Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Даже Восточная Германия вымирает и деградирует. Без стены

9 ноября будет отмечена годовщина весьма знаменательного события – «падения» Берлинской стены, которое стало этаким символом всего распада социалистической системы в Восточной Европе.

Мы помним телерепортажи о сотнях тысяч людей, прорывавшихся через контрольно-пропускные пункты и крушивших бетонные блоки, которые, как им казалось, отделяют их от счастливой и благополучной жизни в «свободном» мире. И вот прошло 22 года – казалось бы, достаточный срок, чтобы миновать все сложности «переходного» периода и оценить все плюсы происшедших перемен.


Однако, как показывают опросы, среди жителей восточногерманских земель продолжает увеличиваться число недовольных уровнем жизни и положением в обществе. Обделенными чувствуют себя 61 проц. опрошенных «осси», как все еще называют себя жители бывшей ГДР, при том, что в 1999 году личной жизненной ситуацией были недовольны 41 проц. проживающих в новых федеральных землях. 57 проц. респондентов считают себя заложниками политики реформ и чувствуют себя «гражданами второго сорта», сообщил руководитель «Народной солидарности» Бернд Нидерланд.

Подводя итоги объединения страны жители бывшей ГДР, выражают разочарование результатами этого события, которым они восторгались осенью 1989 года. Как свидетельствуют итоги проведенного институтом «Форза», ожидания большинства после воссоединения не оправдались. После падения стены 71 проц. жителей бывшей ГДР надеялись на улучшение условий жизни. 20 лет спустя 46 проц. заявили, что их надежды так и не сбылись. Каждый четвертый житель востока ФРГ считает, что до 1989 года ему жилось лучше. Лишь 39 проц. опрошенных полагают, что в результате объединения Германии они выиграли. И для таких настроений есть все основания.
Новые возможности оказались мифом

Привыкание к реальному капитализму оказалось трудным. Даже «новые возможности», которые открывали рыночные реформы, именно для жителей бывшей ГДР оказались сильно суженными по сравнению с другими постсоциалистическими странами. В последних, в условиях формирующегося рынка для людей деятельных и энергичных имелся неплохой шанс «подняться», «раскрутиться» с небольшим стартовым капиталом и даже вовсе без оного.

В бывшей же ГДР все открывающиеся ниши на рынке очень быстро занимались бизнес-структурами из старых земель, с которыми новым гражданам Германии было очень трудно конкурировать. Причем руководителей и топ-менеджеров для вновь открываемых филиалов инвесторы предпочитали «завозить» из Западной Германии, а не готовить из аборигенов. Желающих было достаточно — многие охотно соглашались на переезд в другой регион своей же страны ради хороших зарплат.

«Любая угроза конкуренции со стороны предприятий из новых федеральных земель была подавлена в корне, –говорит председатель фракции оппозиционной Левой партии /ЛП/ в бундестаге Грегор Гизи. – В результате западные услуги и товары хлынули на восток и заполнили полки всех магазинов, не оставив места для продукции восточногерманских фирм».

Неудивительно, что за 20-летний период общее число занятых в экономике Восточной Германии сократилось с 9,86 до 6,76 млн человек, а число только лишь официально зарегистрированных безработных возросло с нуля до 1,13 млн человек. Уровень безработицы в восточных землях остается в два раза выше (14,8% против 7,1%). При этом еще не берется в расчет, что примерно 4% жителей восточных земель (около 300 тысяч человек) ездят на работу в западные земли.

Показательно, что даже по данным официальной статистики, если зарплата жителей западных земель Германии с 2002 года по настоящее время в среднем увеличилась на 11 проц., то в восточных землях она за тот же период снизились на 10 процентов (т.е., разрыв в доходах между старыми и «новыми» германскими землями не сокращается, а наоборот – продолжает увеличиватся) Доходы работников в западных землях на 30 проц. выше заработков их восточных коллег, сообщает федеральное статистическое ведомство. Даже по мнению германского министра транспорта, строительства и развития новых федеральных земель Вольфганга Тифензее, восточные земли ФРГ еще 15-20 лет будут зависеть от финансовой помощи и не смогут достичь уровня жизни, подобного тому, который существует в западных землях.

Неудивительно, что многие бывшие «жертвы» социалистического строя не хотят ждать еще 20 лет (по самым «оптимистичным» прогнозам чиновника, которому по должности положено быть оптимистом) в дополние к уже прошедшим с падения стены 22 годам и уезжают граждане ГДР в западные регионы и на постоянное место жительства. Если в 1990 году население ГДР составляло 17 млн. человек, то по прогнозам официальной статистики, к 2025 году население пяти восточных земель сократится с нынешних 13,9 млн. до 11,5 млн. человек.

