По организационной части.Поскольку эта тема традиционно возникает за три месяца до выборов: двойное гражданство, статус русского языка.

Ответ почти хором: Мы занимаемся этим постоянно.

Ющенко (обращаясь к Стрижко): Чего вы злитесь, посмотрите на меня, я у Вас ничего не взял.

Стрижко: Вы не взяли? Ошибаетесь.

Ющенко: Тогда ходите к тем, кто дает.Продолжу важную тему. Во время выборной компании ставка на двойное гражданство и статус русского языка - это ловкачество. Политики, которые это обещают, пусть это и делают, они это не ввели и не введут. Это нечестные политики.
Я одно могу сказать относительно любого языка. Начну с того, что невестка у меня русская, вот уже 34 года живёт в Украине, а говорит на русском языке... Вот послушайте. Мои дети: один ребенок учит испанский, другой - арабский, третий - французский. Жена - английский. Один я, как телепень, владею только украинским и русским со словарем. Мы живём с вами в 3 тысячелетии. Поезжайте в Японию, спросите японца -- он знает три, четыре языка.А мы за петли друг друга хватаем, выясняя на каком языке мы будем говорить...Проблема языка не должна стоять так, как она стоит. Одна часть людей или родилась здесь, или приехала, говорила, говорит, и говорить будет на русском языке, за этим стоит национальность, культура, традиции, сказки. Это мир, в котором он родился, и он говорит, это мой мир. И нас тут не десять, нас таких миллионы. И вы видите, мы граждане не России, мы граждане Украины.

Моисеев: Мы все потомки Владимира Мономаха. Это отец трех народов.

Ющенко: Это сюжет просто, я вывожу сейчас на развязку. Если мы являемся гражданами Украины, эта власть должна уважать наши интересы.Начинается с того, что родился ребенок, вот я хочу, чтоб он ходил в детский садик, где есть русский язык, в школу, где есть русский язык, в институт, где есть русский язык. Чтоб он пришел домой и включил телевизор, где есть русскоязычный канал. Этот человек хочет знать не только слово своё, не только свой дух принять, но и сберечь свой дух, сохранить свои традиции и свою историю.Это мое отношение к любой общине, только такая политика будет успешной.

Когда я к Касьянову приехал в 2000 году, и он мне говорит о проблеме русского языка и о чем-то еще. Я говорю, что у нас в Украине премьеры больше года не держатся, за один год я готов взять обязательства по десяти вопросам для русской общины. И в свою очередь напишу десять вопросов по украинской общине. И мы легче подойдем к решению.

Макаров: Дело не в России, это наше дело, причём здесь Россия?

Стрижко: Для того чтобы внутренняя политика развивалась так как вы говорите, нужны государственные гарантии, которыми является официальный статус русского языка. Вы же государственный человек, должны быть государственные гарантии политики, о которой вы говорили.

Ющенко: Вы думаете, что эта проблема решается одним вопросом статуса языка, а я говорю, что это ошибочная позиция. Вносите сегодня в парламент, пусть Янукович вносит статус русского языка.

Стрижко: При нынешнем составе Верховной Рады вопрос не пройдёт.

Ющенко: По сути вопроса, о котором вы говорите, это нам следует провести конференции, опросы, это системные инициативы, нам нужно подготовить не только 425 человек в парламенте, но и население тоже. Моя рука не будет против какой-либо общины, или русской, или болгарской, или еврейской. Мы живем в третьем тысячелетии.

Макаров: Европейская Хартия о языках, отменённая Конституционным Судом, решала все эти языковые проблемы...

Ющенко: Моя просьба такая. Мы договорились, что это прелюдия. Давайте мы договоримся так, у меня есть полномочные представители: Анатолий Сергеевич Матвиенко и Александр Сергеевич Зинченко. Давайте договоримся, если в этих материалах есть серьезные моменты, которые требуют конкретно моей работы и работы моей команды, я готов на формальном уровне провести второй этап нашей встречи, где будет конкретный разговор, будем разбираться с вопросами, можно ли решать их сейчас или же переносить на будущее.

На этом наша встреча завершилась. Как говорится: Слово не воробей -- вылетит, не поймаешь. Важно, что человек говорит, но не менее важно, что он при этом думает и собирается делать...

Хотелось бы верить словам, но уж очень много поводов сомневаться...

Геннадий Макаров

Геннадий Макаров


Виктор Ющенко, Геннадий Макаров, Сергей Моисеев


Елена Зеленина, Леонид Стрижко, Геннадий Макаров, Сергей Моисеев


Момент дискуссии - слева на право: Евгений Червоненко (стоит), Александр Зинченко, Анатолий Матвиенко