Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Житель Приднестровья вогнал в ступор украинских чиновников на суде против взяточников из таможни

12.04.10. Киев-Одесса-Тирасполь, Апрель 12 (Новый Регион, Михаил Рябов) – Проживающий в Приднестровье гражданин России Борис Поповский, заявивший о вымогательстве на украинской таможне, и подавший в суд на украинских чиновников, конфисковавших у него технику при пересечении границы, продолжает борьбу за справедливость.

Как уже сообщал «Новый Регион», по заявлению Поповского, он и его водитель подверглись вымогательству со стороны работников таможни «Красные Окна» (Одесская область) пропускного пункта Платоново.


По словам Поповского, поначалу таможенники пригласили возвращавшихся на машине из Киева мужчин воспользоваться «зеленым коридором». Однако, увидев, что в автомобиле находится бытовая техника, украинские правоохранители заявили о нарушении и конфисковали два плазменных телевизора Panasonic, по спутниковому ресиверу AZbox Premium HD, два жёстких диска HDD WD (всё по одной единице на каждого), а также один ноутбук HP.

Это произошло, несмотря на то, что, въезжая на территорию Украины, гости из Приднестровья заполнили две декларации, где указали, какую сумму денег провозят при себе (в одной написали сумму в 3000$ , в другой 2520$). После совершения покупок в Киеве мужчины пересекали границу, подготовив все надлежащие документы на товар с печатями фирм, чеки в гривнах, гарантийные обязательства.

Теперь Поповский, отказавшийся платить штраф, намерен доказать свою правоту в суде. Заседание уже состоялось в городе Котовский.

Как рассказал «Новому Региону» сам Поповский, в коридоре суда он встретился с украинским таможенником Виктором Залепой, который и вымогал у потерпевшего деньги на границе.

«Суд длился три часа. Меня вызвали в качестве свидетеля последним. Вопрос, касающийся вымогательства, сразу отмели в сторону, т.к. прокуратура дала отказ о возбуждении уголовного дела в отношении работников таможенников Залепы и Янушкевича. Я был опять в недоумении. Нас по-прежнему никто не вызывал для дачи показаний по факту вымогательства взятки», – констатировал потерпевший.

По его словам, на заседании судья лишь интересовалась подробностями пересечения границы с бытовой техникой, купленной на Украине. Поповский вновь обратил внимание, что на информационных стендах украинской таможни по-прежнему отсутствуют правила, составленные на общепонятном русском языке.

«Судьёй было акцентировано внимание на моменте, когда пограничник выдал нам зелёный талон. Я пояснил, что пограничник нас спросил: «Откуда мы едем, сколько нас, что мы перевозим?". На что мы ответили – сколько нас, откуда едем и что перевозим.

Но судья возразила: «А пограничник утверждает, что он ничего насчёт товара не спрашивал и в салон не заглядывал».

В ответ я предоставил фотографии, где хорошо видно, что коробка от «плазмы» (с отчётливыми изображениями и надписями «Panasonic»), занимает место в высоту до потолка и на всю ширину заднего сиденья. И не заметить её – невозможно!

Новый Регион: Житель Приднестровья вогнал в ступор украинских чиновников на суде против взяточников из таможни

Не заметить коробку было невозможно

На предложение судьи к представителю таможни рассказать суду обязанности сотрудника таможни, были прочитаны основные пункты технологии пограничного и таможенного контроля, где прозвучало главное – водитель должен оставаться в машине, а сотрудник таможни должен выйти из киоска, сделать визуальный осмотр и проверить все надлежащие документы.

Судья спросила: «Скажите, а когда машина подъехала, таможенник выходил из киоска и проверял документы?»

Таможенник признал: «Нет, водитель сам подошёл и предъявил документы в окошко».

Судья удивилась: «А чем же должны тогда заниматься таможенники? Им что, лень «одно место» со стула поднять?».

Возникла пауза.

Судья вновь поинтересовалась: «Скажите, товар, который перевозили Поповский и его водитель Нищиряков (при всех надлежащих документах и декларация на ввоз валюты) облагается налогом?».

Таможенник: «Нет».

Судья: «Значит, они могли передвигаться по «зелёному» коридору?".

Таможенник: «В принципе могли, но они не заявили, что перевозят товар».

(Это была явная ложь, на что водитель тут же отреагировал, но ему позже дали слово).

Судья: «Какие документы предъявил водитель?"

Таможенник: «Паспорта и документы на машину».

Водитель возмутился и сказал, что все документы, включая декларации на ввоз валюты, были предоставлены. А также устно был задекларирован перевозимый товар.

Судья: «А в каком случае они могли передвигаться по зелёному коридору, если, к примеру, человек первый раз пересекает вашу таможню, и не знал по какой полосе ему двигаться?".

Таможенник: «Если бы водитель предоставил сразу все документы на товар и декларации (на валюту) в окошко, то проблем бы не было»

Судья: «А как Залепа определил, что в машине есть товар, превышающий стоимость 200 евро?».

