Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Белоруссия без Лукашенко - это Украина

Видеообращение Дмитрия Медведева по «белорусскому вопросу» свидетельствует о тупиковости российской политики в отношении Белоруссии, считает руководитель Белорусской группы развития Юрий Царик.

3 октября президент РФ Дмитрий Медведев во второй раз за неделю обратился к теме белорусско-российских отношений. Напомним, 28 сентября он выразил надежду, что президентские выборы в Беларуси пройдут «с соблюдением основных прав граждан».


Заявление, озвученное через видео-блог 3 октября, имело уже куда более конкретный и программный характер. По сути, Медведев объявил белорусское руководство «вне закона», обвинив президента Белоруссии в бесчестности, в неспособности держать слово, в неуважении к общей истории белорусского и русского народов.

Отдельным и, пожалуй, главным пунктом обвинения стало утверждение, что предвыборная кампания Александра Лукашенко якобы полностью строится на антироссийской риторике («… в адрес России и её руководства идут потоки обвинений и брани. На этом построена вся избирательная кампания Лукашенко»).

Вряд ли столь жесткое заявление со стороны главы российского государства может стать предметом двояких интерпретаций. Российское руководство четко выразило свое понимание невозможности нормализовать отношения с «действующим руководством Белоруссии» и необходимость смены этого руководства для нормализации и развития двусторонних отношений. То есть, Медведев, по сути, дипломатично, хоть и резко, повторил то, о чем уже не первый месяц твердят российские ньюсмейкеры второго и третьего эшелонов: 1) с Александром Лукашенко договориться невозможно; 2) всерьез разговаривать с Белоруссией можно только после отстранения действующего президента от власти.

Но насколько хорошо продумана такая формула взаимоотношений с Белоруссией с точки зрения последствий для самой России?

Российский политический класс основывает свои суждения по «белорусскому вопросу» на том, что Россия и ее поддержка является главным фактором легитимности любого главы белорусского государства. Насколько это соответствует действительности – предмет отдельного разговора. Но не стоит забывать, что обеспечивать легитимность (или лишать легитимности) действующего политика – совсем не то же самое, что привести к власти в Минске своего человека. Последнее – задача, заведомо непосильная для Кремля.

Культурные, политические и геополитические реалии центральноевропейского региона состоят в том, что Александр Лукашенко – наиболее пророссийский из всех имеющихся белорусских (и вообще региональных) политиков. Любой другой политик на его месте, по тысяче общеизвестных и менее изученных причин, будет в значительно большей степени ориентирован на Запад, и в меньшей – на Москву. Поэтому реализация любого сценария смещения Лукашенко (независимо от того, насколько они реалистичны) предполагает только одно последствие: запуск процесса «украинизации» белорусской политики.

Процесс этот включает две главные тенденции:

1) формирование прозападной (в белорусском случае – пропольской и проамериканской, ориентированной на старую белорусскую диаспору в США и ее «духовное наследие» – коллаборационизм) национально-культурной идентичности населения и такой же политической идентичности элиты;

2) открытие экономики для экспансии иностранных капиталов (как российских, так и западных, арабских и иных).

Никаких других вариантов развития событий в Белоруссии при насильственном смещении Лукашенко просто нет.

Насколько «украинизация» Белоруссии отвечает интересам России – вопрос, конечно, интересный. Возможно, в рамках логики либерального империализма (скупать все, в том числе политические элиты, для выкачивания ресурсов) российское руководство будет удовлетворено таким результатом: будут приобретены какие-то активы, а ответственность за ситуацию в стране на себя брать не надо. Но с точки зрения геополитики России как суверенного государства реализация такого сценария была бы сокрушительным поражением Москвы.

За нынешним обострением белорусско-российских отношений стоит вовсе не «антироссийская» позиция белорусского президента и не осознанная «антибелорусская» политика главы российского государства, а совсем другие процессы и явления. Прежде всего, это процесс формирования геополитической субъектности Беларуси и полная неспособность российской (равно как и западной) политической элиты понять суть этого процесса.

При Александре Лукашенко Белоруссия претендует не только на формальный статус независимого государства, но и на реальный суверенитет, включая серьезную роль в международных отношениях. Основание этой роли лежит в том, что Александр Лукашенко – политик, опирающийся на поддержку подавляющего большинства населения и вынужденный (независимо от своего желания) проводить политику в интересах этого большинства. Внешняя политика в данном отношении является лишь производной от политики Лукашенко в целом.

Сегодня имеем дело с белорусской демократической геополитикой, то есть, геополитикой, вытекающей напрямую из интересов народа, интересов суверенного развития. Ее содержание определяется тремя ключевыми императивами:

1) необходимостью сохранять и усиливать государственность;

2) необходимостью удовлетворять высокие социально-экономические запросы населения (необходимость обеспечивать высокое качество жизни);

3) необходимостью ликвидировать острый дефицит ресурсов, в основном, финансовых и энергетических.

Интеграция с Россией объективно отвечает интересам суверенного развития Белоруссии. И не только потому, что это решает проблему дефицита ресурсов. Но она не может осуществляться в ущерб двум другим императивам геополитики. И это не произвол отдельной личности – это неизбежное следствие строения современного белорусского государства, в том числе – демократизма, которым характеризуется белорусская политика.

Поэтому, независимо от персональных раскладов в российской и белорусской элитах, отношения Москвы и Минска могут войти в конструктивное русло при двух условиях. Белоруссия должна окончательно и четко сформулировать свою геополитическую доктрину, а Россия – признать, наконец, Белоруссию самостоятельным государством. Если эти два условия не будут выполнены, то потери, которые понесут оба наши государства, махая кулаками вслепую, будут огромными.

Юрий Царик, руководитель Белорусской группы развития,
эксперт общественного объединения «Белая Русь»