Общественное объединение "За культурно-языковое равноправие"

15 лет назад началась война в Чечне: виновники-Запад и окружение Ельцина

Москва – Грозный, Декабрь 11 (Новый Регион, Марат Бубновский) – 11 декабря 1994 года российские войска пересекли административную границу с Чечней.

Началась первая чеченская кампания, целью которой, согласно официальным заявлениям, было наведение конституционного порядка. Это событие отразилось на судьбах тысяч граждан страны и самой России, ставшей на долгие годы заложницей «чеченского вопроса».

Как пишет Newsru.com, события, приведшие к вооруженному конфликту, начали развиваться с осени 1991 года, когда руководство Чечни заявило о государственном суверенитете и выходе республики из состава РСФСР и СССР.

В течение последующих трех лет там распускались органы прежней власти, отменялось действие законов РФ и параллельно началось формирование вооруженных сил Чечни во главе с верховным главнокомандующим, президентом республики, генералом Джохаром Дудаевым. Вооруженные силы Чечни получили в свое распоряжение стрелковое оружие и военную технику, оставленные на территории республики еще со времен СССР.

По мнению руководства страны, Чечня захотела слишком много независимости и стала источником не только региональной угрозы, но и международного терроризма. И 9 декабря 1994 года Ельцин подписал указ «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», а 11 декабря началась операция по восстановлению там конституционного порядка.

Военные действия в республике продолжались в течение почти двух лет. Потери федеральных сил в первой чеченской войне составили, по официальным данным, 4103 убитых, 1906 тысяч пропавших без вести и 19794 тысячи раненых.

После двух лет кровопролитных боевых действий, которые велись по всей территории Чечни, и выплескивались за ее пределы в виде террористических актов и рейдов боевиков, после смерти президента Чечни Дудаева в результате прямого попадания авиационной ракеты, были подписаны Хасавюртовские соглашения.

Подписание прошло через месяц после президентских выборов, победу на которых с минимальным перевесом над лидером КПРФ Геннадием Зюгановым одержал Ельцин, приезжавший в Чечню незадолго до второго тура, где он на броне БТР подписал указ о выводе российских войск.

Итоговые подписи под Хасавюртовским миром, который некоторые считали поражением России, а некоторые – избавлением от войны, поставили секретарь Совета безопасности РФ Александр Лебедь, занявший эту должность между первым и вторым туром президентских выборов после призыва своих сторонников голосовать за Ельцина, и начальник штаба вооруженных формирований сепаратистов Аслан Масхадов, напоминает Newsru.com.

Их карьера впоследствии сложилась по-разному. Лебедь из-за разногласий с президентом покинул пост секретаря Совбеза и, выиграв выборы, стал губернатором Красноярского края, а Аслан Масхадов одержал победу на выборах и занял пост президента Чечни. Александр Лебедь погиб в 2002 году в результате крушения вертолета, а в 2005 году спецназ ФСБ РФ в подземном бункере уничтожил Масхадова как лидера сепаратистов.

После подписания Хасавюртовских соглашений Чечня де-факто стала независимым государством. В республике были введены нормы шариата, и из-за отсутствия реальной централизованной власти чеченская тема на долгие годы стала больной для России. С бывшими полевыми командирами, в одночасье ставшими легитимными политиками, было невозможно договориться ни по одному вопросу.

За несколько лет республику покинули тысячи русских семей, представителей других национальностей. От террора страдали ближайшие к Чечне регионы. С каждым годом укреплялся авторитет воинственной части чеченского руководства, которая при поддержке иностранного капитала ставила перед собой цель создания независимого, исламского государства от Черного до Каспийского моря.

После вторжения летом 1999 года в Дагестан боевиков Шамиля Басаева и араба Хаттаба началась вторая чеченская кампания. В республике был введен режим контртеррористической операции, который длился почти 10 лет и был отменен только 16 апреля 2009 года. В результате второй кампании практически все лидеры боевиков были уничтожены.

Для тех чеченцев, которые находились в отрядах боевиков, но не совершили преступлений, была объявлена амнистия. Многие бывшие сепаратисты перешли на сторону легитимного чеченского руководства, которое возглавил бывший муфтий, сторонник России Ахмад Кадыров. В республику были направлены колоссальные средства на восстановление экономики.

