Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Ющенко: Моя рука не будет против какой-либо общины, или русской, или болгарской, или еврейской

Харьков, Октябрь 26 (Новый Регион, Геннадий Макаров) – На минувшей неделе Харьков посетил президент Украины Виктор Ющенко.

Здесь он провел встречу с интеллигенций города в здании Харьковского оперного театра. Это был полуторачасовой монолог, хотя президент почему – то назвал его диалогом: однако для выражения позиции Харькова слова никому не дали.

На этой встрече, да и на последующей телепрограмме «Отражение», Виктор Ющенко начинал свою агитацию «Давайте будем украинцами!» с воспоминания встречи с активистами объединения «За культурно-языковое равноправие» в Харьковском аэропорту 15 октября 2004 года, которые уже тогда резко его критиковали за потворство радикальному национализму и раскол общества. Об этом «Новому Региону» сообщил Геннадий Макаров, глава объединения «За культурно-языковое равноправие», принимавший участие в той встрече в аэропорту...

По словам Геннадия Макарова, он удивился, что оба своих выступления Виктор Ющенко начинал с воспоминаний о встрече в аэропорту 2004 года.

Тогда на встрече Ющенко с русскими активистами также присутствовали члены его команды – Александр Зинченко, Анатолий Матвиенко, Пётр Порошенко, Пётр Ющенко, Евгений Червоненко.

Как оказалось, нынешний президент до сих пор не может забыть ту встречу с пятью активистами, ради которой даже отменил тогда пресс-конференцию с журналистами харьковских СМИ.

В тот день 15 октября в свите кандидата в президента кроме указанных нардепов были и до 100 охранников. Люди Ющенко почему-то нервничали, меняя маршрут следования кандидата, что создавало в городе дополнительную нервозность на автомагистралях.

«Встреча произошла в здании Харьковского аэропорта в ViP- зале и продолжалась около 40 минут. Я начал с того, что сказал, что у нашей организации накопилось много вопросов к Виктору Ющенко как лидеру оппозиции и бывшему премьеру, и мы подготовили ему наши материалы, чтобы он мог оставить на память все наши претензии», – вспоминает Макаров.

Макаров: Я передаю вам некоторые материалы. Здесь наше обращение к Вам («Как будем жить дальше, панове?»), я также подобрал вам наши публикации как раз сделанные во времена вашего премьерства. Это статьи: «Нужна ли Украине национальная идея?» и «Антиевропейские ветры в Украине». Передаю также наш мониторинг дискриминационных тенденций по отношению к русским и русскоязычным гражданам, статьи о судебных процессах за восстановление русских имён... Все эти материалы касаются вашей политики в языковом и культурном плане.

Ющенко: Что же мы такого натворили, что уже три года прошло, а у Вас все боль в сердце стоит?

Макаров: при вас особенную власть получили Мыкола Жулинский (вице-премьер) и Иван Драч, много сделавшие для становления системы дискриминации русского и русскоязычного населения Украины, для придания украинскому национализму ранга государственной политики. Я напоминаю о судебном процессе в Харькове над газетой «Джерельце» для школьного возраста, которую издавал харьковская «Просвита». По сути, это был рассадник русофобских и антисемитских идей для детей. Харьковский Суд закрыл эту газету. Но Драч и Жулинский выступили в защиту этой газеты и подержали Харьковскую «Просвіту». Также они давили на наш горсовет, который принял решение о двуязычии на своей территории...

(В этот момент раздался шум со стороны сторонников Ющенко).

Макаров: Наша основная задача – выразить озабоченность позицией Вашего окружения. В 2000 году во время Вашего премьерства Жулинский и Драч остались...

Ющенко: Вы, что других фамилий не знаете?

Макаров: Знаю. Олег Тягнибок! (Этот персонаж из «Нашей Украины» призывал очистить страну от жидов и москалей).

Ющенко: Кремня знаете? Сколько русских школ он закрыл? Тягнибока не вспоминайте, я прошу Вас, Жулинского уже не вспоминайте. Из моих уст дурного вы не услышите...

