Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Заявление Фонда - "РУССКИЕ"

6.09.10. (В связи с вступлением в силу новой редакции Федерального закона «О госу-дарственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», июль 2010 г.).

Дорогие зарубежные соотечественники!


Фонд содействия объединению русского народа «Русские» обращается к вам с настоящим Заявлением, чтобы открыто высказаться о новом Законе о соотечественниках. Мы хотим также проинформировать вас о предприни-маемых нами шагах с целью нейтрализации его негативных последствий и призвать к совместным действиям, чтобы вывести отношения между Россией и соотечественниками на более высокий уровень взаимопонимания, взаимодоверия, взаимопомощи.

Поправки к Закону о соотечественниках 1999 г., ухудшившие и во многом исказившие его коренной смысл, были приняты и вступили в силу в тяжкое время бедствий национального масштаба, постигших Рос-сию вследствие спровоцированных человеческим фактором природных катастроф, а также в период кровавых политических событий в Кирги-зии.
Между этими явлениями, имеющими правовую, природную и полити-ческую основу, есть несомненная внутренняя связь. Можно сказать, что всё это – знак свыше, последнее предостережение России и всем государствам на постсоветском пространстве, русским соотечественникам за рубежом в том, что пора одуматься, не принимать опрометчивых решений, остановить поток разрушительных либеральных реформ, начать созидать и объединяться в этом созидании. Иначе все погибнем от стихийных бедствий, техногенных катастроф или перебьём друг друга в межнациональных, межконфессиональ-ных и социальных противостояниях, или станем лёгкой добычей геополити-ческих противников.
Сегодня уже очевидно, что российские власти сами подожгли страну, когда в 2005-2007 гг. приняли антигосударственный Лесной кодекс, разре-шив передавать в частные руки 80 % лесов и фактически упразднив государ-ственную лесную охрану. Реформирование или придание нового облика ар-мии сделало её неготовой уберечь себя даже от лесных пожаров, а не то, что-бы спасать страну. Полностью сгоревшая военно-морская база под Москвой является лишь одним из пагубных последствий резкого сокращения числен-ности Вооруженных Сил России, в том числе за счёт расформирования по-жарных команд!
В Киргизии в результате восстания был свергнут антинародный либе-рально-криминальный режим Бакиева. Его родственники спровоцировали на юге страны в городах Ош и Джелалабад массовую резню на межэтнической почве, в которой погибли или были ранены узбеки, киргизы, русские, татары и представители других национальностей. Временное правительство Кир-гизии обратилось за военной помощью к России, чтобы погасить кон-фликт, но российское руководство отказалось предоставить такую по-мощь, бросив своих соотечественников на произвол судьбы. Закон об обороне позволяет использовать вооружённые силы для их защиты. Им не помог и новый Закон о соотечественниках, якобы берущий своих соплемен-ников под защиту России. А ведь жители этой страны так ждали российских миротворцев! Доверие к России вновь оказалось подорванным.
Позиция России, проявленная в киргизских событиях, наглядно под-твердила несостоятельность новой редакции Федерального закона «О госу-дарственной политике Российской Федерации в отношении соотечественни-ков за рубежом». Закон таит в себе немалые опасности для русской диаспо-ры, русского мира, России. Он уже вызвал в сообществе соотечественников вполне обоснованное недовольство решением российских властей.
В подходе к оценке нового Закона ключевое значение имеет опреде-ление понятий «зарубежный соотечественник» и «зарубежный социум соотечественников»: из них вытекают логические, нормативно-правовые и все иные отношения.

КТО ТАКИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ?

