Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Еще раз о Европейской хартии и государственном статусе русского языка. Разговор о том, "сдал ли Янукович русский язык"

В №51(490) «2000» от 18 — 24 декабря 2009 г. помещена статья уважаемого мною Сергея Лозунько «Янукович отказывается от русского языка как второго государственного».

Полностью соглашаясь с выводом автора, что статус государственного для русского языка — «это не только вопрос языка, от этого зависит, какой быть Украине и как она будет развиваться в настоящем и будущем», и поддерживая оценку Лозунько деятельности Конституционного Суда, объективно направленной на попрание конституционной нормы о том, что в «Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского... языка», считаю необходимым все же всесторонне рассмотреть поднятую проблему. Тем более что в качестве аргументов автор широко использует цитаты из моей книги «Бегом от Европы? Кто и как противодействует в Украине реализации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств», в которой не только подробно проанализированы проблемы с реализацией хартии в нашей стране, но и даны рецепты их разрешения.

Эти рецепты — один из способов относительно безболезненного решения культурно-языковых проблем Украины, ибо основаны они не на умозрительных заключениях и субъективных желаниях, а отражают опыт их автора как депутата Верховной Рады — участника принятия Конституции, первой ратификации Европейской хартии, а затем — успешного отстаивания решения по региональному статусу русского языка на Харьковщине (кстати, Харьковская область — пожалуй, единственная, которая смогла в ходе четырех (!) судебных процессов отстоять свое право на использование норм закона Украины о ратификации Европейской хартии). А заодно мы сможем ответить, как сочетаются приверженность Европейской хартии и возможность предоставления русскому языку государственного статуса.

Итак, отказался ли Виктор Янукович от идеи предоставления русскому языку статуса государственного? Разумеется, нет — и это признает сам Лозунько. Другое дело, что форма, в которой лидер «регионалов» высказывает свою позицию по этому вопросу, кажется автору статьи чересчур мягкой. По правде говоря, я и сам разделил бы эту точку зрения, если бы не известная истина — «большие знания порождают большие печали».

Нужен ли статус государственного русскому языку на Украине? Без сомнения, да! Ибо без этого невозможны ни согласие в обществе, ни консолидация усилий для разрешения насущных экономических проблем, ни преодоление раскола страны, ни развитие технологических отраслей экономики, ни создание у миллионов людей стойкой уверенности в том, что Украина — это их родной дом, а не территория, в пределах которой они, никуда не переезжая, вдруг оказались волею случая. Можно ли добиться предоставления русскому языку статуса государственного? В общем, да. А теперь давайте посмотрим, что для этого нужно сделать.

Поскольку статья 10, устанавливающая статус языков, относится к разделу I Конституции Украины, для которого установлен особый порядок внесения изменений, рассмотрим этот порядок. Итак, для начала следует, чтобы законопроект об изменении статьи 10 внесли либо 300 депутатов Верховной Рады, либо президент. Скажем прямо: найти поддержку 300 депутатов для этого нереально даже теоретически, а вот в случае избрания Януковича президентом подача такого законопроекта возможна. Что дальше? А дальше опять-таки требуется предварительная поддержка законопроекта не менее чем 300 депутатами. Затем — положительное заключение Конституционного Суда (при его стойкой приверженности принципам этнонационализма и активном участии в «выпекании» русофобских решений кто сможет дать гарантию, что судьи КС вдруг воспылают любовью к европейским правовым нормам, гарантирующим культурно-языковое равноправие?).

Но и это не все! Дальше снова нужно повторное позитивное голосование не менее чем 300 депутатов (а где взять в Раде такое количество противников этнонационализма?). После этого еще и утверждение изменений в статью 10 Конституции «всеукраинским референдумом, который назначается Президентом Украины». Если учесть то обстоятельство, что в силу двадцатилетней идеологической обработки число сторонников двуязычия уже не намного превышает 50% и что большинство общеукраинских электронных СМИ безусловно примут участие в информационном крике на тему «гине солов'їна мова», позитивные результаты референдума никто не сможет гарантировать.

А теперь давайте говорить прямо: если политическая сила, даже имея своего президента, не обладает при этом конституционным большинством в парламенте (300 депутатов), не имеет гарантий беспристрастности и политической неангажированности судей КС и не доминирует в информационном пространстве, но при этом начинает раздавать гарантии введения государственного статуса русского языка — то как это назвать? Сознательным обманом? Неадекватностью? Или вульгарным предвыборным пиаром? Конечно, и в украинском политикуме, и среди читателей «2000» найдется немало сторонников принципа Наполеона — «давайте ввяжемся в сражение, а там будет видно», причем искренне считающих, что лучше ввязаться в драку, имея все шансы быть битым, чем все время отступать. Вот только сейчас тот случай, когда поражение надолго отложит решение этой проблемы. Если не навсегда. А потому у нас нет права на проигрыш — он дорого обойдется не только нам, но и всей Украине.