Макаров: Когда вы были премьером, было принято постановление №1004 от 27 июля 2000 года по поводу русского языка. Помните? (Постановление предусматривало выдавливание русского языка из всех сфер, а также создание контролирующего органа, своеобразной «языковой полиции», которая штрафовала бы за использование русского языка).

Ющенко обещал в ходе беседы объяснить рациональность принятия этого постановления, но не сделал этого.

Леонид Стрижко (народный депутат третьего созыва, депутат областного совета) вступив в дискуссию, рассказал о том, как в период депутатства ему удалось продавить в Верховной Раде поправку, которая была принята сразу после ратификации (принятия) Верховной Радой Европейской Хартии о языках, которая предусматривала немедленное направление ратификационной грамоты в Совет Европы. ( Внедрение в правовое поле Украины Европейской Хартии, по мнению экспертов, лишило бы дискриминацию по языковому признаку правовых основ ). Министерство иностранных дел в лице министра Тарасюка (правительство Виктора Ющенко) блокировало отправку этого документа до того момента, пока Конституционный суд по формальным основаниям не зарубил эту ратификацию. И хотя затем через несколько лет Хартию ратифицировали вторично, но в уже сильно урезанном виде.

Леонид Стрижко продолжил, согласен ли Виктор Ющенко с тем, что тезис «Украина – это Галичина» в корне ошибочный тезис? И согласен ли он с тем, что пора остановить Галицизацию Украины? Пора предоставить Востоку Украины право жить своей жизнью. В том числе и в языковой, культурной сфере, и пора каждому региону приобрести свое лицо! Речь идёт о принуждении и унижении Востока Украины...

Ющенко: Я свой кругозор хочу обозначить. Когда вы говорите, что Украина – это Галичина, Вы принижаете себя, прежде всего. Я – кандидат в Президенты, а не мое окружение кандидаты. Давайте, раз уж мы с вами встречаемся, проявим внимание к тому, что мы хотим эту проблему решить, или вы хотите оставить это обращение и пойти одними дверями, а я другими. Вы переживаете за Украину, и я переживаю за Украину. Если мы переживаем за Украину, то мы обязаны сесть и один одного выслушать. Что-то может нас отличать, но если мы поговорим немного, я думаю, если мы выбросим передовицы газеты «Правда», то до всего договоримся. Только давайте без наездов…

Петр Ющенко (брат Виктора Ющенко): Шесть лет мы строим церковь в нашем селе Хорунжевка, которая была разрушена в 1933 году. В ней служит протоирей Московского Патриархата, отец Геннадий, до него был отец Георгий. Сегодня к нам в село приехал десяток служителей автокефальной церкви. Это всего в 210 километрах, проверьте. Это ж дух. Мы ж там причащаемся! (Два года назад церковь была захвачена и передана филаретовским раскольникам – «Киевскому патриархату!» Вот такой оказывается дух, дух раскола, – прим. Геннадия Макарова)

В дискуссию включился Сергей Моисеев, издатель и редактор духовно-просветительской газеты «Тайны века». Он сказал, что в политику пошел после решения Верховной Рады, которое запрещает рекламу на русском языке.

Сергей Моисеев: Дело в том, что и так было мало рекламы в газете, а так совсем перестали давать, затронули, мои интересы. Читая Евангелие, я обратил внимание на такую фразу: «Богу –– Богово; Кесарю – кесарево». Иисус разделил сферы духовную и земную. Язык являет духовную сферу. И когда Кесарь начинает регламентировать духовную сферу, он вступает в единоборство с Богом, и поэтому лучше передать это на естественный ход вещей. Не заставлять людей в духовном плане подчиняться. Потому что мы подчиняемся власти материально – платим налоги. Но когда мне начинают говорить: «Вот, твоя дочь должна ходить в украинскую школу», когда я русский и жена у меня русская, но так сложилось, что я родился и вырос здесь... Так, где моя Родина? Мне говорят – езжай в свою Россию. А у меня там Родины нет. У меня она здесь, в Харькове, где я родился и вырос. Может быть, стоит учитывать интересы людей, живущих здесь и прежде всего их духовные интересы?

Макаров: Когда Вы покритиковали нардепа Степана Гавриша за глупость, когда он предложил в Верховной Раде запретить русский язык в рекламе, я поддержал Вас внутренне. Но, когда я посмотрел результаты голосования... Да, Вы не проголосовали за этот закон лично, но фракция ваша вся проголосовала за запрет русского языка в рекламе...