Поправки к Закону 1999 г. ещё больше запутали вопрос о том, кого считать российским соотечественником за рубежом. Понятие соотечествен-ника стало ещё более размытым, чем оно было в прежней редакции Закона. Его разработчики ставят себе в заслугу сужение широкого толкования этого понятия, когда к соотечественникам автоматически причислялись все жители царской России и бывших союзных республик. Сейчас соотечественниками, кроме граждан Российской Федерации, проживающих за рубежом, призна-ются те, кто принадлежит, как правило, к народам, исторически прожи-вающим на территории нынешнего искусственно усечённого российско-го государства.
Такой подход несостоятелен. Исключение из списка соотечественников народов, веками живших одной семьёй в составе России, противоречит един-ству их истории, искажает фундаментальные основы преемственного суще-ствования России от Киевской Руси, Московского Царства, Российской Им-перии, Советского Союза до современной Российской Федерации. Он играет на руку тем, кто хотел бы закрепить неправедный, «чёрный передел» истори-ческого российского пространства, в результате чего населяющие его брат-ские народы оказались разделёнными искусственными границами против своей воли. Закон в новом виде становится препятствием на пути к инте-грации, воссоединению в приемлемых формах, и, в сущности, провоциру-ет межэтнические, межрелигиозные, социальные конфликты, гражданское противостояние. Новая трактовка Закона лишает Россию миллионов соотече-ственников, способных содействовать её всестороннему развитию. Не слу-чайно многие соотечественники задаются вопросом: «А нужны ли они Рос-сии?».
Признание и подтверждение принадлежности к соотечественникам должны быть точно фиксируемы в Законе. С учётом нынешних реалий следует подходить к ним дифференцированно, различая их по опреде-лённым категориям и устанавливая для каждой группы соотечествен-ников соответствующие привилегии, права и обязанности во взаимоот-ношениях с Россией. Для формулирования понятия соотечественника важное методологическое значение имеет мнение великого русского философа И.А. Ильина по его определению. Он полагал, что соотечественнику должно быть присуще родовое чувство причастности к тысячелетней исторической Рос-сии; сознание живой духовной связи с исторической реальностью России; трепетная память о великих предках и славных событиях её истории; внут-реннее ощущение духовно определяющего значения православной веры как основного катализатора русского государства в годы становления, развития и утверждения; переживание и восприятие русской культуры триединого рус-ского народа как феномена, обращённого к идеалам сострадания, целомуд-рия, любви и веры в окончательную победу добра и справедливости.
К первой группе соотечественников в своей жизни и деятельности можно было бы отнести всех выходцев из Российской Империи, соприрод-ным её истории и духовным началам. Ко второй – выходцев из Советского Союза. К третьей группе – лиц, имеющих близких родственников, этниче-ские, духовные, правовые связи с Российской Федерацией. Но если с первой и второй группой соотечественников всё ясно: они являются соотечествен-никами по праву совместного бытия на протяжении многих лет в едином Отечестве, в русской цивилизации, то с третьей группой соотечественников следует разбираться более тщательно, учитывая, прежде всего, геополитиче-ские, цивилизационные, культурологические, этнические факторы, связан-ные с распадом Советского Союза и поведением правящих элит новых неза-висимых государств.
Определяющим моментом для установления понятия соотечественника является тот факт, что раскол или расчленение Советского Союза (исто-рической России) на самостоятельные государства произошёл по нацио-нально-этническим признакам. За исключением Российской Федерации, все другие 14 государств в своём названии получили национально-этнические определения. В них так называемые титульные нации были объ-явлены коренными и стали господствующими, а русские и другие этнические сообщества превратились в национальные меньшинства и фактических изго-ев. В некоторых бывших братских союзных республиках, на поддержание и развитие которых было затрачено немало русских сил и средств, русофобия стала официальной государственной политикой. Опасаясь, что русскость будет мешать становлению мононациональной государственности и, не же-лая в лице русских иметь соперников, правящие национально-этнические группы или кланы всё больше оттесняют их на периферию политической, общественной, экономической жизни. Директор Департамента по работе с соотечественниками МИД РФ А. Чепурин не так давно вынужден был пуб-лично признать: «…политико-правовые условия, в которые поставлены со-отечественники, особенно в бывших советских республиках, зачастую от-кровенно дискриминационны и не отвечают общемировым нормам. Массо-вый характер имеют нарушения прав и законных интересов в целом ряде стран ближнего зарубежья».
