Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Два берега. У одной ли реки?

Непосредственным толчком к написанию этой статьи послужила информация о том, что 14 октября с.г. украинские националистические организации и движения будут праздновать 65-летний юбилей образования УПА.

В связи с этим в адрес Президента Украины идут довольно многочисленные обращения от областных и городских Советов областей и городов Западной Украины с призывами присвоить посмертно звания Герой Украины целому сонму деятелей национализма, начиная с Симона Петлюры.

В то же время я думаю, что не ошибусь, если скажу, что одна из главных проблем, раскалывающих украинское общество на две наиболее непримиримые части – пробандеровскую и антибандеровскую – это оценка деятельности ОУН-УПА, бандеровского ее крыла. Ведь, кроме бандеровской, была еще и другая УПА – Тараса Бульбы-Боровца – которая, в отличие от насильно рекрутированной бандеровской её части, действительно была движением повстанческим, так как в её состав входили исключительно добровольцы. И надо сразу же сказать, что основные сложности здесь носят отнюдь не научный, а политический характер.

Для этого (якобы) еще во времена президентства Л. Кучмы при украинском правительстве была создана рабочая группа историков под руководством заместителя директора Института истории НАНУ проф. Станислава Кульчицкого.

Ее работа несколько лет назад завершена. Сообщалось, что ее итогом стали 27 книг общим объемом 5.723 страницы. По этим материалам Институтом истории НАНУ опубликован сборник «Организация украинских националистов и украинская повстанческая армия», а ее квинтэссенцией стал «Отчет рабочей группы историков при Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА. Основные тезисы по проблеме ОУН-УПА (исторический вывод)». Издание: Национальная академия наук Институт истории Украины. В 2005 году этот отчет в практически неизменном виде был опубликован в издательстве «Наукова думка» неслыханным по нашим временам тиражом 120 тыс. экземпляров и разослан в многочисленные организации, в том числе – в школы и вузы, а минобразования рекомендовало педагогам пошире использовать его, сея «разумное, доброе, вечное».

Широкого обсуждения этого труда ни в украинском обществе, ни в научном сообществе не было. Более того, известный историк ОУН-УПА, канадец украинского происхождения, доктор гуманитарных наук и автор книги «Гiрка правда. Злочиннiсть ОУН-УПА», пятитомника «Интегральный украинский национализм как разновидность фашизма» и др. Виктор Полищук еще в разгар работы этой группы, убедившись в ее очевидной тенденциозности вообще, а в частности, в тенденциозности самого проф. С. Кульчицкого, написал ему два открытых письма, надеясь «спровоцировать обмен опытом». Он получил ответ, в котором сообщалось, что проф. С. Кульчицкий… умер. Надо полагать, это следовало понимать как «христианское» предложение не тревожить прах покойного и молча закрыть тему. О покойниках, мол, либо хорошее, либо ничего. Однако слухи о смерти С. Кульчицкого оказались сильно преувеличенными. Его последнее известное автору публичное выступление (в Москве по поводу голодомора) датируется 11 мая 2007 года. В. Полищук больше не тревожил «покойного», но и своей критики попыток обелить и оправдать бандеровцев и навязать Украине бандеровскую версию её истории не прекратил. Большая его работа на эту тему опубликована в Интернете («на бумаге» ее не решилось опубликовать ни одно украинское издательство) под названием «Гора родила мышь. Бандеровскую». Вот один из ее Интернет-адресов (в формате pdf): http://kpu.net.ua/wp-content/uploads/2006/11/gora-ru.pdf. Полищук не называет свою работу рецензией, замечая, что рецензии пишут на научные труды, а «Отчет» таковым не является. «Критикуемая работа не имеет ни малейших признаков научности, она – прямое или опосредствованное выполнение политического заказа сил, которые стремятся к оправданию Организации украинских националистов (ОУН) и т. наз. Украинской повстанческой армии», – характеризует Полищук ее научный уровень. Поэтому свою работу он называет «критикой».

В одном из своих интервью Виктор Полищук о «моменте рождения» бандеровской УПА говорит так: «Вспомнить хотя бы погром в селе Кортелисы, совершенный немцами и украинской вспомогательной полицией 23 сентября 1942 года, вследствие которого расстреляно, живьем сожжено, палками убито 2875 украинских крестьян, в том числе 1620 детей, сожжено 715 жилищ. Это было преступление народоубийства, в три раза превышающее известный всему миру погром в чешском селе Лидице. А погром в Кортелисах был лишь фрагментом «деятельности» бандеровской полиции! Эта полиция в марте-апреле 1943 года по приказу ОУН Бандеры с оружием в руках оставила службу у немцев, подалась «в лес» и, вместе с бывшими воинами из «Нахтигаля» и «Роланда», стала стержнем создаваемой бандеровской УПА». Но ближе к «Отчету».

Прежде всего, Полищук отмечает те семантические трудности, с которыми столкнулась группа С. Кульчицкого: как надо правильно называть УПА? Свою собственную позицию он поясняет так: «В противоположность проф. Кульчицкому, автор этой критики доказывает, что УПА не была “войском” (армией), так как войско является государственной структурой, а ОУН Бандеры, несмотря на провозглашение «Акта 30 июня»,.. государственным органом не была. УПА не была также движением повстанческим. Во всем мире и в любое время повстанческие движения формируются исключительно из добровольцев-повстанцев, а не по приказу («восстания», спонтанные или определенным образом организованные, по семантике слова, не возникают по приказу). В то же время, уже в мае 1943 года, УПА состояла из «мобилизованных» в нее с применением террора не менее чем на 50%, а на переломе 1943/1944 лет «мобилизованных» в УПА было уже не менее 90%.

