Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Европейская хартия и украинская ратификация

Многострадальная европейская Хартия региональных языков или языков меньшинств после почти пятилетнего обсуждения в парламенте, похоже-таки вступит в действие в Украине.

Не наложит же президент вето на законопроект о ее ратификации, который в итоге был принят в абсолютно неизменном виде. Ну а если группка депутатов и решится опротестовать документ в Конституционном суде, то вряд ли суд отважится и пойти против Президента, и стать причиной казуса в отношениях с ПАСЕ.

Очередная уникальность

Получилось так, что, принимая Хартию, Украина в очередной раз продемонстрировала свою уникальность в Европе. Более того – и это уже редкий для страны случай - что уникальность зафиксирована в правовом акте.
Так, уже проскальзывала информация, что, ратифицируя Хартию, Украина взяла на себя обязательство относительно 13 языков, что является абсолютным рекордом для континента. Обычно в ратификационных документах указывается 5-6 языков, а рекорд принадлежал Словакии с 9-ю языками. Впрочем, такая особенность Украины с ее большей многонациональностью сравнительно с другими странами вполне ожидаема.


А истинная уникальность в другом. В том, что, строго говоря, нельзя сказать, насчет 13 языков взяты украинские обязательства или насчетть большего количества. Это европейские страны перечисляют именно языки, которых касается их ратификация. А в украинском законе все иначе. Согласно его ст. 2: «Положения Хартии применяются к языкам таких национальных меньшинств Украины: белорусского, болгарского, гагаузского, греческого, еврейского, крымско-татарского, молдавского, немецкого, польского, русского, румынского, словацкого и венгерского». А далее в ст.4. говорится: «Относительного каждого из языков, на который, согласно ст.2 настоящего Закона, распространяются положения Хартии, применяются такие пункты и подпункты…..».


Однако, как известно, единого еврейского языка – есть относящиеся к совсем разным языковым группам идиш, иврит, да еще ладино (распространенный прежде в Южной Европы, и который, может, и в Украине сохранился где-нибудь вблизи дельты Дуная). Так, сколько же языков в законе имеется в виду?


Но главное все же в другом. Из текста закона неясно, подпадает ли под его действие, например, русский язык, если на нем говорит еврей, армянин, украинец (кто угодно, кроме этнических русских). Или же, скажем венгерский язык, на котором говорит цыган или и представитель любого другого народа, кроме венгров). Все европейские страны берут обязательства в отношении языка как такового, а и какой-либо другой вариант, связывающий язык с этническим происхождением его носителя, Хартией не предусмотрен. Однако особенности украинской национальной ратификации оказались таковы, что в итоге, ссылаясь на ту же вторую статью закона чиновники могут оказывать, например, армянам, евреям, украинцам, желающим обучать своих детей на русском языке.

О пострадавших армянах и лемках

Кстати, не очень понятно, почему армянский язык не попал под действие Хартии в Украине – ведь армяне живут на украинских территориях никак не меньший срок, нежели немцы, а потому их язык нельзя относить к языкам мигрантов, на который, как известно, хартия не распространяется. (Впрочем, о временном интервале, после которого язык мигрантов уже можно считать языком автохтонов не говорится ни в самой хартии, ни в разъяснениях, которые удалось найти на сайте Совета Европы. В последних говорится лишь об исторически продолжительном периоде).


Кроме языков мигрантов, Хартия не защищает и диалекты. Однако европейское понятие «региональный язык» не тождественно понятию «язык нацменьшинства». Так, под действие Хартии в Швеции подпадает и финский язык, и менкиели (торнедальско-финский), а в Германии и Нидерландах – нижненемецкий (в Голландии он назван нижнесаксонским). Таких этносов, как торнедальские финны или нижние немцы не существуют. А их языки отличаются от литературного финского и немецкого не больше, нежели отличаются от литературного украинского языка бойковское или лемковское наречие. Трудно чем-либо, кроме политики и застарелых стереотипов, объяснить, почему в одних случаях местное наречие называется региональным языком, а в других случаях – диалектом. Как бы то ни было, о региональных разновидностях украинского языка никто не замолвил слова в ходе парламентского обсуждения хартии. Даже депутаты, которые выставляют себя наибольшими радетелями украинской культуры. Последних, кажется, интересовало в данном вопросе только одно – как ратифицировать Хартию без упоминания о русском языке. Однако такой вариант ратификации противоречил бы статье 2 Хартии, где говорится, что государство, присоединившееся к ней, распространяет положения документа на все региональные языки (языки меньшинств), распространенные на ее территории.

Равенство по Шарикову

Русский язык в украинском ратификационном законе остался. Но хотя даже в Конституции страны он упомянут отдельно, распространенный на него режим Хартии ничем не отличается от режима, применяемого к гагаузскому, немецкому и всем остальным упомянутым в документе языках. Насколько такое равенство соответствует европейской практике?


