Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

Европа обвиняет СССР, чтобы скрыть свое "коллаборантское" прошлое

На вопросы интернет-портала «Мир и Мы» отвечает доктор исторических наук, профессор Анатолий Степанович Чайковский, автор сотен научных трудов, посвященных истории Великой Отечественной войны и малоизвестным аспектам деятельности ОУН-УПА.

-- На ваш взгляд, действительно ли сейчас в Европе осуществляется широкомасштабная компания по пересмотру истории Второй Мировой войны? Какими основными мотивами руководствуются европейские политики и политические институты, принимая решения и делая заявления, искажающие историю? Возможно, это следствие коллаборационистского прошлого этих государств?


Такая компания ведется не только в Европе, но и в США. Я могу привести такой пример: совсем недавно в США в свет вышла книга, где для учащихся средней школы рассматриваются наиболее известные события периода Второй Мировой войны. В этой книге представлены малейшие детали тех боевых действий, где принимали непосредственное участие вооруженные силы США и стран Европы. Но о битве под Сталинградом, Курской битве, освобождении Украины не упоминается ни слова. Что касается вопроса коллаборационизма, то, например, во Франции число коллаборантов, которые принимали участие в войне на стороне гитлеровской Германии было значительно больше тех, кто находился в армии де Голля. И, естественно, французам в этой ситуации вспоминать об этих событиях не очень приятно.

В подтверждение этого еще один факт. Когда Кейтель увидел представителя Франции на заключительном подписании акта о капитуляции, то он с удивлением спросил:"Эти тоже победители?!" В этой ситуации многие страны Европы не очень любят вспоминать о тех событиях Второй Мировой войны. С одной стороны они способствовали приходу Гитлера к власти, укреплению его могущества. С другой стороны, как нам известно, практически все страны Европы, против которых гитлеровцы начали военные действия, капитулировали в считанные дни. Естественно, вспоминать в этой ситуации, что народы СССР спасли мир не очень-то хочется.

-- Ваше отношение к недавно принятому в ЕС "Дню памяти жертв тоталитарных режимов", где ни слова не говориться о коллаборантских режимах Европы? Вся ответственность перекладывается на Германию и СССР, а СССР преступно приравнивается к гитлеровской Германии.

В этом случае можно только сожалеть, что в угоду тем или иным политическим интересам и целям, пытаются забыть то, что совершил СССР, о роли СССР в той битве. Я в противовес могу напомнить слова того же Рузвельта и Черчилля, которые в ходе войны и после войны говорили, что только благодаря Советскому Союзу был сломлен хребет гитлеровской военной машины. Нынешние европейские политики об этом забыли, но мы об этом не забываем и помним.

-- Не являются ли эти действия Евросоюза попыткой нанести удар по одному из фундаментов национальной идентичности народов бывшего СССР - по Великой Победе, чем преследуются определенные цели в международной конкурентной борьбе?

На мой взгляд цель преследуется одна - любыми методами внести конфликты и противостояние между бывшими союзными республиками. В первую очередь между Россией, Белоруссией и Украиной. Причем, Украина в нынешней ситуации является наиболее слабым звеном. Никому не выгодно, чтобы на мировой карте появилось новое мощное государственное объединение, которое конкурировало бы с Европой и Америкой. Особенно в условиях потрясений, которые сейчас испытывает Евросоюз. На мой взгляд, этими действиями преследуется именно эта цель.

-- Является ли поддержка неофашизма в восточно-европейских странах и странах бывшего СССР частью компании по пересмотру истории Второй Мировой войны, осуществляемой в Европе?

Это беда европейских государств и тех, кто вступил на путь возрождения неонацизма. В этой ситуации я могу только искренне сожалеть, что они избрали путь, который ведет в никуда. Должен заметить, что Германия, пережившая те беды, который несет с собой фашизм, делает достаточно серьезные шаги для того, чтобы не допустить возрождение неонацизма. Но что касается Прибалтийских государств и Украины - не секрет, что в них неонацизм поднял голову. Политики этих стран не понимают разрушительности своих действий и пытаются на этой волне получить определенные политические дивиденды. Но это не может привести к каким-то положительным результатам. Наоборот, это только обострит противостояние в обществе и может вызвать самые разрушительные последствия.

-- Можно ли рассматривать прославление ОУН-УПА на Украине одним из звеньев этой общеевропейской тенденции по пересмотру итогов войны? Не является ли это стандартной геополитической технологией - поддержка неофашистских режимов, отрабатываемой во многих странах?

Хотел бы обратить внимание, что сразу после окончания войны, когда гитлеровская Германия потерпела поражение, ОУН поддерживали спецслужбы западных стран, в том числе и США. На мой взгляд в Европе отношение к ОУН, мягко говоря, потребительское. И они вспоминают об ОУН только в том случае, когда это им выгодно - в рамках определенных информационных компаний или геополитических маневров. Так же используются подобные движения и в других странах.