Кроме того, известно, что УПА истребляла гражданское население (против чего не возражает сам С. Кульчицкий…), так как же можно при этом называть ее участников «военными»? Авторам научных проработок следовало бы пользоваться научной, адекватной к фактам, терминологией, а не пропагандистско-политическим жаргоном…

…Называя бывших участников УПА «ветеранами», С. Кульчицкий становится тем самым на бандеровские позиции. Они таковыми не являются ни по оценкам ветеранов Великой Отечественной войны, ни у многих исследователей проблемы украинского национализма, в том числе и в оценке автора этой критики, так как ветераном не может быть член преступного формирования». Вот и нашлось адекватное сути дела слово.

Основная мысль, которую пытается навязать украинскому народу «украинская история» по заказу украинской же государственной власти состоит в том, что бандеровцы – благородные борцы за независимость Украины. Опровергая эту мысль, В. Полищук широко цитирует документы из архивов Тараса Бульбы-Боровца, в частности из его открытых писем к Проводу ОУН Бандеры и Головной Команде УПА. 24 сентября 1943 года он писал: «Ваша «власть» ведет себя не как народная революционная власть, а как обычная банда ... Вы уже сегодня начали братоубийственную борьбу, так как не хотите бороться вместе со всем украинским трудовым народом за его освобождение, вы уже сегодня боретесь только за власть над ним. Битье шомполами и расстрелы украинских крестьян ... стали вашими ежедневными занятиями».

А полутора месяцами ранее: «При ваших методах расстреливания украинцев из Красной Армии, бывших украинских коммунистов, комсомольцев и бичевании украинского актива, как это было на Житомирщине, умерщвлением путами своих наилучших людей – вы не воссоздадите армии».

А вот что писал Бульба-Боровец в своей статье, опубликованной в его же газете: «Припомните 1941 год, когда бандеровцы с высунутыми языками перли за немецким фронтом и провозглашали «бандеровскую независимую»... Существовала ли когда-нибудь на Украине такая революционная организация, которой собственный народ боялся бы больше, чем самого лютого врага, а ее членов не называл бы иначе, чем «путярями» (от слов «душить путами» - прим. переводчика) и «сокирниками» (от слова «топор » - прим.переводчика), ..которая честных и сознательных украинцев мордовала сильнее, чем гестапо или НКВД? ... Что общего имеют с освобождением Украины бандеровские попытки уже теперь подчинить украинские народные массы своей партийной диктатуре и фашистской идеологии, которая противна украинскому народу, против которой воюет целый мир ... я позволю себе спросить у вас: за что вы боретесь? За Украину или за вашу ОУН? За Украинское Государство или за диктатуру в этом государстве? За украинский народ или только за свою партию?»

Это написал не секретарь ЦК КПУ. Это написал создатель и командующий так называемой «первой» УПА, которая, вполне вероятно и насколько можно судить по его высказываниям, по идеологии своей и по делам ее сильно отличалась от бандеровской. Я не могу исключить, что, знай я побольше об этом человеке и деле его жизни, я бы как должное и справедливое принял присвоение ему посмертного звания Герой Украины. Но – не в одной компании с бандеровцами. Торжества бандеровщины я принять не могу. Пусть ее покровители создадут для нее соответствующий благотворительный фонд и сливают в него свои деньги. Свои собственные, но не наши – из бюджета!

Подводя итог обширному корпусу архивных материалов, В. Полищук пишет: «С. Кульчицкий и его сотоварищи-историки к структурам, которые боролись за независимость Украины в прошлом, относят: Украинскую воинскую организацию (УВО), Организацию украинских националистов (ОУН), Украинскую повстанческую армию (УПА) и Дружины украинских националистов (ДУН). Подобного определения можно было бы ожидать от таких «историков», как Петро Мирчук, но если его авторы научные работники академии наук, то это – авантюра. Скажем сразу: это – неправда! Эти формирования боролись за создание украинского, фашистского типа, государства, в котором украинские националисты имели бы власть НАД украинским народом. Такое стремление – не тождественно с борьбой за «независимость Украины», украинский народ никогда не желал иметь такой независимости в форме государства фашистского типа. И еще: можно догадаться, что, по мнению авторов приведенного утверждения, упомянутые выше формирования завоевали независимость для современной Украины, но это абсолютно не соответствует действительности: Украина не добилась этой государственной независимости, она украинцам даром досталась вследствие независимых от украинцев, а поэтому и украинских националистов, событий – независимость наступила вследствие распада СССР».

Аргументы В. Полищука строго научны и объективны. В них нет места мотивам политических или личных симпатий и антипатий. Он приводит факты, называет имена, даты, ссылается на документы, указывая места их публикации или хранения. Все это совершенно убийственно и для бандеровщины, и для ее апологетов во власти. Будучи деликатным человеком и не желая вмешиваться во внутренние дела нашего государства, Полищук говорит всего лишь об обмане группой С. Кульчицкого украинских государственных структур. Но мы должны понимать и то, что именно эти структуры одновременно являются и заказчиками широкомасштабной фальсификации нашей истории, отчуждающей украинских граждан от украинского государства.

Валерий Тырнов