Ющенко: Инициатива по языку рекламы принадлежит «Регионам», при поддержке «трудовиков», мы ее не поддерживаем. Также налоги должны быть равными для любых изданий, российских или американских. Фискальная политика должна быть с одним принципом для всех, и это наша позиция. Почему мы выступили против? Не с этой стороны нужно делать...(Шум с нашей стороны). Поскольку эта тема традиционно возникает за три месяца до выборов: двойное гражданство, статус русского языка...

Ответ с нашей стороны почти хором: Мы занимаемся этим постоянно.

Ющенко: Во время выборной кампании ставка на двойное гражданство и статус русского языка – это ловкачество. Политики, которые это обещают, пусть это и делают, они это не ввели и не введут. Это нечестные политики. Я одно могу сказать относительно любого языка. Начну с того, что невестка у меня русская, вот уже 34 года живёт в Украине, а говорит на русском языке. Мои дети: один ребенок учит испанский, другой – арабский, третий – французский. Жена – английский. Один я, как телепень, владею только украинским и русским со словарем. Мы живём с вами в 3 тысячелетии. Поезжайте в Японию, спросите японца – он знает три, четыре языка. А мы за петли друг друга хватаем, выясняя, на каком языке мы будем говорить... Проблема языка не должна стоять так, как она стоит. Одна часть людей или родилась здесь, или приехала, говорила, говорит, и говорить будет на русском языке, за этим стоит национальность, культура, традиции, сказки... Если мы являемся гражданами Украины, эта власть должна уважать наши интересы...

Начинается с того, что родился ребенок, вот я хочу, чтоб он ходил в детский садик, где есть русский язык, в школу, где есть русский язык, в институт, где есть русский язык. Чтоб он пришел домой и включил телевизор, где есть русскоязычный канал. Этот человек хочет знать не только слово своё, не только свой дух принять, но и сберечь свой дух, сохранить свои традиции и свою историю...Это мое отношение к любой общине, только такая политика будет успешной…

Стрижко: Для того, чтобы внутренняя политика развивалась, так как вы говорите, нужны государственные гарантии, которыми является официальный статус русского языка. Вы же государственный человек, должны быть государственные гарантии политики, о которой вы говорили.

Ющенко: Вы думаете, что эта проблема решается одним вопросом статуса языка, а я говорю, что это ошибочная позиция. Вносите сегодня в парламент, пусть Янукович вносит статус русского языка.

Стрижко: При нынешнем составе Верховной Рады вопрос не пройдёт.

Ющенко: По сути вопроса, о котором вы говорите, это нам следует провести конференции, опросы, это системные инициативы, нам нужно подготовить не только 425 человек в парламенте, но и население тоже. Моя рука не будет против какой-либо общины, или русской, или болгарской, или еврейской. Мы живем в третьем тысячелетии.

Макаров: Европейская Хартия о языках, отменённая Конституционным Судом (с подачи националистических депутатов по причине не подписания её ратификации Президентом Леонидом Кучмой, – ред.), решала все эти языковые проблемы...

Ющенко: Моя просьба такая. Мы договорились, что это прелюдия. Давайте мы договоримся так, у меня есть полномочные представители: Анатолий Сергеевич Матвиенко и Александр Сергеевич Зинченко. Давайте договоримся, если в этих материалах есть серьезные моменты, которые требуют конкретно моей работы и работы моей команды, я готов на формальном уровне провести второй этап нашей встречи, где будет конкретный разговор, будем разбираться с вопросами, можно ли решать их сейчас или же переносить на будущее...

«Те, кто задумывал эту встречу 15 октября 2004 года, невольно поставили кандидата от правых националистических сил Виктора Ющенко в неловкое положение. Согласиться с тем, чтобы русский язык стал официальным, допустить (хотя бы допустить!) возможность для граждан Украины «двойного гражданства» с Россией и Беларусью, а также выразить готовность развивать и углублять строительство Единого экономического пространства – для Виктора Андреевича – вещи невозможные», – резюмировал Макаров.