Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Да здравствует Европейский суд - самый справедливый суд в мире

Печальная история семьи Николая Сливенко, проживавшей в Латвии, облетела многие газеты и телеканалы. И вот на днях Европейский суд по правам человека в Страсбурге вынес решение в ее пользу.

Семья советского, а затем российского офицера Сливенко, который с 1977 года служил в Латвии и после вывода войск в 1994 году вышел в отставку, была выдворена из республики на том основании, что никто из членов семьи не проживал в Латвии до 1940 года. Семья из трех человек - Николая Сливенко, его супруги Татьяны и их несовершеннолетней дочери Карины была вынуждена переехать в Курск. Им было непросто обжиться на новом месте - не было ни друзей, ни знакомых, а в Латвии оставались больные родители. "В первый год после депортации мне даже не дали визу в Латвию", - рассказывает Тятьяна.

Жалобу в Страсбург Татьяна и Карина Сливенко направили в январе 1999 года, и Европейский суд принял ее к рассмотрению по трем статьям: право на частную жизнь, право на свободу и безопасность, запрет дискриминации. В апреле 2001 года истиц поддержала Россия, заявив о своем желании участвовать в судебной процедуре в соответствии со статьей 36-й Европейской конвенции по правам человека. И, несмотря на это, понадобилось почти четыре года для того, чтобы Европейский суд по правам человека частично удовлетворил иск российских граждан к Латвии. Он предписал Латвийской республике выплатить Татьяне и Карине по 10 тысяч евро каждой в течение трех месяцев.

Кроме того, Страсбургский суд признал, что прибалтийское государство нарушило две статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это статья 8, гарантирующая право на уважение частной жизни, и статья 14, по которой не допускается ограничение конвенционных прав и свобод в связи с дискриминацией по признакам пола, расы, цвета кожи, языка и т.д. Таким образом, европейские судьи признали факт дискриминации русскоговорящих граждан в Латвии.

"Не сказала бы, что мое отношение к Латвии сейчас отрицательное, все-таки я считаю эту страну своей родиной, но осадок остался, - отметила Татьяна Сливенко. - Надеюсь, что когда Латвия вступит в ЕС, Европа обратит внимание на то, что здесь происходит, и не даст подобному еще раз повториться".

Павел Лаптев, представляющий в Страсбурге интересы России, подчеркнул, что "данное решение носит прецедентный характер и поможет оказавшимся в аналогичной ситуации бывшим советским гражданам отстоять свои права". К тому же, по его мнению, а также, по мнению адвоката заявителей, данное решение дает семье Сливенко право вернуться в Латвию и постоянно проживать в этой стране. Юристы полагают, что необходимо ставить вопрос и о возврате пострадавшим квартиры, из которой они были выселены.

Иного мнения придерживается представительница Латвии Инга Рейне. Дескать, необходимо время, чтобы изучить вердикт Страсбургского суда. Что касается возвращения семьи Сливенко в Латвию, то, по ее мнению, этот вопрос должен рассматриваться отдельно. Невнятность комментария явно свидетельствует о том, что решение суда стало для Риги почти шоковым. Латвийские власти не ожидали такого исхода.

Мы уже рассказывали о том, что и Парламентская ассамблея НАТО, и Комиссия ПАСЕ по мониторингу в преддверии расширения Евросоюза ужесточили свои требования к соблюдению в прибалтийских государствах - бывших советских республиках гражданских прав русскоязычного населения (увы, я вынуждена прибегать именно к такой терминологии, потому что не могу написать о них словом "граждане", ибо гражданства эти люди не имеют). О резко отрицательных отзывах европейских комиссий в адрес латвийских властей газета "Время" писала в статье "Урок для Украины. Европа наконец-то обнаружила русских в Прибалтике" ( в номере за 8 июля с.г.). Однако, похоже, прибалтийские власти пока не очень-то прислушиваются к мнению своих собратьев по европейскому дому. Так, к примеру, на недавнем заседании Женевского комитета ООН по борьбе с дискриминацией Латвии было рекомендовано предоставить негражданам право участвовать в муниципальных выборах, сократить список распространяющихся на них ограничений на профессии, а также отсрочить перевод русских школ на латышский язык обучения. "Мы не пойдем на то, чтобы предоставить негражданам право участвовать в выборах и на изменение реформы образования", - говорит премьер-министр Латвии Эйнарс Репше. Премьер-министра поддержал министр по делам интеграции Нилс Муйжниекс, который полностью согласился с мнением о том, что подписанную в 1995 международную Конвенцию по правам нацменьшинств Латвия могла бы ратифицировать лишь "в будущем и с оговорками". Правительство Латвии приняло решение создать рабочую группу, которой поручено "оценить, в какой мере для Латвии приемлемы рекомендации ООН".

А тем временем в Европейском суде находится порядка 30 жалоб, аналогичных иску Татьяны и Карины Сливенко, одна из которых - по делу семьи Сысоевых, - уже признана приемлемой, т.е. соответствующей требованиям Европейской конвенции, а это означает, что по ней будет вынесено решение по существу.

Среди находящихся в суде дел, поданных против Латвии, отдельного внимания заслуживают жалобы семьи Викуловых. К ним были применены жесточайшие меры при их выдворении, в частности, они были задержаны на две недели, после чего в полицейской машине их вывезли в Калининград. Антон Викулов, который родился в Латвии, был вынужден из-за депортации прервать учебу в школе. И хотя нельзя однозначно утверждать, что решение по делу Сливенко заставит власти изменить политику в отношении русскоговорящего населения, которое составляет треть всех жителей страны, очевидно, что на страсбургское решение смогут опереться бывшие граждане СССР при рассмотрении их дел латвийскими судами.

В этом смысле сам факт того, что жители Латвии более не рассчитывают на национальную систему правосудия, характерен. Европейский суд, собственно говоря, это важнейший положительный момент членства постсоветских стран в Совете Европы. Высшая инстанция, арбитр в решении сложных проблем и инструмент защиты прав граждан, с которыми наши собственные власти еще не научились считаться.

Елена Зеленина