Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Галичанский тупик для Виктора Януковича

Ремесло парламентария каждый понимает по-своему. Для кого-то смысл депутатской деятельности заключается в отстаивании позиций и интересов политической силы, выдвинувшей его в высший законодательный орган страны, для других - это всего лишь возможность обеспечить себе, не перенапрягаясь, довольно-таки приличный кусок хлеба.

Есть и такие, кто использует парламентский мандат исключительно с одной целью — пиарить себя любимого по поводу и без, в любое время дня и ночи, а там хоть трава не расти. Хорошо еще, если подобная самореклама хоть каким-то боком стыкуется с политической линией родной партии; гораздо хуже, когда одержимые манией величия адъютанты начинают корчить из себя «наполеонов», определяющих «генеральную линию», да еще при этом самозвано присваивают себе право казнить либо помиловать.

Месяца полтора назад на сайте «Олигарх.net» была опубликована любопытная статья под названием «Кто кого играет? О роли свиты», посвященная весьма животрепещущей в новейшей украинской истории теме взаимоотношений лидера со своим окружением и тем проблемам, которые могут возникнуть, когда хвост, что называется, пытается вертеть собакой. Приведя ряд довольно характерных примеров из давнего и не очень давнего прошлого, автор не обошел своим вниманием и окружение нынешнего главы украинского правительства. Ввиду чрезвычайной актуальности вопроса позволю себе процитировать фрагмент статьи:

«...Депутаты от ПР Чорновил и Герман вхожи к премьеру, который, в свою очередь, прислушивается к их мнению. Безусловно, доверие Януковича оправдано тем, что эти люди остались с ним в труднейший период его жизни, когда многие покинули опального лидера. Можно оспаривать интеллектуальную ценность их советов, но их верность премьеру несомненна: без Януковича они — пустое место. Их менталитет чужд востоку, а на западе избиратели никогда не простят им поддержки Виктора Януковича в 2004 году. Оба они в политике ровным счетом до тех пор, пока этого хочет премьер.

И они ему в целом верно служат. Но всем памятно голосование по «голодомору», когда эти два представителя Львовщины, не входившей в состав СССР до 1939 года и, соответственно, от «голодомора» не пострадавшей, в полном соответствии с менталитетом представителей своего края... проголосовали вразрез с позицией фракции. Чорновил, кроме того, несколько раз публично объяснял, как трепетно и нежно он относится к коллаборантам из ОУН-УПА, потому что «дома была такая традиция».

Верность традициям — это хорошо, когда это личное мнение. Но партия, ведомая Герман и Чорновилом, не собрала бы на юго-востоке и одного процента голосов (впрочем, как и на западе). Можно и не вспоминать об отношении восточного электората к надуманным проблемам «голодомора» и УПА. Конечно, Чорновил и Герман одним голосованием не смогут серьезно скомпрометировать Партию регионов. Но, напомню, премьер им верит и прислушивается к их советам. Ну и что они ему посоветуют, если вновь возникнет вопрос «реабилитации» коллаборантов? К какому заявлению могут подтолкнуть?

Причем сделано это будет исключительно из благих побуждений. Герман до сих пор наивно верит, что вся Западная Украина может полюбить Януковича, как полюбила она. При этом она не понимает, что даже если Януковича каким-то чудом полюбят на западе страны, он тут же станет чужим для востока, где сейчас становится популярной идея предоставить независимость бывшим польским областям Украины, чтобы «не мешали нам жить». Кучма когда-то уже поставил подобный эксперимент, заигрывая с националистами ради «единства страны», в результате с 1998 года его рейтинг стабильно держался на уровне 2-3%».

Неизвестно, ознакомило ли своевременно с этой статьей Виктора Януковича его окружение. Но вот то, что упомянутые VIP-персоны — панове Герман и Чорновил — не удостоили данный материал своим высочайшим вниманием, сомнения не вызывает. И очень жаль, надо сказать. В противном случае, будучи людьми, без сомнения, сообразительными, они дали бы себе труд немного поразмыслить, прежде чем устраивать публичные «языковые разборки» с секретарем Донецкого горсовета Николаем Левченко.

О нашумевшем заявлении последнего относительно языковой проблемы на Украине за последние дни сказано немало. Не собираясь брать на себя роль адвоката Левченко (собственно, он в защите и не нуждается), хотел бы только обратить внимание на одно обстоятельство. Высказывания Николая при всей их резкости и, как кому-то показалось, неполиткорректности никоим образом нельзя вырывать из контекста длящейся вот уже девять месяцев изнурительной борьбы Донецкого горсовета за придание русскому языку в г. Донецке статуса регионального (соответствующее решение Донецкий городской совет единогласно принял еще 26 мая 2006 года). По большому счету, это нормальная ответная реакция представителя традиционно русскоязычного региона на агрессивную политику принудительной ассимиляции, а говоря проще — языково-культурного угнетения неукраиноязычного населения, проводимую властями Украины с начала 90-х годов. Что называется — достали!

То, что на Левченко после его заявления накинулись разномастные «национал-демократы», в принципе никого не удивило и не могло удивить (давно замечено, что малейшие попытки защитить права русских и русскоязычных украинцев вызывают у определенного рода публики раз и навсегда прогнозируемую реакцию — сродни известным рефлексам собачек Павлова). А вот буря эмоций и неприкрытых угроз, выплеснутых на Левченко отдельными его коллегами по Партии регионов, действительно не может не озадачить и не вызвать ряд вопросов.

