Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Дело Гейченко продолжается

По двум постановлениям предыдущего судебного заседания: 1) адрес нахождения машины оказался иным, чем это было в материалах дела и в постановлении суда.

2) из четырёх таможенников, которых суд постановил доставить в суд принудительно пришёл только один. Мало того, что таможенники по повесткам не приходят, но оказывается и органы МВД не могут их привести в зал суда. То есть, и органы МВД не уважают суд? Так мы далеко дойдём, если уже государственные органы, которые должны стоять на страже закона игнорируют его и судебную власть.

Таможенник (зам.начальника таможенного поста), который пришёл для дачи свидетельских показаний, отвечая на вопросы адвокатов, рассказал много интересного.

Выяснилось, что он не был свидетелем всех таможенных действий с Дмитрием Гейченко, а только на следующий день ознакомился с документами.

Зато он рассказал о порядках на украинской таможенной границе. По его словам разработана отлаженная система информирования граждан РФ об условиях таможенного контроля. Есть стенды, таможенные инспекторы вначале предлагают гражданам устно задекларировать свои предметы, если они вызывают подозрительность и если подозрительность подкрепляется в процессе общения отправляют на красный коридор –место углубленного таможенного досмотра.

Ссылаясь на приказ № 117 от 1994 года, он сообщил, что для провоза лекарственных препаратов необходима справка доктора и указанием диагноза и рецепт. Все эти документы с круглой печатью и подписью врача. Если же гражданин РФ заявляет, что он везёт лекарство, прописанное ему для лечения, но при этом у него нет этих документов, то его не пропускают через границу и отправляют обратно.

Причём выяснилось, что для граждан Украины такая законодательная норма не действует. Перевозить лекарство они могут без справки и без рецепта и если возникают вопросы о происхождении лекарственных средств, то тогда эти документы задержанный обязан доставить. Причём для обоих осуждённых суд прямо подчёркивал, что их судят по украинским Законам.

Выяснилось, что проблемный список лекарственных препаратов на стенде находится в одном (!) файле и состоит из 3 страниц. То есть при всём желании человек не сможет узнать, что для препарата феназепам требуется декларирование, так как он находится на 3-й странице этого списка. Доставать листы из файла на стенде, расположенном на пропускном пункте государственной границы, не каждый человек рискнёт. А ведь ещё надо знать, что там три листа.

Адвокат Дмитрия Гейченко Александр Морозов завил, что не видел приказа № 117 в материалах дела. Он также отсутствует в протоколе осмотра информационных стендов.

Также выяснилось, что углубленный таможенно-пограничный досмотр проходит по следующим этапам: составляется акт досмотра, понятые дают объяснения, составляется протокол о нарушении таможенных правил, в который заносится количество не задекларированных предметов. Если разговор идёт о наркотических и психотротропных препаратах информируется дежурная часть СБУ.

В деле Дмитрия Гейченко факт изъятия был произведён дважды: Вначале это сделали таможенники, затем они положили лекарственные препараты в совсем другое место, под сиденье водителя, чтобы зафиксировать факт их сокрытия подозреваемым. Хотя до этого они лежали открыто, за водительским сиденьем.

Вывод, который напрашивается по результатам услышанного в суде, неутешителен. Таможенники постоянно нарушают свои правила, навязывая декларации и принуждая их побыстрее заполнять, в то же время, не разъясняя правил заполнения деклараций. После заполнения декларации, гражданин, который не внёс обязательный предмет для декларирования, уже висит на крючке уголовного дела, и с ним открывается широкое поле для «договорённостей». Человек, который честно попытается узнать что- либо полезное из информационных стендов, всё равно останется безоружным перед волюнтаризмом таможенников. Перечень лекарственных препаратов для него закрыт, ведь видна только одна страница из трёх.

Попытка Дмитрия Гейченко и его адвокатов выполнить постановление суда и забрать свои вещи из автомобиля закончились и на этот раз неудачей. По словам Дмитрия Гейченко его не пустили с постановлением суда на территорию склада. Представитель фирмы, которой передано на ответственное хранение транспортное средство, сказал ему по телефону, что постановление суда не является для него документом, на основании которого они могли бы выдать личные вещи Дмитрию Гейченко. Он посоветовал связаться с представителями СБУ- «Они ставили машину, они и распоряжаются».

Причём, как оказалось, ценные вещи Дмитрия Гейченко: ноутбук (3 т. д. США), видиокамера «Сони» (1,5 т.д. США, фотоаппарат «Кэнон» (2 т.д. США) были отправлены в специальное хранилище. А следовательно, разрешение на возврат личных вещей, касалось только возврата одежды.

Таким образом, мы имеем дело с судом, который не обеспечивает явки свидетелей, областное МВД, которое не использует всех своих возможностей для принудительного привода свидетелей-таможенников.

Всё это оборачивается для Дмитрия Гейченко колоссальными расходами для приезда на судебные заседания. По его слова у него складывается впечатление, что его хотят убедить в безысходности дела и тем самым поставить перед необходимостью решать свои вопросы не в зале суда.

Геннадий Макаров