Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Харьковский прорыв - 2

На выборах в парламент Украины, харьковчане провели консультативный референдум по отношению 1,5-миллионного мегаполиса к предоставлению первой столице республики Харькову статуса города государственного значения, а также с целью узнать их мнение об использовании в этом многонациональном центре науки, производства и культуры русского языка наряду с государственным украинским.

В итоге 83 процента избирателей заявили, что их город достоин специального статуса, и проголосовали за придание на его территории русскому языку равноправия с украинским.

Данные вопросы здесь весьма важные и дебатируются с первых лет суверенной державы. Если для горожан они - дело достоинства и чести, то высшая власть видит в них попытку подрыва устоев унитарной республики, и она всячески противостоит тем, кто хочет жить, исповедуя заветы Кобзаря: «В своїй хаті – своя правда, і сила, і воля!», а также по нормам приближения этнически многогранной нации к демократическому государству.

При этом чиновники не воспринимают того, что именно индустриализация и урбанизация Украины, особенно ее восточных регионов, и дали толчок усилению здесь роли русского языка, как наиболее близкого посредника при приобщении народов республики к достижениям мировой технической цивилизации, науки и культуры, - четко подметил один из плеяды объективных исследователей проблемы А. Смирнов. - Помимо того, что на русском языке издается колоссальное количество оригинальной литературы всех видов, этот язык много десятилетий занимал первое место по количеству и тиражу переводов. Усиление роли одного языка, увы, трудно представить без уменьшения места, занимаемого другим языком. Такова суть проблемы, если быть объективным. И здесь нет никакой политики.

Но тех «слуг народа», которые жаждут не столько работать, сколько обозначать свое рвение выслужиться, не устраивает эта логика отхода на определенном этапе украинского языка на второй план – и они начали поиск чьей-то злой воли, благо повод к тому был дан еще в позапрошлом веке всеми державами, правящими Украиной. Так врагом нации и был избран русский язык. Авторы войны против «ползучей русификации» отбросили все его заслуги в деле формирования национальной элиты и развития экономики, в том числе - и обогащения украинского – равного среди всех уникальных языков планеты. Опираясь на эту надуманную концепцию, чиновная власть стала подавать намерения сторонников билингвизма, как противоречащие законодательству и опасные для суверенитета державы.

Такое восприятие – продукт одностороннего мышления якобы богоизбранной власти, считающей, что расцвет государства зависит исключительно от возрождения украинского языка. Здесь, похоже, все еще не осознали требований пришедшего века строить качественно новую державу на платформе уважительного отношения к самобытным регионам и их устремлениям к самовыражению и утверждению, развитию внутренних и внешнеэкономических связей. Да, старая партноменклатура и ее апологеты из национал-патриотов не хотят воспринимать эту форму новой цивилизации, а также выполнять волю народа, в том числе - Конституцию и законы, гарантирующие всем гражданам от востока до запада равные права и свободы, развитие национальной самостоятельности. Потому в намерениях Харькова с его многочисленными диаспорами, пользующимися русским, как языком межнационального общения, власть видит угрозу своему правлению регионами, стремящимися к самоуправлению: власть не желает, чтобы первая столица, ставшая крупнейшим научно-промышленным центром и экономическим донором Украины, легализовала чаяния своих жителей и стала вровень с Киевом и Севастополем. Ибо в обретении Харьковом этих позиций власть видит тревожный для себя сигнал о возможном начале лавинообразного перехода регионов к федератизму: ведь уже и западный Львов заговорил о своем исключительном положении. Вот почему, еще до итогов данного консультативного референдума власть заявила, что его результаты не будут иметь юридических оснований.