Таможенник: «Залепа сделал визуальный осмотр машины и увидел, что внутри находится большая коробка от телевизора».

Судья: «И вы считаете, что этого достаточно, для того чтобы перенаправить машину на красный коридор и в дальнейшем составлять протокол о нарушении? А может, там, в коробке перевозились апельсины?».

Опять возникла пауза.

Таможенник решил привести пример:

«Вот, когда гаишник останавливает водителя на дороге, и если водитель забыл документы дома, то на основании этого составляется протокол и выписывается штраф».

Судья: «Так это если забыл дома... и это гаишник. А в данном случае, у водителя все недостающие документы были в машине, и если бы Залепа вышел из киоска, как этого требует технология таможенного контроля, то водитель наверняка бы, по требованию сотрудника таможни, предъявил бы все надлежащие документы! Вы согласны?».

Вновь возникла продолжительная пауза.

Дальше был вызван по делу – свидетель Козловская Т.Н., еще одна работница таможни, которая сначала и направила потерпевших на «зеленый коридор».

Ей также были заданы вопросы, касающиеся технологии пограничного и таможенного контроля.

После серии вопросов Козловская стала терять дар речи и путаться.

Судья: «Что вы должны делать на посту?"

Козловская: «Я... (пауза) ...должна открывать шлагбаум».

Судья: «И всё?».

Козловская: «Ну, я ещё должна выписывать «зелёный» талон, если машина без прицепа. А когда с прицепом – «красный».

Судья: «А вы спросили водителя и пассажира что они перевозят?"

Козловская: «Нет, я только спросила – сколько их человек, и выписала им зелёный талон, т.к. машина была без прицепа».

Судья: «А вы спросили водителя и пассажира – какую полосу они выбрали?».

Козловская: (Пребывая в явном смятении и пытаясь выкрутиться) «Нет... ну, я их, это, спросила, но они, это, ну, молчали».

(Водитель, протестуя, тут же попытался отреагировать).

Судья: «Вы видели, что они перевозят?"

Козловская: «Не, ну я видела какую-то большую коробку, но я же не обязана спрашивать, что они перевозят».

Судья: «Значит, вы видели, что они перевозят крупногабаритный товар, и, не спросив, что это, выписываете зелёный талон?».

Продолжительная пауза.

Козловская: «Не, ну, может, там в коробке что-то и было, откуда я знаю, я же не могу заглянуть внутрь».

Судья: «А если я, например, не знаю, по какой полосе мне надо проехать, и в багажнике буду везти малогабаритный товар, который будет стоить гораздо больше 200 евро, вы мне тоже, не задав никаких вопросов, выпишете зелёный талон?».

Продолжительная пауза.

Было явно, что Козловская вообще не знает технологию пограничного контроля.

Следующим свидетелем вызвали Виктора Залепу.

Судья задал аналогичные вопросы относительно технологии таможенного контроля. От его смелости, наглости и эрудиции не осталось ни следа. Залепа постоянно путался, тяжело вздыхал, жаловался на провалы памяти», – так Поповский пересказал ход первого судебного заседания.

«На втором суде, воспользовавшись предоставленной возможностью, уже я задавал непосредственно Залепе заранее подготовленные вопросы, – продолжает собеседник агентства, – Налицо были опять смятение, провалы памяти, частые покашливания Залепы вместо ответа.

Один из вопросов: «Товарищ Залепа, скажите, а почему вы выгрузили товар без понятых и моего присутствия?".

На что Залепа мгновенно выпалил заранее продуманный ответ: «Нет, мы выгрузили товар в присутствии вас и свидетеля».

Я спросил: «Как это было возможно, если я в тот момент лежал в медпункте с сердечным приступом?".

Залепа: «Нет, вам стало плохо, когда мы при вас стали выгружать товар!».

Я был в шоке от этой наглой лжи.

Затем в качестве свидетеля вызвали Лукьяненко Евгения, сотрудника таможни, который неизвестно откуда появился в протоколах и фигурировал там якобы переводчиком.

«Я переглянулся с водителем и спросил – узнаёшь??? Водитель ответил: в первый раз вижу!».

«Скажите, товарищ Лукьяненко, вы лично в отношении меня составляли протокол?».

Лукьяненко отвечал смущённо и неуверенно: «Да, я».

«И вы у нас двоих, были ещё и переводчиком?"

Лукьяненко: «Нет». Возникла пауза. Затем у чиновника возникло испуганное выражение лица, а глаза начали бегать в поисках правильного ответа.

Благо для него, рядом оказался «суфлёр» Залепа, который в подсказку кивнул вниз головой. После чего Лукьяненко поменял слово «нет» на «да»!.

Борис Поповский продолжил «прессинг»: «А как это было возможно, если мы с водителем вас в кабинете не видели?".

Лукьяненко – «Ну, я это.. Как бы...» (произошло «короткое заикание»).

Лукьянеко: «Я составлял на вас протокол, когда был на линии».