Все это время Запад обвинял Россию в нарушении прав человека в Чечне, а в Европе Россию едва не исключили из Совета Европы, лишив слова российскую делегацию в Парламентской ассамблее Совета Европы в 2000 году.

Внимание к чеченской проблеме не ослабевало все это время по разным причинам. И одна из них – серия страшных терактов, ответственность за которые брали на себя именно чеченские сепаратисты. Взрывы домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске осенью 1999 года, захват заложников в Театральном центре на Дубровке в октябре 2002 года и захват школы Беслана 1 сентября 2004 года.

Спикер республиканского парламента Дукуваха Абдурахманов, который в 1994 году возглавлял Гудермесский район и находился в оппозиции к Дудаеву, уверен, что военных действий в Чечне можно было избежать, если бы Ельцин и Дудаев встретились и обсудили сложившуюся ситуацию.

«Я сам участник событий тех лет, могу с уверенностью говорить – Дудаев в тот период готов был принять многие предложения Кремля, встреча с Ельциным могла предотвратить войну, но окружению их это было невыгодно, и отношения искусственно накалялись», – вспоминает Абдурахманов.

Однако, по мнению лидера ЛДПР Владимира Жириновского, в 1994 году по-другому поступить было нельзя, поскольку договориться с руководством Чечни «было невозможно». «Они грабили поезда, разогнали парламент, выбрасывали депутатов из окон. Компромисс был невозможен», – заявил он в интервью NEWSru.com.

Между тем, агентство уточняет, что упомянутые Жириновским бесчинства относятся к событиям сентября 1991 года, когда в Грозном произошли массовые выступления, закончившиеся захватом правительственных зданий и переходом власти в руки Конгресса чеченского народа во главе с Дудаевым.

Тогда пролилась первая кровь: погиб председатель Грозненского горсовета Виталий Куценко. Одни утверждали, что Куценко выбросили из окна кабинета. Другие – что он разбился, пытаясь выбраться из здания.

При этом президент Чечни Рамзан Кадыров, который в годы первой чеченской кампании еще был подростком, выразил уверенность в том, что эта война явилась частью глобального плана Запада, направленного на развал СССР и вслед за ней России.

«Сегодня ни для кого не является секретом, что Советский Союз расчленили вопреки воле народа. На Западе решили, что нельзя на этом останавливаться. Следует разжечь пожар локальной войны, который охватит все новые регионы и приведет как минимум к ослаблению России, а возможно и к ее развалу», – заявил Кадыров.

По его словам, «ставка делалась и на то, что, спровоцировав войну в Чечне, удастся придать ей характер межрелигиозного конфликта, вовлечь в нее регионы с мусульманским населением, далее по цепочке вызвать массовые беспорядки в стране на межнациональной почве».

Говоря о том, кто вооружил народ Чечни, Кадыров заявил, что «по решению политического и военного руководства в Чечне оставили арсенал, зная, что это приведет к вооружению народа. А оружие начинает стрелять. Вооружили, чтобы иметь повод начать войну якобы с целью разоружения».

На взгляд Кадырова, «даже на том этапе, при желании президента Бориса Ельцина можно было избежать конфликта, повлекшего за собой сотни тысяч жертв, приведшего к подрыву экономики страны, к проблемам на международном уровне».

«В ноябре 1994 года в Грозный направили танковую колонну, посадив за рычаги вчерашних военнослужащих Кантемировской дивизии. Эта авантюра была предпринята за две недели до начала широкомасштабной войны, чтобы оказать морально-психологическое воздействие на население страны, убедить россиян в необходимости военных действий и их оправданности. (Тогдашний министр обороны) Павел Грачев как опытный военачальник не мог не знать, что в центре города без сопровождения пехоты танковая колонна будет расстреляна. Так и произошло. Танки горели, гибли военнослужащие, часть из них оказалась в плену, кадры телевизионных съемок демонстрировали днем и ночью. Такого нельзя было простить. В этом-то и был весь замысел», – говорит Кадыров.

«Я был тогда подростком. Мне казалось, что российские генералы Дудаев и Грачев найдут общий язык, но они нашли не тот язык. Да старшие по возрасту говорили, что дают растаскивать военные склады, значит, будет война «, – отметил Кадыров.

