Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Добкин накануне досрочных выборов в Харькове принял решение о сносе памятника ОУН-УПА

Киев, Апрель 16 (Новый Регион, Михаил Рябов) – Харьковский горсовет сегодня подавляющим большинством голосов (80 против 3) принял решение об отмене решения об установке памятного камня ОУН-УПА в Молодежном парке.

Об этом «Новому Региону» сообщил Геннадий Макаров, лидер партии «Русский блок» в Харьковской области.

По его словам, решение от 1992 года не было подкреплено работой по согласованию памятного камня во всех необходимых инстанциях и внесения его в реестр. Инициаторы установки от этой работы устранились, ограничившись только установкой камня.

«На сессии выяснилось, что установление этого памятника «продавливалось» РУХом, которому в 1992 году покровительствовал Леонид Кравчук, который в те годы назначал замов губернаторов по гуманитарному блоку из активистов РУХа. Позвонивший в сессионный зал Михаил Пилипчук, подписавший от имени горисполкома то решение в далеком 1992 году, рассказал о давлении со стороны руководства РУХа по установлению того камня на Мемориале, где похоронены погибшие при освобождении нашего города. И он рассказал, что стоило большого труда, чтобы убедить националистические силы установить памятник в Молодежном парке», – рассказал Макаров.

По его словам, на сессии мэр Харькова Михаил Добкин объявил о готовности харьковских властей помочь построить памятник жертвам УПА на Западе Украины. Следует отметить, что в настоящий момент Добкину угрожает отставку – «Наша Украина» намеревается инициировать голосование в Верховной Раде за досрочные выборы в Харькове, который пока что контролируется Партией Регионов.

Между тем, по словам Макарова, голосование горсовета по памятнику ОУН-УПА – знаковое.

«ОУНовские пособники виновны в уничтожении сотен тысяч харьковчан. Если за 900 дней и ночей ленинградцы в блокаду потеряли 600 т., то за меньше чем за два года харьковчан погибло около 700 тысяч человек. Это – самые большие потери гражданского населения за годы войны на территории СССР. После отхода Красной Армии из Харькова в городе осталось около 900 тысяч человек, а когда пришли наши, осталось только 150 тысяч. Характер ОУНовской власти раскрывает приказ бургомистра проф. Крамеренко о запрете использования русского языка в управе. На аусвайсы харьковчан ставили печати с трезубцем, а полицаи носили желто-блакитные повязки, а рядом с германским стягом на здании бургомистратуры висел желто-голубой флаг. До тех пор, пока на нашей харьковской земле существуют памятники, символы и знаки, имеющие отношение к ОУН-УПА, пособникам фашистских оккупантов, до тех пор освобождение нашего города от немецко-фашистской оккупации будет неполным», – говорит Макаров.