Предвижу вопрос: так что же делать? Думаю, стоит обратиться к опыту политика, изменившего ход мировой истории, — Ленина. Как бы кардинально ни разнились оценки его лично и плодов его деятельности, но с тем, что он был выдающимся политическим стратегом и тактиком, согласятся все. Так вот, когда Ильич разрабатывал программу создаваемой им партии, он разделил задачи на глобальные и текущие. К глобальным он отнес совершение социалистической революции и взятие власти (программа-максимум), а к текущим — отстаивание конкретных интересов того класса, от имени которого должна была выступать создаваемая партия: восьмичасовой рабочий день, улучшение условий труда, повышение заработной платы и т. п. (программа-минимум). Как мы помним, в результате успех имел всемирно-историческое значение.

Что мешает сейчас «регионалам» применить подобную же технологию? Тем более что элементы ее явно проскальзывают в выступлениях Виктора Януковича, в том числе и в цитируемых Лозунько. Мало того, в свое время мною был подготовлен для партии аналитический документ, в котором предлагалась именно такая схема пошагового решения культурно-языковых проблем Украины: программа-максимум (русский язык как государственный) и программа-минимум (новый закон о языках и восстановление в полном объеме закона о ратификации Европейской хартии региональных языков — об этом чуть позже). В то время идеологический блок ПР возглавлял Евгений Кушнарев, и когда во время нашей встречи в Харькове он ознакомился с моими предложениями, то прямо сказал: согласен на 99%. Потом началась конкретная работа — принятие местными советами решений по региональному статусу русского языка, их судебная защита, подготовка нового проекта закона о языках (его успел подать Кушнарев на рассмотрение ВР). А потом Кушнарева не стало...

Изложенные предложения получили практически все ведущие «регионалы» (как и упомянутую в статье Лозунько мою книгу). Были ли эти предложения использованы при разработке предвыборной программы Виктора Януковича или ее составители самостоятельно пришли к аналогичным выводам — на этот вопрос смогут ответить только они сами. От себя лишь скажу: нельзя противопоставлять государственный статус русского языка и Европейскую хартию региональных языков. Они нисколько не противоречат друг другу, а являются этапами большого пути. Действительно, не должно получиться согласно украинской пословице: «поки сонце зiйде, роса очi виїсть». А то ведь пренебрежение сегодняшними проблемами и погоня за «всем и сразу» могут привести к тому, что нынешняя погромная украинизация и тотальное промывание мозгов подрастающего поколения через пятнадцать-двадцать лет сделают наших детей их сторонниками. Потому и спешит майданная власть (даже путем политического самоубийства своего нынешнего лидера) сделать необратимым процесс переформатирования сознания целого народа и превращения его в толпу Иванов, родства не помнящих. Тогда уж о государственном статусе русского языка некому будет говорить. Как и о многом другом.

А теперь вернемся к хартии. На данном этапе только она может служить хоть какой-то опорой для защитников права на «свободное использование русского языка». Конституция растоптана ее гарантом, конституционные нормы, защищающие русский язык, в упор «не видит» КС, попрание норм закона о языках (например, об обязательности изучения и русского, и украинского языков в школе) — любимая забава Кабмина. А в преследовании местных советов, пытающихся реализовывать конституционные нормы относительно защиты русского языка, Кабмину старательно помогает прокуратура. При том, что органы контроля, призванные следить, чтобы не нарушалось законодательство, находятся в руках его нарушителей, наивно ожидать защиты своих прав. А вот контроль за соблюдением хартии осуществляют независимые от Украинского государства структуры Совета Европы, и это вселяет надежду. Особенно если вспомнить устоявшееся в Европе мнение, что «защита прав человека не есть вмешательство во внутренние дела». Думается, именно поэтому один год, время которое дал Украине Совет Европы для подписания и ратификации хартии, украинские «европейцы» умудрились растянуть на девять (!) лет. А затем организовали полномасштабную судебную травлю тех, кто позволил себе пользоваться законом Украины (!) о ратификации хартии.