Зачем братский язык превращают во врага нации

Такая предупредительно жесткая реакция потому, что откровенно независимая от народа власть максимально раскрутила маховик дискриминации и ассимиляции всех инородцев. К примеру, Минюст в апреле 1998 года повелел записывать русские имена в украинском варианте, ссылаясь не на законы, а на… некую национальную традицию. Так Никиту стали превращать в Мыкыту (Ника – греческая богиня победы), Филлипа – в Пылыпа, Елену – в Олэну… Это коснулось и фамилий… И при обмене паспортов огромное количество людей с созвучными русскими фамилиями и именами, оказались ущемленными в правах: записи в свидетельствах, дипломах, авторских и научных работах, водительских правах не отвечали новым паспортным данным, имея расхождения порой не только в одной букве. Подобное испытали и многие студенты-иностранцы: неумелые переводы названий их профессий с русского привели к тому, что дипломы о высшем образовании на родине африканских студентов расценили как дипломы о среднем специальном образовании, что, в частности, вылилось недавно в большой скандал в Национальной фармацевтической академии.

А все потому, что у истоков этой неудачно построенной языковой политики Президент поставил тандем односторонне сориентированных вице-премьера Кабмина М. Жулинского и главы Госинформполитики И. Драча. Эти откровенные носители «элитных нации и культуры» пропольского образца вели жесткую галицизацию, которая нередко скатывалась к абсурдам. Это с их подачи даже премьер В. Ющенко в июле 2000 года подписал постановление Кабинета Министров № 1004 об обязательном переводе всех сфер общественной жизни на украинский язык, и, по сути, ввел языковую полицию. Вот во что обернулась неквалифицированная работа прокоммунистической Верховной рады, которая еще в 1989 году приняла закон, провозгласивший государственным исключительно украинский язык.

И все это происходит на земле, где история с 17 века помнит обилие населенных пунктов, процветавших благодаря верховенству самоуправления местных общин. На данном же эпохальном повороте к развитию партнерства со странами Запада и Востока в Украине не только откровенно игнорируется мнение народа: обществу из десятков наций христиан, мусульман, иудеев и других вер насильно навязывают модель одноликого государства, которое его авторам видится как живущее по законам исключительно «титульной» нации.

Нет, здесь мы и в мыслях не выступаем против украинского языка: для нас он, как и для каждого пятого российского гражданина Украины, одинаково доступен и дорог: мы ратуем за сохранение родника трех братских народов, включая белорусский. И данное наше слово – о том, что именно факты сужения сферы функционирования русского языка в системе образования, СМИ, искажения принципа профессионализма при подборе руководящих кадров уже привели к массовому исходу «мозгов» из республики именно в пору ее суверенного утверждения. Ведь это ущемление языка межнационального общения уже привело к развалу отраслей, бывших когда-то гордостью республики, упадку ее высшей школы, готовившей специалистов для других стран именно на русском языке, признанном ЮНЕСКО одним из шести ведущих языков планеты.

К сожалению, нынешние генераторы национальных идей не желают учитывать те уроки, а равно – и не намерены прислушиваться к аргументам логики билингвизма, более того - воли народа, вынужденного стучаться к ним со своими предложениями путем проведения региональных референдумов. Но и это не помогает. Потому, что Верховная рада минувшего созыва показала, что она уже узурпировала у народа его исключительное право определять и корректировать курс страны в целом: парламент демонстративно проигнорировал итоги общенационального референдума. Почему парламент пошел на вызывающее игнорирование статьи 5 Конституции? Потому, что народ на референдуме проголосовал не только за изменение структуры ВР, но и за снятие с оторвавшихся от народа парламентариев депутатской неприкосновенности. А, как известно, под главным «зонтиком» державы пребывало и вновь собралось немало тех, кто серьезно подрывал ее экономику и должен отвечать за те прегрешения перед правосудием, но защищен иммунитетом политического деятеля. Вот такие люди и навязывают Украине свою «демократию».