Уезжают, естественно, в первую очередь молодые. Согласно исследованию, проведенному кассой медицинского страхования Barmer GEK, частота 80 наиболее распространенных болезней в восточных землях ФРГ выше, чем в её западных землях, ситуация объясняется уходом с восточных земель более здоровой части населения, прежде всего, хорошо зарабатывающей и образованной: происходила «миграция здоровых людей». Также Эксперты Barmer GEK, обратили внимание на увеличение в восточных землях количества «бюджетов на одного человека», т.е. – одиноких людей.

Впрочем, ситуация у восточных немцев выглядит еще достаточно благоприятной по сравнению с другими бывшими соцстранами Восточной Европы. Хотя и им (выходцам из бывшей ГДР) непросто приходится на новых местах – ситуация на рынке труда и в Западной Германии далека от благоприятной, «пришлым» предлагают лишь самые непрестижные и низкооплачиваемые места, а у западных за годы после воссоединения появилось сильное предубеждение против «осси» (характерно, что по данным социсследований, лишь 21 проц. западных немцев имеют знакомых на востоке страны), последним все-таки можно ограничится миграцией внутри своей страны, где у них, пусть формально, но абсолютно равные права с «аборигенами», им не мешает языковый и «ментальные» барьеры.
Демографическая катастрофа

Всех этих «преимуществ» нет у жителей других стран восточной Европы, но и для них отъезд наиболее трудоспособных граждан на заработки или постоянное место жительства в более развитые страны принял характер национального бедствия.

В начале сентября по инициативе профессора Тартуского университета, социолога Марью Лауристин (той самой, которая в 1988-1991 возглавляла Народный фронт Эстонии) был обнародован доклад о развитии человеческого потенциала Эстонии и всей Прибалтики. Выяснилось, что за период с 1990 по 2010 гг. численность населения Эстонии, Латвии и Литвы сократилась в целом почти на 1,5 млн. человек. За последние 16 лет за пределы Эстонии в поисках лучшей доли уехали более 130 тыс. человек, то есть фактически каждый десятый житель страны, включая грудных младенцев и стариков.

Но больше всего пострадала Латвия. «Латвия становится страной демографической катастрофы, в которой население уменьшается быстрее всего», – говорится в докладе, а декан факультета Даугавпилсского университета Владимир Меньшиков обратил внимание, что официальные данные о результатах проведенной недавно в Латвии переписи населения пока не публикуются. Почему? «По нашим оценкам, – поясняет эксперт, – число жителей Латвии за годы независимости уменьшилось примерно на 800 000 человек. То, что нас – уже меньше двух миллионов человек, никому не хочется официально признавать. И не только потому, что это свидетельствует о проблемах в развитии страны, но и потому, что европейские фонды выделяют помощь в расчете на определенное население. Чем позже реальные цифры будут официально признаны, тем больше денег мы успеем получить».

Также, по разным оценкам, 2–3 миллиона поляков (при населении 38 млн. человек), вынуждены зарабатывать «хлеб свой насущный» в «старой Европе», где выражение «польский сантехник» (на более «престижные» места гастарбайтеров не берут) давно стало нарицательным. Впрочем не только сантехниками приходится трудится полякам и полячкам. Швейцарского издание Berner Zeitung опубликовало репортаж о полицейском рейде в местное «веселое заведение». В нем восемь «сотрудниц»: шесть полек, немка и испанка.

«Тридцатилетняя проститутка Анна из Польши в течение последних 3 лет регулярно приезжает в Швейцарию на 90-дневный срок – на работу. «За один час работы с мужчиной я получаю почти 320 долларов. В Польше, чтобы заработать такие деньги, я должна работать целую вечность. У нас в Польше есть мужья. Они не знают, что мы работаем в этой сфере(скорей всего, делают вид, что «не знают» – Авт.)», – говорит Анна.

Мы специально рассмотрели ситуацию лишь в самых «благополучных», как принято считать, постсоциалистических странах, которые постоянно приводят нам как пример для подражания в проведении «успешных» реформ! А ведь есть еще входящие в Евросоюз с 2006 года Болгария и Румыния, где чудовищная безработица и средняя зарплата 350 Евро при вполне «европейских» ценах (скажем, проезд в городском транспорте стоит там не менее 1 Евро).

Таковы реалии всех «освобожденных» стран: уничтоженная промышленность, как следствие – чудовищная безработица, вынуждающая трудоспособное население эмигрировать, и существование самих государств за счет «вспомоществования» от «старших» партнеров по ЕС (так ныне действующая программа помощи Польше составляет 67 млрд. Евро). Но последние события наглядно показывают, что и этому скоро придет конец – «не до жиру» и наиболее развитым капстранам, содержать «выжатых» сателлитов им становиться слишком накладно.
Виктор ЯНИЦКИЙ
газета 2000