Во-первых, не совсем понятно, почему за высказывание своей позиции — даже если она чем-то там не устраивает господ Чорновила и Герман — должны непременно следовать оргвыводы, вплоть до исключения из партии? (Правда, спустя несколько дней пани Герман неожиданно для многих сменила гнев на милость, существенно «подрессорив» свои предыдущие «наезды» на Левченко — то ли звезды на небе по-другому расположились, а то ли мадам популярно объяснили, что дальнейшее раздувание скандала ей никаких дивидендов не принесет.) Тем более что заявления Левченко по языковому вопросу (при всей их радикальности) все-таки как-то ближе к тем программным обещаниям, с которыми Партия регионов шла в 2006 г. на выборы и благодаря которым смогла заручиться поддержкой почти трети украинских избирателей, нежели излюбленные галичанские мантры Герман, Чорновила и Ко насчет одной-единственной «державной мовы».

Вообще нетерпимость к иному мнению, продемонстрированная тандемом Герман-Чорновил в ходе ими же затеянной внутрипартийной свары, несколько удивляет, учитывая широко рекламируемый этой «сладкой парочкой» имидж цивилизованных демократов-плюралистов. Кто не помнит, к примеру, с каким праведным гневом бичевала пани Герман — на пару, кстати, с тем же Чорновилом — «неотесанного» Калашникова, посмевшего замахнуться «на святое», а именно свободу слова (в лице не то корреспондента, не то оператора одного из «оранжевых телеканалов», у которого он отобрал видеокассету).

Правда, злые языки утверждают, что истинной причиной воинственного настроя Герман против Калашникова был вовсе не злополучный инцидент с видеокассетой, а слова, произнесенные тем ровно за неделю до этого с трибуны Верховной Рады. Стоит напомнить, что тогда сказал Калашников, обращаясь к «оранжевой части» зала: «Мы вам никогда не дадим монополизировать слова «патриот» и «патриотизм». Вы, господа, наследники тех, кто служил в дивизии СС «Галичина», тех, кто расстреливал свой народ, служа гитлеровцам, сегодня не навяжете мудрому народу Украины возможность сделать правильный выбор». Говорят, пани Герман, у которой в свое время полсемьи состояло в ОУН-УПА, была до глубины души задета «бестактностью» Калашникова, ну и пошло-поехало.

Ну да Бог с ними, с Ганиными галичанскими комплексами. Тем более что она как-никак демократка. Вот ведь как демократично смешав с грязью Левченко, мадам тут же присовокупила, что, мол, «защищать русский язык необходимо». Это, конечно, не может не умилять. Странно только, почему ранее за ней не наблюдалось подобной трогательной заботы — ни в 2004 г., когда накануне президентских выборов ее землячки-галичане публично обозвали русский язык «мовой попсы и блатняка» (чувствительный слух Ганны Николаевны тогда ничто не резануло), ни позднее — во времена разгула помаранчевого мракобесия?

Да что там, совсем недавно, накануне Международного дня защиты прав человека, в интервью Российскому информагентству «Новый Регион» пани Герман заявила дословно следующее: «Мне кажется, что на сегодняшний день каких-то кричащих нарушений прав русскоговорящих нет». То есть, с точки зрения великой демократки галицкого разлива, практически тотальное выдавливание русского языка из теле- и радиоэфира, сферы образования, культуры, делопроизводства и т.д. «кричащим нарушением прав русскоговорящих» не является. Интересно, что, по мнению Герман, будет считаться кричащим нарушением — банальный мордобой за одно неосторожно произнесенное русское слово, как в ее родном Львове в начале 90-х, или отрубание пальцев, каковое в свое время предлагали ввести лидеры УНА-УНСО для не владеющих «державной мовой»?

Объективности ради стоит признать: однажды пани Герман права русскоговорящих защитила. Да не где-нибудь, а в прямом эфире на УТ-1, в передаче «Толока», где с полгода назад обсуждалась как раз языковая проблема. Выступая в ходе дискуссии от имени — да-да не смейтесь! — русскоязычных сограждан, Герман заявила, что «російськомовність — це не провина, а біда східних українців». Как говорится, избави нас Бог от таких защитников...

В заключение хотелось бы напомнить один маленький, но весьма показательный факт по результатам последних выборов в Верховную Раду в марте 2006 г. (желающие могут найти соответствующие данные на сайте Центризбиркома). Так вот, в одном только русском Севастополе за Партию регионов проголосовало больше народу, чем во всей Галичине (Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области) вкупе с примыкающей к ней Волынью. Об этом феномене постоянно стоит помнить всем стратегам, идеологам и политтехнологам из Партии регионов, а уж галичанской «сладкой парочке» — и подавно.

Если уж совсем начистоту, то Чорновилу с Герман можно только искренне посочувствовать: оказаться «своими среди чужих» — нелегкий удел. Но раз уж так сложилась жизнь, по крайней мере не стоит всюду лезть со своим уставом и учить жизни тех, кто в этом абсолютно не нуждается — себе же дороже будет.

Антон КРУТОВ, г. Киев Вечерний Харьков, 2.03.07.