В этих новых независимых государствах были предприняты жёсткие меры по ограничению формирующейся национальной культуры от рус-ского влияния, хотя культуры титульных народов заимствовали очень мно-гое для себя из русской культуры. Особому ущемлению подвергся русский язык. За единичным исключением, он не сохранился в русскоговорящих бывших советских союзных республиках как государственный, что не замед-лило негативно сказаться на многих сторонах их жизни. Этно-национальные правящие группы и кланы не посчитали нужным опереться в этом на между-народный опыт. Например, в Финляндии, входившей в Российскую Импе-рию, проживает всего 5 % шведов, но шведский язык признан государствен-ным наряду с финским, что никак не мешает сохранению целостности госу-дарства. Тем не менее, хотя в новых независимых государствах русские и русскость подвергаются различным формам дискриминации, а их руководи-тели проводят недружественную по отношению к России политику, это, од-нако не является основанием для того, чтобы отказать титульным нациям постсоветских государств в их принадлежности к историческим соотечест-венникам Российской Федерации.
В свою очередь, Российская Федерация, хотя формально не опреде-ляется как государство русских, но фактически является таковым. И не только потому, что в нём проживает 80 % этнических русских. Оставшиеся 20 % населения – это тоже русские: русские татары, русские башкиры, рус-ские чукчи, русские украинцы, русские евреи и т.д. Когда-то И.В. Сталин оп-ределял свою национальность как «русский грузинского происхождения». Примечательно, что отличительным признаком русского человека является его принадлежность к православной цивилизации. Но ещё в царской России в ходу было определение «русский мусульманин», что подчёркивало бли-зость, родство русских и русских мусульман. Никогда в России, у русских не выступало главным критерием русскости кровное родство, всегда больше ценилось духовное родство, русское национальное самосознание всегда было и остаётся духовно-этническим. Сам тип русскости сформи-ровался на духовно-этнической матрице, на духовной имперской русской идентичности.
В Законе должно быть чётко прописано, что соотечественником со-временной многонациональной русской России может считаться именно русский, где бы он не родился и не жил. Важно, чтобы он самоидентифи-цировал себя как русский, соотносил себя с русским государством, с рус-ской культурой, русской цивилизацией. Неплохо бы помнить, что русски-ми наши предшественники справедливо считали триединый русский народ. «Хозяин земли русской – есть один лишь русский (великорус, малорус, бело-рус – это всё одно) и так будет навсегда», - писал Ф.М. Достоевский. По-этому житель Украины, признавая себя русским, одновременно чувствует се-бя украинцем, а житель Казахстана – казахом. Русские сохраняют свою на-циональность в своём ощущении принадлежности к России, к русскому духу государственного созидания.
Закон должен учитывать историческую память народов, их общие ис-торические корни, должен признавать существование разных групп соотече-ственников, но одновременно различать их путём предоставления им раз-ного уровня прав и обязанностей.
Основное же предназначение Закона заключается в том, чтобы за-щитить интересы, поддержать именно русских соотечественников, со-ставляющих третью группу, наделить их соответствующими правами и обязанностями, теснее связать их с Россией, чтобы они не превратились без неё «в беспочвенную массу» (Н. Бердяев), а сохранили свою русскость и послужили своему Отечеству верой и правдой. Так, в Законе должно быть чётко прописано, что русский, родившийся в советское время на территории СССР, имеет право выбирать либо российское гражданство, либо гражданст-во страны по месту рождения, либо иметь двойное гражданство.
Из признания того, что зарубежными соотечественниками являются именно русские, вполне оправданным будет отнесение их к русской диаспо-ре. В свою очередь, представителей титульных наций новых независимых государств следует идентифицировать как зарубежный социум или сообще-ство исторических соотечественников.
Несомненно, не каждый выходец из исторической России достоин быть соотечественником. Саакашвили и грузинские воры в законе, которых в Ев-ропе при аресте относят к «русским», наркодельцы, русофобы не могут при-знаваться нашими соотечественниками. Но для отсеивания чуждых элемен-тов достаточно было сохранить в новой редакции Закона положение, преду-сматривающее выдачу от имени Российской Федерации документа (свиде-тельства), подтверждающего принадлежность к соотечественникам.


