Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Что можно Мыкыте - Никите нельзя

Популярное в России, а сейчас и в мире имя Никита стало не в чести в Украине. Если вы решили назвать вашего ребенка к примеру Никитой, Дарьей и т.д., то вам в Загсе откажут и настоятельно порекомендуют записать их как Мыкыта и Дарына, Александр превратится в Олександра, Николай - в Мыкыту и т.д.

Неужели это возможно сейчас в Украине, взявшей курс на Европу, т.е. на усвоение европейских, общечеловеческих ценностей, включающих уважение к правам человека и их соблюдение, спросит просвещенный читатель? Неужели эта проблема стоит внимания спросит другой, менее просвещенный читатель, подразумевая: Мыкыта так Мыкыта. И оба будут далеки от истины.

Во-первых. С.12 Закона о национальных меньшинствах гарантирует гражданам Украины право на национальные имена. С.39 Закона о языках прямо указывает, что имена должны записываться в транскрипции, (т.е. как слышится), а не переводятся и записываются так, чтобы наиболее полно отразить фактическое звучание имени.

Во-вторых. Исследования в области психо-фонетики показали, что фонетический состав имени оказывает огромное воздействие на психику человека синхронизируя, стабилизируя или диссонируя самые глубокие ее пласты. Это знают уже давно. На даром еще в школьных учебниках утверждалось «Имена собственные не переводятся».

В-третьих. Ономастическая ассимиляция (т.е. насильственная смена национальной самоиндификации личности путем замены имени особо массовый характер приобрело в период обмена «молоткастых» на новые паспорта. Письмом Минюста от 24.04.1988 № 18-8/121 предписано записывать имена в украинском варианте, ссылаясь не на законы, а на некую национальную украинскую традицию).

Отсюда огромное количество научных работников теряют с новым именем и авторство в научной и других областях, ведь там они записаны под другими именами, ведь разными именами считаются и те, которые отличаются заглавными буквами.

Может все это делается по заказу неких западных и не только мошенников, чтобы обобрать нашу ободранную трастами и собственным государством интеллигенцию, забрать даром последнее, что у них осталось, их авторские права. Но эта проблема еще ждет своего исследователя. А параллельно решается проблема повышения доли граждан с благозвучными украинскими именами в статистике и падает доля с неблагозвучными «москальскими». Единственное, что приходит в голову, что тем самым наше государство решает проблему патриотического воспитания. Назовем Мыкытой и станет он патриотом Украины, заодно и статистику улучшит рост численности титульной нации. Но, а раз «их» совсем будет мало в процессе обмена паспортов и обмена ЗАГСов, отпадет и проблема русского языка как государственного, образования и получения информации на нем и т.д. Эти фантастические мысли только укрепились в моей голове после знакомства с делом и участия в одном судебном заседании. Посудите сами.

Гражданка Украины Чернега Ирина Борисовна решила вписать имя своего сына в свой заграничный паспорт. Для этого ей необходимо было получить свидетельство о рождении ребенка на украинском языке, на русском (18.09.1991 г.) теперь не действительно для ОВИРА.... ЗАГС Дзержинского района, в лице его начальника Жадан Рагнеды Петровны, заявил, что может выдать свидетельство о рождении лишь для Мыкыты, но не как для Никиты, сославшись на традицию украинского народа и словарь «Власні імена людини».

5 сентября 2000 года обескураженная Чернега И.Б. подает жалобу в обласное управление юстиции на неправомерные действия начальника Дзержинского ЗАГСа Жадан Р.П. Обосновала она ее тем, что отказ начальника ЗАГСа не содержит ссылок на законодательные акты и противоречит статьям 22, 24, 26 Конституции Украины, статье 12 Закона о национальных меньшинствах и статье 39 Закона «О языках», где прямо указано, что имена записываются так, чтобы наиболее точно отразить фонетическое звучание имени.

Ей было отказано в ее жалобе на том же самом основании, традиции, мол такие, но любят украинцы «москали» переименовывать чтобы их клятых меньше казалось, и чтоб мучились потом всю жизнь. Гражданка Чернега И.Б. обращается уже в суд с требованием обязать Дзержинский ЗАГС выдать повторное свидетельство о рождении сына 18.09.1991 г. на украинском языке, в транскрипции Нікіта. В настоящем деле уже 17 листов. Представляете?

И это в стране, которая провозгласила основным приоритетом «европейский выбор», что означает внедрение в жизнь общечеловеческих правовых ценностей, защиту прав человека и т.д. Уже в результате демонстративной украинизации всех сфер жизни только за прошлый год, по данным специалистов страну покинули 750 тыс. человек. «Мозги» уплывают, разваливаются целые отрасли. Люди понимают, что в след за украинизацией, деиндустриализацией, дезорганизацией дискриминацией может последовать нечто худшее со всеми признаками тоталитарного прошлого. Только теперь врагами государства, титульной нацией становятся, так нас теперь пытаются убедить, граждане и их дети с русскими именами. Для интересующихся такая справка: население города Белгорода с 1991 года выросло в 2 раза и скоро обгонит по численности г. Харьков. Вузы там растут как грибы и разумеется на основе харьковских научных и педагогических кадров.

Но, а теперь о втором судебном заседании по данному делу, прошедшему 14 февраля 2001 года. Истец предоставила суду ксерокопию Закона «О языках», которую она сделала в библиотеке им.Короленко и которого не оказалось в здании Дзержинского суда!!!

Секретарь записала представителей истца в суде. Ими оказались: ваш покорный слуга Макаров Г.В. - председатель общественного объединения «За культурное языковое равноправие» и Годунов Н.П. - руководитель русского национального общества в г. Харькове. Это было сделано с целью предания процессу восстановления законности нужного динамизма и поддержки человека в его благородном деле восстановления справедливости.

После изложения обстоятельств дела истцом Годунов Н.П., представитель истца, внес дополнение, что согласно статьи 63 Кодекса о браке и семье, право имянаречения принадлежит исключительно родителям. Тем самым начальник Дзержинского ЗАГСа Жадан Р.П. настаивая на имени Мыкыта, по сути, присвоила право имянаречения и присвоила чужому ребенку чужое имя.

Ответчик же в лице Жадан Р.П. в суд не явился предоставив письменную просьбу решить дело в ее отсутствие. Судья не смог вынести решение без ответчика и обязал его через повестку явиться в суд на следующее заседание. Тем очередное судебное заседание и закончилось.

Представители истца полны решимости использовать все свои возможности вплоть до обращения в европейский суд по правам человека, чтобы защитить его (истца) права, его честь и достоинство.

И как выяснилось, у судьи тоже есть сын, и его тоже зовут Никита, и он тоже будет получать паспорт в свое время. Интересное кино получается. Продолжение следует, всего вам доброго.

Моя Родина, апрель 2001. Председатель общественного объединения

«За культурное языковое равноправие" Геннадий Макаров