Решение проблемы – в билингвизме

Харьковский референдум – не спонтанный всплеск. Здесь горсовет еще в 1996 году в ответ на решение мэра силовым путем украинизировать все сферы жизни города принял решение о введении двуязычия на своей территории. Административная власть ответила пакетом прокурорских протестов, судов, вытеснением неугодных ей депутатов и активистов с работы. В общей сложности прошло свыше двух десятков разбирательств, вплоть до Верховного суда. Успехи у сторон были переменные, но в итоге харьковский горсовет получил поддержку от общественных организаций и объединения «За культурноязыковое равноправие», давших ему моральные силы не отменить свое решение о двуязычии, находясь даже под угрозой роспуска. Здесь сказалось и то, что Русское движение Украины рекомендовало крупным городам поддержать инициативу отважного горсовета. В итоге решение о двуязычии на своей территории приняли Донецк, Запорожье, Луганск, Мариуполь, Одесса, Севастополь, Херсон... И официальная власть отступила, заняв выжидательную позицию.

К тому же в декабре 1999 года Верховная рада, выполняя одно из условий вступления Украины в Совет Европы, ратифицировала Европейскую хартию региональных языков. Это вселило в сторонников двуязычия уверенность, что в республике создана, наконец, база для решения проблемы, и они объединяют в Харькове всех, выступающих за равноправие славянских языков, видя в таком союзе основу и пример для обеспечения прав интеллектуальному развитию абсолютно каждого человека и его диаспоры.

Но надежда была преждевременной, ибо министр МИДа Б. Тарасюк… не передал ратификационную грамоту в Совет Европы. А уже 14 декабря 2000 года Конституционный суд по ходатайству национал-патриотов отменил закон о ратификации Хартии. Аргументом для этого стало нарушение процедуры обсуждения в ВР, а также то, что Хартию подписал только глава Верховной рады, а вот Президент не скрепил ее своим автографом. За всем этим просматривалось нежелание «щырой» элиты, в том числе и примкнувшего к ней Кучмы, оставлять в республике корни братского народа и его культуры, намерение продолжать создавать унитарные нацию и державу, сориентированную по своей воле на Евросоюз, и потому - с курсом на вялотекущий уход от русского языка.

Чтобы не выглядеть здесь голословными, напомним: именно перед решением Конституционного суда в газете «Литературная Украина» вышла статья академика Академии высшей школы, бывшего заместителя министра образования А. Погребного «Что стоит за политическим шаманством?» Автор поразил читателей не только откровенным неуважением к соотечественникам «не титульной нации», но и призывом расправиться с «шаманами» и «украиноненавистниками», подразумевая билингвистов и приверженцев реализации в республике Европейской хартии и ее принципов.

Более того, он подверг критике и саму Хартию. Потому, что она утверждает обязательства Украины перед населением, пользующимся региональным языком: по ней, если эта доля в административно-территориальной единице составляет свыше 20 процентов, данный язык функционирует без ограничений во всех сферах жизни общества наряду с государственным. Как показывают данные социологов и последней переписи, сегодня русский язык считают родным около половины граждан республики, а градуированная Евросоюзом шкала превышает ее требования не только в восточных регионах и Крыму, но и в Западной Украине, где есть регионы верховенства польского, венгерского и румынского языков. Значит, если бы Хартия, ратифицированная парламентом, воплотилась в жизнь, то она бы констатировала признание официального билингвизма везде, где базируются основные языковые группы. А это, напомним, противоречит идеологам построения националистической державы.


Сделать все, чтобы язык не довел нацию до «кия»

Сторонников этой идеи не остудило даже и то, что подобное упрямство парламента Македонии чуть не привело там к гражданской войне: только под нажимом НАТО и ОБСЕ здешние зашоренные политики приняли поправки к конституции о признании албанской нации второй государствообразующей, а их язык - официальным в местах максимального скопления албаноязычного населения. В итоге в Македонии нейтрализовали один из опаснейших синдромов краха страны и начали выстраивать модель примирения именно благодаря принятию Европейской хартии. Пример яркий и заслуживающий внимания всех тех лидеров Украины, кто заявляет о готовности к поиску путей к консолидации нации, но на деле все еще продолжает развивать идею богоизбранности одних за счет ассимиляции и дискриминации других.

