Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Россия, Новороссия, Крым, Малая, Белая и Подкарпатская Русь - это и есть Святая Русь

Очень часто сегодня приходится слышать слоган «Россия, Украина и Беларусь — это и есть Святая Русь». Его часто используют на мероприятиях и собраниях, где утверждается единство восточнославянской Цивилизации и духовные связи между народами.

Особенно это выражение любят употреблять сторонники концепции Русского мира и некоторые церковнослужители.

В частности, данный слоган пропагандировал будущий патриарх, а тогда еще митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на концерте в Киеве в июле 2008 года, а авторство этого изречения предписывают преподобному Лаврентию Черниговскому. Упаси Господь меня спорить с патриархом и тем более Святым, но осмелюсь высказать свои личные предположения по данному вопросу, не претендуя на абсолютную истинность своих рассуждений.

Итак, когда мы говорим о Святой Руси, мы вкладываем в это понятие, в первую очередь, духовный смысл. Действительно, большая часть населения восточнославянских стран принадлежит к Православию. Но означает ли это, что только конфессиональная принадлежность автоматически относит народ к концепции Русского мира — к обществу наследников Древней Руси и восточнославянской Цивилизации. Не следует ли предположить, что особую роль играет и идеологическая платформа, на которой строится национальная идентичность.
Украинцы и Украина, государство и нация, формировались на своей особой идеологической программе, которую сегодня принято называть украинством. Если сказать кратко, то украинство — это совокупность радикальных идеологических взглядов, провозглашающих исключительность и обособленность украинской нации со всеми её атрибутами. В своей основе данная историко-философско-лингвистическая концепция, для своего выживания, вынуждена была основываться на противостоянии с общерусской идеологией. Именно для этого часто придумывались новые слова в украинском языке (главное чтобы отличались от «великого и могучего»), новая история, культура. Это было вызвано тем, что украинским идеологам было необходимо как можно сильнее оторвать население Малороссии от общерусской идентификации.

Вот и теперь обычный «сознательный» украинец в разговоре о происхождении восточнославянских этнических групп обязательно станет доказывать различия наших народов. Обязательно скажет, что украинцы — это чистые европейцы, которые ни бороды ни лаптей не носили, а кушали борщ за обе щеки, вместо «азиатских» маскальских кислых щей с пельменями (к слову, автор этих строк, да и пол населения России, эти злополучные щи в глаза не видели, искренне считая борщ русским национальным блюдом).

Но кроме противостояния всему русскому (главное, чтобы не как у москаля), мало было уделено внимания собственной идеологической платформе, которую пришлось позаимствовать у соседей. Среди разработчиков геополитических теорий украинства были этнические поляки – М. Колодзинский, Н. Сциборский и другие. Аналитические центры и политические органы главных идеологов украинства размещались за рубежом. Теперь украинство брало на себя роль главного идеологического соперника идеологии «Русского мира», и Польша ей это место с радостью уступила. После своего формирования украинская радикальная идеология отрывается от общерусского единства и уже не могла претендовать на роль духовных наследников Руси. И хотя подобные идеологические концепции белорусского и подкарпатского аналога «украинства» создавались (и создаются) в Карпатском регионе и Белоруссии, белорусы и подкарпатские русины оказались более подготовленными к данным идеологическим концепциям и успешно им противостоят по сей день.

Тут стоит оговориться, что украинству могла противостоять другая идеология - малороссийская, которая не впитала в себя украинские радикальные националистические идеи. Самым показательным примером «украинцев без украинства» являются кубанские казаки, они продолжают до сего дня поддерживать культурные и фольклорные особенности своей этнической общности, но не отделяют себя от русского народа и общерусской идеологии. То же самое можно сказать и по поводу населения некоторые этнографических областей современного украинского государства — Крыма, Новороссии и Донбасса. Данные территории исторически тяготели к России и до сих пор сопротивляются украинизации, сохраняя духовную связь с русским народом и Древней Русью. Конечно, на этой территории с любовью относятся к украинской культуре, но не могут принять украинскую концепцию за идеологическую основу.

Когда говорят, что Украина — это Святая Русь, нужно уточнять какая именно Украина. Украина основанная на украинстве — радикальной националистической идеологии или Малороссийская Украина, вместе с Донбассом, Крымом и Новороссией. Очень верно по поводу украинской идеи высказался историк и публицист-львовянин конца 19 века О. А. Мончаловский: «…украинствовать значит: отказываться от своего прошлого, стыдиться принадлежности к русскому народу, даже названий „Русь“, „русский“». Поэтому любой украинский президент будет сохранять украинскую идеологию и стараться избавиться от концепции Русского мира, иначе произойдет естественное тяготение славянских народов друг к другу.

Украинская идеология старательно отрывалась от общерусского корня, но очень болезненно переносит желание других этнических групп оторваться от неё. В частности, подкарпатских русинов украинская власть не признает отдельным народом, хотя во всех странах, где русины проживают, они признаны отдельной национальностью. Утверждение, что этноним русин «только старое имя украинского народа», из которого делается вывод, что русины «часть украинского народа» не имеет, по мнению ученых-русинов, научного обоснования. Это косвенно признает и современная украинская историография, которая корень «украинства» ищет в мифическом прошлом, считая русский и белорусские народы лишь ответвлениями современного украинского.

Процессы же украинского национального возрождения и становление идеологии «украинства» не затронули самоидентификацию русинов. Географическая дистанция в процессе формирования русинов усиливало чувство культурной и этнической особенности по отношению к украинцам.
Русины имеют свое историческое наследие – имя, разговорный язык и обычаи, которые связывали их со старым славяно–русским, а не украинским наследием.

Подкарпатские русины - не национальное и не культурное меньшинство украинского народа, не этническая группа, которая принадлежит украинской нации. Русины имеют свою этнокультурную самоидентификацию, основанную на старой славянской традиции, которая отличается, а иногда даже противопоставляется всему украинскому. Когда русин говорит, что он русин, он не отождествляет себя с украинским народом. Этноним «русин» значительно старше этнонима «украинец» и одинаково принадлежит всем восточным славянам.

Украинская национальная идентификация русинов не может выводиться из общего происхождения, общее происхождение не может означать национальную принадлежность, даже из-за того, что русины свое происхождение делят со всеми восточнославянскими народами, а не только с украинцами. Историческое наследие связывает русинов со Святой Русью, а не с украинской идеологией, в историческом культурном наследии и памяти сегодняшних русинов нет чувства принадлежности к истории украинского народа, нет места для Богдана Хмельницкого, ни к «славному казачьему прошлому», нет воспоминаний о Тарасе Шевченко, Иване Франко и других родоначальников украинского возрождения — нет того, чем забит словарный запас типичного «сознательного» украинца.

Итак, по моему мнению, слоган «Россия, Украина, Белорусь — это Святая Русь» следует изменить, так как украинская радикальная идеология не хочет ничего общего иметь с общерусским единством, а наоборот от него как можно дальше оторваться. Россия (историческая Россия, с Малороссией, Крымом и Новороссией), Белоруссия и Подкарпатская Русь — вот ЭТО и есть Святая Русь! Да хранит нас всех Господь!

Григорий Миронов, глава русинского общества им. Н. Кукольника (Ростов-на-Дону)
grigmironov.livejournal.com