Другое дело, что сейчас в Украине национал-радикалы взяли на вооружение догмы, которые были в свое время провозглашены «классиком» национализма Донцовым, поставили во главу Бандеру и Шухевича и пытаются на этой основе получить какие-то политические результаты. Прежде всего, это делается с целью прорваться в Верховную Раду Украины. Но я думаю, что в обществе происходит прозрение. Подтверждением тому является их неудачи в попытках оспорить решения суда о лишении звания Героя Украины Бандеры и Шухевича. На Западной Украине происходит понимание сути и роли ОУН во время войны. Тогда они шли путем насилия, запугивания, физического уничтожения. Сейчас до этого не дошло, но методы, которые они используют в своей политической деятельности и повседневной работе четко прослеживаются. Поэтому, если говорить о Западной Украине - обычные люди там просто запуганы. Ни с кем невозможно поговорить и получить откровенный ответ о проблемах в регионе, затронуть тему отношения к националистическим идеям. Это вызвано прежде всего запугиванием населения, угрозой санкций со стороны националистов, находящихся при власти в этих регионах. В этой ситуации необходима упорная работа людей, которые понимают опасность этой проблемы, по максимальному освещению данной ситуации. Только тогда возможны какие-то изменения.

-- На ваш взгляд, в случае с прославлением ОУН-УПА на Украине, что является основными контраргументами против представления этого движения как, якобы, национально-освободительного, героического, которое лишь эпизодически сотрудничало с фашистами?

Что такое национально-освободительное движение по сути? Это когда политическая сила или общественная организация берет на себя функцию борьбы с угнетателями и завоевателями. ОУН практически с первых дней своего существования тесно сотрудничала с нацистской Германией. Не на политическом уровне - на уровне спецслужб Абвера, СД, гестапо и т.д. Современные националисты отрицают эти факты, но все их "керманичи" действительно находились на оплате у германских спецслужб. По данным националистов УПА насчитывала около 100 тыс. человек. Давайте посмотрим на результаты боевой деятельности этой стотысячной армии. Еще в 1994 году в своей работе "Неизвестная война" я привел, опираясь на архивные данные и анализ различных документов, цифры, что эта армия за годы оккупации в "борьбе" против немцев уничтожила, и то, вероятно, случайно, около 3 тыс. немцев и их ставленников. Потери УПА от рук немцев составляет такую же цифру. Поэтому не случайно, когда было обращение в германские архивы с просьбой предоставить документы, подтвердить или опровергнуть факты боевых действий УПА против немцев, оттуда дали четкий ответ - у нас нет таких данных. Вот это один из главных контраргументов. Если же говорить о действиях УПА и ОУН против советских партизан и Красной Армии, которая освобождала Украину, то можно говорить о многочисленных боевых действиях, о десятках тысяч погибших. А когда закончилась война - убивали простых крестьян, рабочих, учителей, врачей лишь только потому, что они не разделяли их идеологию, взгляды. Убивали даже за то, что кто-то пообщался с красноармейцем или представителем советской власти. Эти факты, безусловно, доказывают, что ОУН-УПА не могло быть национально-освободительным движением. А было движением, выступившим пособниками фашистского режима.

-- Согласны ли вы с мнением, что поддержка неофашистских, русофобских движений в республиках бывшего СССР обусловлена стремлением создать «буферную» зону между Россией и Западом? Подобные концепции существуют в западной политической среде.

Безусловно, такие тенденции существуют. Но прозрение наступает. Даже в Латвии, где неофашистские движения были сильны, на выборах наибольшее число голосов набрала политическая сила, которая выступает против этого. Недавно я был в Риге, и там наблюдаются те же тенденции. Я был возле памятника освободителям Риги. Несколько лет назад там было запустение, рядом построили торговые палатки. Это было сделано для того, чтобы с одной стороны принизить память о погибших освободителях, а с другой стороны нивелировать это место само по себе. А за последние годы у этого памятника стали происходить массовые мероприятия, посвященные памяти погибших, освобождению Риги от фашистов. С одной стороны это протест против неонацистского подхода властей Латвии к истории и политике, а с другой стороны люди демонстрируют свое единство и свою силу. И на Украине 9 мая в Киеве к могиле Неизвестного солдата идет нескончаемый поток людей. Поэтому какие бы попытки уничтожить историческую память ни делались, эта историческая память, и уважение, и благодарность уже живет в людях на генетическом уровне. Такие попытки есть, они спланированы и не случайны. Но события показывают, что память и благодарность народа сильней. Новое поколение надо воспитывать не на примерах предательства и коллаборационизма, а но основе славных и героических событий, которые были в нашей общей истории.