В чем соглашается со мной Лозунько, приводя очередную обширную цитату из моей книги, так это с характеристикой нынешнего состояния закона о ратификации хартии — и куцый, и обрезанный, и почти ничего не дает. Но опираясь даже на этот небезупречный документ, Харьковскому облсовету до сих пор удается отстаивать свое решение по русскому языку — четыре выигранных судебных процесса о чем-то говорят. Правда, в самый разгар экономического кризиса правительство Тимошенко инициировало пятый судебный процесс против облсовета — по поводу того же решения 2006 г. относительно регионального статуса русского языка. По-видимому, Юлия Владимировна пришла к выводу, что борьба с кризисом подождет и для нашей державы куда более опасны европейские правовые нормы, гарантирующие реализацию прав человека, чем экономический кризис.

Я хочу обратиться к еще одной главе моей книги — «Что делать?». Не буду подробно пересказывать содержание (желающие ознакомиться с ней могут сделать это в разделе «Библиотека» интернет-издания «Крымское эхо» или по адресу http: //infru.de/downloads/alekseev.pdf), но следует отметить, что именно данная глава дает рецепт, как полностью реализовать возможности Европейской хартии.

Дело в том, что эту хартию Украина ратифицировала дважды — невиданный случай в международной практике нашего государства. И все потому, что во время первой ратификации в 1999 г. закон о ратификации хартии был принят согласно европейской практике и реально гарантировал возможности использования и русского, и других региональных языков, а когда вступил в силу, то должен был надежно защитить права их носителей. В этом сможет убедиться каждый, ознакомившись с ним на с. 139 упомянутой книги либо на сайте ВР (закон № 1350-XIV от 24.12.1999 г.).

Это вызвало дикую истерику националистов, и им пришлось задействовать всю мощь государства — МИД, саботировавший передачу документа о ратификации в Совет Европы, Конституционный Суд, который по им же изобретенным процедурным основаниям срочно отменил закон о ратификации хартии (по мнению автора, продемонстрировав классический пример «юридического бандитизма»), и даже президента Кучму, «обчекрыжившего» хартию при повторной подаче ее на ратификацию. Именно в «кастрированном» варианте Л. Кучмы закон о ратификации хартии, принятый в 2003 г., сейчас и действует. Но при этом Кучма проигнорировал статью 22 Конституции Украины, согласно которой «при принятии новых законов или внесении изменений в действующие не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод».

Новому президенту, который возьмет курс на возврат Украины к нормам правового государства, следует сделать самую малость — устранить нарушения Конституции при повторной ратификации Европейской хартии, т. е. восстановить права и свободы граждан, которые те имели согласно закону о ратификации хартии, принятому в 1999 г. Для этого достаточно простого большинства в парламенте (226 голосов) и подписи президента под восстановленным законом о ратификации. И, разумеется, переориентации государственных органов с саботажа хартии и преследования тех, кто рискнул воспользоваться ее нормами, на неукоснительное выполнение этого европейского документа, соблюдение которого, кстати, является одним из условий пребывания Украины в Совете Европы.

Поэтому если Виктор Янукович, став президентом, полностью реализует вышеизложенное, то нарушения прав граждан на пользование родным языком сократятся до минимума. А проблема языка на Украине будет в значительной мере решена, притом в рамках выполнения европейских обязательств нашей страны, без надрыва и траты сил на не гарантирующие успеха попытки преодолеть старательно расставленные ловушки, ограждающие принцип конституционного моноязычия. Ведь время не ждет — с каждым днем все больше ограничивается сфера использования русского языка, к тому же с применением всей мощи государственных структур. По сути мы имеем дело с целенаправленным уничтожением среды обитания десятков миллионов русскокультурных граждан с целью изменения их культурной и этнической принадлежности (согласно международным правовым нормам такое деяние квалифицируется как «этноцид»). И разве в этой ситуации так уж важно, каким образом будет безотлагательно обеспечена защита прав граждан — через Европейскую хартию или путем изменений в Конституцию? Совершенно очевидно, что следует выбирать более реальный и быстрый путь. Как говорится, лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Согласитесь — если благодаря Европейской хартии у граждан появятся права на свободный выбор языка воспитания и образования для своих детей, получение информации на родном языке, использование его в органах власти, в экономической, культурной и социальной сферах, то вопрос о том, на каком языке заключаются международные договора Украины, будет волновать очень немногих. Кстати, тогда и вопрос о юридическом закреплении государственного статуса для русского языка решить будет гораздо легче.

Депутат ВР Украины ІІ и ІІІ созывов,
председатель контрольной комиссии
Харьковского облсовет
Владимир АЛЕКСЕЕВ
2000