Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Аваков о Шухевиче, Ленине и фашистской диктатуре

9 июля состоялся брифинг главы Харьковской облгосадминистрации Арсена Авакова. Один из диалогов Арсена Борисовича с журналистами заслуживает пристального внимания, ибо многое может поведать о внутренней сущности харьковского губернатора.

Елена Львова, редактор газеты "Медиа-пост": Была информация о предложении Харьковской облгосадминистрации присвоить ХИСИ на выбор имени Романа Шухевича, Ярослава Стецько, Ярославы Стецько…

Арсен Аваков: …и Геннадия Кернеса, Геннадия Кернеса, Остапа Ибрагимовича Бендера, не можете придумать еще?.. Это полная провокация!

Елена Львова: Вы не предлагали?

Арсен Аваков: Я не предлагал, и не предложу! На мой взгляд, если думать о присвоении какого-либо имени ХИСИ, то у нас много достойных людей, выдающихся. И можно об этом подумать, начиная от Бекетова, я даже не имею в виду живущих ныне.

Геннадий Макаров, газета "Тайны века", (лидер ХООП "Русский Блок"): Я все-таки возвращусь к предыдущему вопросу. В прошлом году вы выступили инициатором установления памятника Ивану Мазепе. В этом году я сам видел копии писем обладминистрации, подписанные Лунячиком (начальник управления облгосадминистрации по образованию и науки) с предложением присвоения Харьковским ВУЗам имен Шухевича, Ярослава Стецько, Ярославы Стецько. И в связи с этим вопрос, на одной из пресс-конференций вы ответили на вопрос одного из журналистов, что не знаете, кто такой Роман Шухевич. Вопрос такой: Знаете ли вы теперь, кто такой Роман Шухевич? И второй вопрос…

Арсен Аваков (прерывает): А как вам эта информация пригодиться в будущем?

Геннадий Макаров: Один мой товарищ, знаменитый политолог, однажды сказал, что установление фашистской диктатуры в Украине можно проследить по тем памятникам, которые устанавливает оранжевая власть. Первый памятник будет Мазепе, потом Шухевичу, третий Бандере.

Арсен Аваков: Я понимаю, что этот вопрос имеет определенный подтекст, я на него отвечу спокойно. Последняя оценка, поставленная в моей зачетке - многие годы тому назад, поэтому я вам отвечу так. Представьте себе 1939 год в Западной Украине, когда она была присоединена к СССР. В 39-м, 40-м году главными событиями на Западной Украине были наведение порядка на территории Западной Украины вассалами и полпредами товарища Сталина. Какими они тогда были - все прекрасно знают. В 1941 году пришли новые хозяева - немцы. Какими методами они насаждали свои порядки, все тоже прекрасно знают. Патриот-западноукраинец уходит в лес и из леса воюет и с теми и другими, потому что ему другого не дано (А во главе этот патриот ставит офицера Абвера, профессионального с 1929 агента Германии Романа Шухевича? И начинают уничтожать эти «патриоты» не немцев, а поляков, евреев, цыган, партизан, воюющих с немецко-фашистскими оккупантами. Особенно в Белоруссии, Галиции, Волыни… Свидетельство с Нюрнбергского процесса генерал-майора Абвера Эрвина Лахузена: «Канарису было поручено вызвать в украинской Галиции повстанческое движение, целью которого стало бы уничтожение евреев и поляков». Абверобец Эрвин Штольце свидетельствует: «В период отступления немецких войск из Украины лично Канарисом было дано указание о продолжении борьбы, проведении террора, диверсий, шпионажа.

Специально для руководства националистическим движением оставались официальные сотрудники, офицеры, агентура. Были даны указания о создании складов оружия, продовольствия и т.д. Связь между фашистами и националистами возлагалась на абверкоманду 202. По личному приказу Гиммлера «главнокомандующим» УПА был назначен Роман Шухевич» - автор). Те пришли - грабят, эти пришли - убивают и насилуют. Еще раз повторяю вам, как и год назад, что я не берусь судить ни западноукраинского патриота, ни судить гетмана Мазепу (он уже осужден - предан анафеме 300 лет назад православной церковью - автор). Я оставляю возможность рассуждать всему гражданскому обществу, оставляю возможность каждому иметь свою точку зрения. (А как же право человека жить в обществе свободном от ксенофобии и других форм нетерпимости? Как быть с европейскими принципами, которые запрещают нацистскую и фашистскую пропаганду, и преследуют ее по закону? - автор). Но в Харьковской области, на мой взгляд, никаких оснований, чтобы действовать в плане переименования вузов я не вижу. А если уж мы заговорили о переименовании и памятниках по пути к диктатуре и фашизму и так далее… Когда мы думаем о пути к диктатуре и фашизму, коль уж вы, сказали, то надо думать, а сколько памятников Ленину у нас еще осталось. Я не воюю с памятниками, я воюю с мусором в голове! Я привел вам цитату, коротко рекламируя свою короткую статью «Ленин с нами». Прошу вас, ее прочитать. Когда, вы, господин Макаров ее прочтете, то у вас желание дискутировать со мной на тему Романа Шухевича отпадет. Вы будете со мной полемизировать со мной на тему В.И. Ленина.

Геннадий Макаров: С удовольствием подискутирую.
От себя добавим, что о возможном переименовании ХИСИ мы уже писали в материале «Харьков переименуют в Шухевич-сити?» (там же можно посмотреть фотокопии документов, которые раздобыли активисты «Русского Блока» и на которые ссылается в вопросе к Авакову Геннадий Макаров). Его со ссылкой на первоисточник (СКУНС-ИНФО) перепечатали многие СМИ, кроме газеты «2000», журналистам которой, очевидно, понятие авторских прав незнакомо. Как бы там ни было, тот наш материал получил широкую огласку. Но самое главное – мы заставили «борца с мусором» оправдываться. Обещаем, что сделаем это еще не раз.

Сергей Костюк