НЕОПРАВДАННЫЙ ОТКАЗ
ОТ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДОКУМЕНТИРОВАНИЯ
СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ

Сейчас никто даже толком не знает, сколько русских соотечественни-ков находятся за пределами России. На III Всемирном конгрессе соотечест-венников Президент РФ Д. Медведев назвал их число – 30 млн. человек. Председатель российской Ассоциации по связям с соотечественниками за рубежом М. Иванов огласил цифру – «не менее 60 млн. человек». И та, и дру-гая цифры однозначно свидетельствуют о том, что русский народ после геополитической катастрофы 1991 г., постигшей Советский Союз (Совет-скую Россию) является разделённым народом. Новый Закон о соотечест-венниках не называет численность соотечественников, намеренно и недос-тойно уходит от цели объединения расколотого русского народа. Государст-во тем самым как бы снимает с себя ответственность за объединение России и русских диаспор в едином союзном образовании. Странная антигосударст-венная позиция.
Необходимо помочь более точно подсчитать русских за рубежом и до-кументировать соотечественников, а также провести перепись населения с участием представителей России в странах их проживания, в первую очередь в бывших союзных республиках, ставших независимыми государствами.
Фонд «Русские» выражает своё категорическое несогласие с тем, что ключевое положение Закона 1999 г. о государственном документиро-вании соотечественников вопреки многочисленным возражениям было изъято из новой его редакции. Как считалось, документ (свидетельство), подтверждающий статус соотечественника, наделяет его обладателя опреде-лёнными правами и обязанностями, облегчающими и закрепляющими кон-такты и связи, взаимополезные отношения соотечественников с их Родиной, для кого-то второй, а для кого-то и первой. Недостойные поправки, введён-ные в Закон о соотечественниках, исключили эту важную сторону, разочаро-вали людей, ради которых он будто бы принимался.
Вместо свидетельства новый Закон предписывает представлять целый пакет документов, подтверждающих, когда нужно, статус сооте-чественника, которые не так-то просто собрать. Надуманным является также положение о необходимости подкреплять свою принадлежность к соотечест-венникам общественной либо профессиональной деятельностью на ниве рус-ского и родных языков народов РФ, российской культуры, дружбы страны пребывания с Россией, по защите прав соотечественников, либо иными сви-детельствами выбора в пользу духовной или культурной связи с материнским государством. Много ли в русском народе подвижников, активистов? Увы, немного. Но от того люди не перестают быть русскими. Ни МИД, ни законо-датель не учли почему-то, что выдача официального документа (свидетель-ства) способствовала бы повышению активности соотечественников на об-щественной ниве.
Абсолютно некорректным выглядит разрешение соотечественни-кам Законом РФ регистрироваться в общественных объединениях в со-ответствии с уставами этих объединений и получать документы (свиде-тельства), подтверждающие их членство в общественных объединениях соотечественников. Пожалуй, в мировой практике не найдёшь другого при-мера, когда бы подобным образом подтверждался статус соотечественника. И кому представишь такую справку о членстве в общественной организации, и кто ей поверит? Она ведь не имеет для официальных органов никакой юри-дической силы. Государственный документ о принадлежности к соотечест-венникам, выданный Россией, никак не может заменить справка, подтвер-ждающая их членство в общественном объединении соотечественников страны проживания. Слишком разные у них «весовые категории». Подмена свидетельства справкой о членстве лишь вводит людей в заблуждение.
По логике нового Закона именно МИД будет определять, кто явля-ется соотечественниками, и кто нет; кто войдёт в координационный совет, а кто нет; кто получит помощь, а кто нет. Нельзя отдавать мидовским чинов-никам эту функцию, иначе будет дискредитирована сама идея тесной смычки России и русской диаспоры, разложение складывающегося сообщества со-отечественников. В одном из материалов информационно-исследовательского центра «Русский обозреватель» (Казахстан) раскрывает-ся довольно неприглядная картина, касающаяся злоупотреблений чиновни-ков МИДа на местах в работе с соотечественниками (имитация работы, кор-рупция, списание и нецелевое использование средств, «откаты», чёрные спи-ски организаций и др.), что подтверждает наши опасения. Бюрократизация не допустима в таком деле.