Отказ от Хартии создал официальному Киеву очередную правовую коллизию. Поскольку все международные договоры Украина ратифицировала через утверждение их Верховной радой, то данное решение Конституционного суда, по сути, сделало нелегитимными ранее принятые договоры, включая Конвенции по правам человека и протокол об отмене в республике смертной казни. Анализируя это, рядовой гражданин осознал, что его права и свободы не могут быть гарантированно защищены – все то мифы, которыми политики днепровских холмов прикрывают формирование полицейского государства, уже серьезно пораженного коррупцией и односторонне нацеленного на воспитание «профессионала-патриота», о чем говорит «Национальная доктрина развития образования в ХХІ столетии». Именно такой курс предполагает создание и воспроизводство образа врага, которым избрана русскоязычная диаспора: ее не гнушаются называть «пятой колонной» как национал-радикалы, возносящие сейчас на щит славы доморощенных фашистов дивизии «СС-Галичина», так и блок власти «заедисты» и их сателлиты.

Вот так – враждуя с русским языком (при этом, получая поддержку Кремля на выборах в Верховную раду), власть остается приверженцем противостояния гармоничному развитию братских языков, чем - хочет того или нет - но формирует образ внутреннего врага, якобы мешающего ей строить сильную державу. При этом ее представители не устают повторять, что они демократы и всегда ищут согласия и взаимоуважения, что заставило даже бывшего посла в Киеве, а ныне заместителя госсекретаря США Стивена Пайфера парировать: а действительно ли Украина хочет быть демократичной страной, где во всем ощущается верховенство права?

В этой фразе дипломата сконцентрировано удивление всем политическим параллаксом и неуемным буйством беспредела криминальных авторитетов, «крыш», падения доверия граждан к власти, деградацией нации, загоняемой в самоизоляцию и поиск все новых врагов вокруг себя. Только тогда, когда чиновничество откажется от узурпации власти и навязывания обществу режима, выстраиваемого на тотальной украинизации, когда власть начнет защищать права граждан, не взирая на их убеждения и язык самообразования и созидательного общения - только после этого республика начнет консолидироваться и становиться страной, готовой к созданию оптимальной модели своего будущего.

Мнение харьковчан о статусе русского языка не только станет наказом депутатам, которых они избрали в парламент. В ближайшее время ВР предстоит обсуждать новый вариант «Закона о языках» и повторную ратификацию Европейской хартии. В сочетании с инициативой о предании Харькову статуса республиканского города, данный прорыв местного самоуправления и избирателей может, действительно, оказаться лавинообразующим и потребует от Верховной рады кардинальных решений, вплоть до внесения изменений в Конституцию. Ведь в ходе обсуждения этих вопросов парламентарии страны неизбежно вернутся к прерванному в начале минувшего десятилетия диалогу о целесообразности федеративно-земельного устройства Украины: такая модель построения державы может позволить регионам стать независимыми от олигархической вертикали власти и хозяевами на своей земле.

Харьков постоянно подтверждал, что он является центром российско-украинского сближения, а ныне он еще – и в авангарде процессов интеграции с другими странами СНГ. Эти процессы движет именно русскоязычная интеллигенция города: она, как никто иной, понимает, что без союза с Россией индустриальный восток Украины может превратиться не только в глухую провинцию, но и в зону вредных производств и европейской свалки. А этого здешние аналитики не желают ни своему, ни другим городам. После нынешних прорывных референдумов есть все основания считать, что первая столица Украины становится и гражданским центром, где пытаются акклиматизировать европейские нормы и стандарты цивилизованной жизни, как для себя, так и для других регионов. Важно, чтобы при этом власть не мешала интеллектуалам в их созидательном стремлении и черпала из него разумные и нужные державе идеи.

Иначе в борьбе с надуманной российской «пятой колонной» можно будет просмотреть подлинных сепаратистов, вынашивающих, по заявлению ряда осведомленных СМИ, планы начать с приближением президентских выборов 2004 года работу по расчленению Украины по «западным» лекалам.