Такой же как и в Украине принцип ратификации - одни и те же пункты для всех языков и применительно ко всей территории страны – как правило применяли сугубо мононациональные страны, где доля людей, говорящих на языке отличном от государственного составляет менее 5%. Таковы, например, Венгрия, Словения, Армения, Швеция. В странах же, где языковое разнообразие больше, поняли, что формальное равенство применения хартии для всех языков меньшинств сродни шариковскому равенству типа «все поделить». Ведь объективно, в силу своей меньшей распространенности, саамский язык, на котором говорит 0,1% населения Финляндии будет играть в этой стране меньшую роль, чем шведский, на котором разговаривает там 6%. Поэтому в отношении каждого из двух языков государство подобрало разные пункты (впрочем, и саамский защищен финской ратификацией больше, чем любой из языкоУкраину). По такому же пути, как Финляндия пошли в ратификации хартии и Германия, Швейцария, Словакия, Великобритания, Нидерланды.


Заметно отличается Украина от других европейских государств и по характеру обязательств, которые она взяла на себя в плане применения языков меньшинств в различных сферах жизни.

Школа – решают родители и чиновники

Украина обязалась предоставлять дошкольное, начальное, среднее и профессионально-техническое образование на языках меньшинств “в отношении детей из тех семей, которые этого желают, и количество которых считается для этого достаточным”. С такой формулировкой ратифицировали эти пункты хартии и Армения, Дания, Германия, Норвегия, Хорватия, то есть, как правило сугубо моноэтнические страны. Большинство же остальных государств без подобных оговорок обязались гарантировать такое образование , например, Финляндия на саами и на шведском, Словения на итальянском и венгерском (разговаривают соответственно 0,5% и 0,4% населения), Великобритания на валийском и гэльско-шотландском (1,9% и 0,1%) и многие другие.


Конечно, формально, русскоязычный ребенок в Украине может получить те же права, что маленький саам в Финляндии или фриз в Голландии. Надо только его родителям захотеть, чтобы он учился на родном языке. Однако на пути такого желания вполне могут стать чиновники, которые могут решить, что число желающих недостаточно. Кроме того, если родители ребенка не этнические русские, то можно, используя особенности национальной ратификации, о которых говорилось выше, утверждать, что действие Хартии, на него не распространяется.
А потом, говоря об отсутсви желающих учиться, можно постепенно сокращать неукраинские школы. Беспокойство по поводу того, что Хартия способна дать такую возможность выражал в февале в парламенте депутат Иштван Гайдош, предлагая дополнить документ положением о недопустимости сокращения существующих образовательных и культурных учреждений на языках меньшинств. Но его не услышали.

Университет: языки меньшинств – для частных вузов

Что же касается высшего образования ( пункт е ст. 8), то большинство государств выбрали при его ратификации подпункты i (предоставление высшего образования на языках меньшинств) или ii (изучение языков меньшинств как отдельных университетских дисциплин). По первому подпункту, в частности, ратфицировали хартию Финляндия (относительно шведского языка) и Словакия (относительно венгерского). А вот изучение языков меньшинств на университетском уровне одобрило явное большинство государств, в том числе и те, у которых подход к среднему образованию аналогичен украинскому- Германия, Дания, Хорватия. Украина же выбрала третий подпункт, текст которого гласит: “если в связи с ролью государства по отношению к высшим учебным заведениям подпункты i и ii не могут быть осуществлены, поощрять и/ или разрешать предоставление университетского и других форм высшего образования на региональных языках или создание возможностей для изучения этих языков как отдельных дисциплин университетского или иного высшего образования». По этому же подпункту присоединились к хартии Великобритания и Испания - государства, где преобладает частное высшее образования. Но в Украине-то это образование в основном государственное. И такая формулировка ратификации намекает на одно из двух. Либо готовится полная приватизация вузов. Либо государство считает, что в бюджетных вузах не стоит изучать ни русского, ни венгерского, ни немецкого, ни польского языков, однако частным университетам оно этого запрещать не будет.

Гражданин и власть: с родным языком к мэру, но не в суд

В особенностях ратификации раздела, посвященного суду, прослеживается одна линия - предоставлять документы и доказательства на языках меньшинств можно, однако гарантий пользования этими языками для обвиняемых, истцов и ответчиков государство не дает. Аналогичный подход в Европе только в Дании. Все остальные страны предусматривают право выступлений в суде на родном языке, правда отдельные дают его только наиболее распространенным у себя языкам (Великобританиия – валлийскому, Германия – нижнелужицкому). Существующее законодательство Украины, которое разрешает вести судопроизводство на языке большинства населения данной местности, гораздо либеральней отечественных особенностей ратификации Хартии. Но ведь эти законы можно изменить.


Что же касается общения граждан с органами государственной власти, то украинский вариант присоединения к Хартии, не предполагает, чтобы оно велось на языках меньшинств. Даже пункт о подаче устных и письменных заявлений в органы данной власти на этих языках не ратифицирован. Такой глухоты не продемонстрировало ни одно европейское государство, принявшее хартию. Все предусматривают возможность, по крайней мере, обращения к власти на своем языке, а многие и ответа на такое обращение на этом же языке. Мне пока неизвестно, правда, чтобы жалобы на имя кого-либо из высоких чиновников не рассматривались бы только потому, что написаны на русском. Но все когда-нибудь происходит впервые. Тем более, что украинский вариант ратификации Хартии, позволит уменьшить число жалоб.