Поповский: «Ну понятно. Значит, вы утверждаете, что в тот момент были на линии и одновременно в кабинете, где составляли в отношении меня протокол? И, к тому же, были ещё и переводчиком?".

Лукьяненко вновь сделал паузу, продемонстрировал рассеянный взгляд и произнес гипнотическое: «Да-а-а» (!!!???).

Несколько вопросов Поповский задал таможенникам и по поводу отсутствия на стендах информации на русском языке.

«Скажите, вы знаете, на каких языках информация на стенде?".

Таможенник: «Информация отображена на украинском, английском и молдавском»

Поповский поправил: «Не на «молдавском», а на «румынском», который не является государственным языком Приднестровья!".

Поповский: «А почему нет информации на русском, если у нас в Приднестровье русскоязычное население составляет 60% от населения региона и у нас проживает 120 тысяч граждан Российской Федерации. И русский язык – является одним из государственных языков?".

Таможенник: «А вы знаете, что ваше Приднестровье до сих пор ни кем не признано?».

В общем, после долгих прений и получасовой паузы, стороны так и не пришли к консенсусу.

В результате представитель таможни подал ходатайство о вызове главного инспектора таможни, якобы для более компетентного разъяснения всех спорных вопросов. Поповский с адвокатом отклонили это предложение, но судья поддержал.

Как результат – суд опять переносится. Уже на 23 апреля.

«На обратном пути мы остановились перед шлагбаумом, – продолжил Поповский, – Пограничник (девушка) поздоровалась и спросила, сколько нас, при этом невзначай заглянула в салон. Вопроса «что перевозим?" не последовало. Мы ответили, что нас двое и специально выдерживаем паузу. Пограничник выписывает «зелёный» талон и говорит – «Проезжайте!".

Я говорю пограничнику: «Стоп! А почему вы нам выписали «зелёный» талон? Вы хорошо знаете технологию пограничного контроля?"

Пограничник (смущённо): «Так вы сами должны выбирать, по какому талону ехать».

Я в ответ: «Совершенно верно, но вы ведь не дождались от нас выбора коридора и тут же автоматически выписываете зелёный талон! А если у нас в багажнике лежат десять ноутбуков?".

Мы медленно двигаемся, дальше пограничник ещё долго в недоумении стояла с открытым ртом. Мы остановились перед размеченной на асфальте линией – «Стоп». И, не выходя из машины, ждём.

Вдруг из темноты появляется другой пограничник – Вертовская Анастасия. Как позже окажется, самый главный пограничник (видимо нас уже ждали с «радушным» приёмом, правда, без хлеба с солью). Она резко спрашивает – «Вы по какой полосе двигаетесь?".

Я в ответ: «А я уже не двигаюсь – я уже стою! И, вы, что, сами не видите, перед какой полосой мы стоим?». (честно говоря, разметок при том освещении, так и не было видно).

Пограничник мне говорит: «вам там машут рукой, чтобы вы подъехали поближе».

Я подчиняюсь и тут же развязываю диалог с пограничником.

«Скажите, пожалуйста, а вы хорошо знаете технологию пограничного и таможенного контроля?».

Пограничник смущённо: «Да, знаю»

«А вы знаете, что согласно пункту 2.2. Транспортное средство осуществляет остановку один раз?».

Пограничник: «Это если таможенники и пограничники находятся в одной будке».

Я в ответ – «Я таких оговорок в технологии не видел!".

И тут же спрашиваю: «Это ваши подчинённые стоят перед шлагбаумом, которые не знают своих обязанностей и продолжают провоцировать на нарушение?".

Я продолжил: «Значит, налаженная система вымогательства по-прежнему продолжает работать?".

Пограничник в ответ лишь открыла рот, не знал что ответить.

Вдруг, откуда не возьмись, появился Лукьяненко. Точно невидимка – подумал я.

Я продолжил прессинг: «А вы, товарищ Лукьяненко, за лжесвидетельство будете отвечать по закону, и я приложу все усилия, чтобы вы здесь не работали!".

Лукьяненко молча кивал головой. Видимо, клин, который ему вбили в голову на суде, забыли вытащить.

В 10 метрах от пограничной будки мне опять махнули вежливо рукой. Я громко сказал: «Я больше никуда подъезжать не буду!". После чего пограничник быстренько подбежал, взял наши паспорта, и не прошло минуты, как он уже протягивал нам документы в окно. Нам пожелали «счастливого пути». «Вот это скорость и уровень обслуживания!», подумал я. По дороге я вспомнил, что у нас даже не заглянули в салон и багажник. Ну и ладно», – рассказал Поповский.

«Произвол на украинской границе в отношении граждан РФ, методика измора и вымогательства, судебные проволочки формируют негативный образ украинского таможенника и всей правоохранительной системы. Как новые власти Украины планируют наращивать поступление в государственный бюджет с такой системой вымогательства в отношении к гражданам РФ?» – заявил «Новому Региону» представитель партии «Русский блок» Геннадий Макаров, участвующий в защите Поповского.