Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Германия отметила 75-ю годовщину последнего в ее истории сожжения книг

Эта варварская акция была инициирована пронацистски настроенными студентами университетов, поддержана и возглавлена нацистскими политиками и в 1933 году была одобрена большинством населения.

Самая впечатавшаяся, точнее, впечатанная в сознание немцев акция проходила 10 мая 1933 года в Берлине на Оперной площади между зданием университета имени Гумбольта и Штаатсоперой. В тот вечер было сожжено более 20 тысяч книг. На шабаше вовсю кривлялся Йозефф Геббельс, зачитывая заранее заготовленные ритуальные формулы:

Против декадентства и морального разложения, в поддержку семьи и ее ценностей я предаю огню тексты Генриха Манна, Эрнста Глезера и Эриха Кестнера.

Вакханалию транслировали по радио, снимали кинооператоры, а затем в киножурналах она была показана по всей стране, побуждая к повторению ее на местах. Но и без этой зажигательной кинохроники одновременно с Берлином сожжения 10 мая 1933 года прошли еще в 22 университетских городах. Сожжения книг продолжались несколько месяцев.

Ныне на месте акта коллективного безумия в столице Германии — впечатляющий памятник: через впаянное в брусчатку площади стекло видна большая комната с пустыми книжными полками белого цвета. Рядом металлическая доска с пророческой цитатой из пьесы Генриха Гейне, написанной в 1821 году: «Это был только пролог. Там, где сжигают книги, там, в конечном итоге будут сжигать и людей».

Книги сжигались по утвержденному черному списку, в котором были 94 немецких и 37 иностранных авторов. Интересно, что в список попали и многие переводы с русского: например, «Конармия» Бабеля, «12 стульев» Ильфа, названого почему-то без упоминания Петрова, так же в списке Зощенко, Илья Эренбург. Владимир Маяковский, Максим Горький. Они оказались в компании с Хемингуэем, Джеком Лондоном и Дос Пасосом. Была в списке и книга Сталина «О Ленине и ленинизме», книги его главного врага Троцкого и «История русской революции» впоследствии казненного Сталиным Зиновьева.

Но более всего немцы жгли, так сказать, своих. Например, книги Эриха Марии Ремарка были брошены в огонь по следующему приговору: «За литературное предательство солдат мировой войны, для воспитания народа в духе готовности к обороне отечества».

Уничтожались книги авторов еврейского происхождения, социалистических и пацифистских взглядов, а также модернистов, уничтожались, как противоречащие германскому духу.