Впрочем, что касается того, можно ли в соответствии с Хартией жаловаться на русском языке губернатору, то на этот вопрос трудно ответить, так как европейский документ не употребляет принятых в Украине терминов «органы государственной власти» и «органы местного самоуправления». Вместо них фигурируют понятия «административные власти» (с указанием, что это власти в конкретных территориальных единицах) и «органы местной и региональной власти». И относительно именно административных властей, никакого общения на языках меньшинств не предусмотрено. А кто у нас в регионах будет административная власть? Несомненно, милиция и служба безопасности, так как она губернатору не подчиняется. Саму же обладминистрацию непонятно, какой властью считать, административной или региональной.


В органы же региональной, как и местной власти, согласно украинской ратификации, заявления на языках меньшинств подавать уже можно. Более того, предусмотрена возможность использования этих языков в рамках регионального или местного самоуправления и публикация на них официальных документов этих властей. Кроме того, органы местной власти (но не региональной) могут использовать языки меньшинств на своих заседаниях, чего нет в некоторых странах-участниках Хартии (Австрии, Хорватии, Германии, Швеции). А в целом раздел, посвященный языкам в органах местного самоуправления, ратифицирован Украиной в том же объеме, что и в большинстве государств.

СМИ и культура: нет - глушилкам, да - ретрансляциям.

В рамках Хартии Украина обязалась « поощрять и/или содействовать трансляции» радио и телепрограмм на языках меньшинств на регулярной основе. Такие же обязательства взяло на себя и большинство других участников договора. В то же время Украина не обязалась обеспечить создание (в отношении общественных электронных СМИ) или поощрять (в отношении частных СМИ) создание по крайней мере одной радиостанции и телеканала, целиком вещающего на языках меньшинств. А такие обязательства даны Испанией, Великобританией, анией, Швейцарией, Словенией, Финляндией и Норвегией. Впрочем, обе скандинавские страны ратифицировали лишь пункт о радиостанции, но не о телеканале.


Присоединилась Украина и к пункту о «поощрении и содействии созданию и распространению аудио- и аудиовизуальных произведений на языках меньшинств». Кроме того, она гарантировала «неприменение каких-либо ограничений» на свободное распространение печатных СМИ на этих языках, свободный прием радио- и телепередач из соседних стран на языках меньшинств, а также на ретрансляцию этих передач. Упомянутые положения Хартии создают правовую базу против постоянно декларируемых многими правыми политиками намерений ограничить иноязычное - прежде всего русскоязычное - присутствие в информационной и культурной сфере. Между тем пункт о неприменении ограничений в распространении СМИ и приема радио- и телепередач отсутствовал даже в том широком варианте украинской ратификации, который был принят в конце 1999-го и отменен Конституционным судом по процедурным соображениям. Но в том, что он в итоге одобрен Украиной, ничего выдающегося на европейском фоне нет. Ведь не присоединилась к нему лишь Венгрия.

Экономическая жизнь: с коллегой говори хоть на родном, но инструкцию читай на государственном

В рамках Хартии Украина обязалась «запретить использование во внутренних правилах компаний любых положений, исключающих и ограничивающих использование языков меньшинств, по крайней мере, между лицами, которые этими языками пользуются. То есть, не должно быть даже частных компаний, в чьих правилах внутреннего распорядка будет записано «ни слова по-русски» (или «по-польски», «по-венгерски» и т.д.). Кроме того, Киев взял обязательство «противодействовать практике, ведущей к отказу от использования региональных языков в экономической и социальной сфере». Это соответствует договорам о ратификации большинства государств ( кроме Австрии, Швейцарии, Норвегии, Германии, Швеции, Венгрии, Великобритании).


Однако очень многие из них присоединились и к важнейшему пункту этого раздела, который звучит: «Исключить из своего законодательства любые положения, необоснованно запрещающие или ограничивающие использование региональных языков в документах, относящихся к экономической и социальной жизни, в частности в трудовых договорах и технической документации, например, инструкциях по пользованию товарами или оборудованием». То, насколько важен подобный пункт, понимает любой, кто хоть раз видел донецкого или харьковского пенсионера, который пытается освоить украинскую медицинскую терминологию, читая вкладыш к лекарству, Между тем, Украина это положение не ратифицировала, в отличие даже от моноэтнических Венгрии, Дании, Германии, а также ряда других стран.

Таковы правовые особенности украинской ратификации Европейской Хартии. Ну а чтобы определить реальную роль этого документа в гуманитарной сфере страны, придется пока ограничиться банальной фразой «покажет время». Многое будет зависеть от активности самих представителей меньшинств и их организаций, так как чиновники, заведующие этой сферой, до сих пор действовали отнюдь не в духе Хартии. И от самого факта принятия документа, они не изменятся. Впрочем, при желании, украинские особенности закона, можно превратить даже в инструменты «дерусификации» образования и судопроизводства.