«Я опять повторяюсь, Запад поставил задачу, а тогдашнее руководство России сознательно или неосознанно пошло на поводу и позволило придать локальному конфликту характер национальной трагедии. Да, это была трагедия общенационального масштаба для всей России», – подчеркнул он. «Сегодня вряд ли кто-либо скажет, во сколько сотен миллиардов долларов обошлась России война. Запад шел вперед в своем развитии, а России навязал войну», – отметил Кадыров.

По его мнению, «после августа 1996 года Чечне и России в целом западные спецслужбы навязали новый вариант развития ситуации. Республику наводнили прекрасно подготовленные сотрудники спецслужб десятков стран. Они владели навыками подрывного дела, прекрасно говорили по-русски, никогда сами в боестолкновениях участия не принимали, имели неограниченные финансовые возможности. Дальше известная всем история с похищениями, захватами заложников. К лету 1999 года обстановка накалилась до предела. Нужно было что-то делать».

«Аслан Масхадов оказался заложником в руках Басаева и Хаттаба, которых он не посмел поставить на место. Конечно, их можно было полностью уничтожить в Дагестане. Но позволили вернуться. Несмотря на неоднократные предупреждения муфтия ЧР Ахмата-Хаджи Кадырова, Масхадов даже не решился осудить авантюру Басаева и Хаттаба в Дагестане», – сказал он.

Президент Чечни отмечает, что «вторая кампания стала реальной необходимостью. Новое руководство страны вынуждено было принять жесткие меры, чтобы предотвратить расползание конфликта по всей территории России».

«Совместными усилиями федерального центра и первого президента ЧР Ахмада Кадырова удалось провести референдум, принять конституцию сформировать дееспособные органы власти, выкорчевать терроризм. Промедление могло бы привести к более тяжелым последствиям для всей страны и трудно сказать, как бы выглядела в этом случае Россия», – подчеркнул Рамзан Кадыров.

«Сегодня весь мир видит, что не было в Чечне межрелигиозной войны. Была попытка начать процесс развала России. Чеченский народ огромной ценой, при поддержке руководства России сорвал эти планы», – подытожил глава Чечни.

Однако обозреватели на Западе отрицают какое-либо вмешательство извне. К примеру, BBC передает, что непредвзятый анализ не обнаруживает в событиях, приведших к трагедии, злого умысла или коварного заговора. Были послереволюционная неразбериха, объективные причины и субъективные просчеты, заключает Newsru.com.

В свою очередь, «Кавказский узел» приводит слова своих собеседников, которые считают, что вина и за первую, и за вторую военные кампании на территории республики ложится, в первую очередь, на Кремль. «Ельцин, чтобы укрепить свою власть, развязал здесь первую войну, а затем, чтобы привести к власти своего ставленника Путина, начал вторую. Фактически, личные амбиции Ельцина стоили жизни десяткам тысяч человек», – считает преподаватель Умар Хачукаев.

«Главным виновником первой войны в Чечне я считаю Ельцина и его окружение. Как бы кто ни говорил, но Джохар Дудаев был президентом, и с ним надо было вести переговоры. А вместо этого Кремль создал марионеточную «оппозицию» во главе с Автурхановым и развязал кровавую бойню. За эту войну наряду с Ельциным должны были нести ответственность и такие лица из его окружения, как Филатов, Шахрай и Егоров. Именно они делали все возможное для того, чтобы не допустить переговоров между Ельциным и Дудаевым, и добились этого. Если бы не было той, первой военной кампании, не было бы и второй, а, значит, были бы сохранены сотни тысяч человеческих жизней», – рассказал «Кавказскому Узлу» житель Грозного Руслан Сугаипов.

«Дудаев этой войны не хотел, это однозначно. Он не раз пытался связаться с Борисом Ельциным, но окружение президента России не давало этого сделать. Все байки о том, что Дудаев хотел развалить страну, что он намеревался бомбить российские города и прочее, – не что иное, как пропагандистская ложь Москвы. Джохар был и остался человеком советской эпохи, интернационалистом. Он не раз говорил, что, если Кремль признает право Чечни на суверенитет, то у России не будет более верного и преданного союзника на Кавказе чем чеченцы», – говорит один из бывших депутатов чеченского парламента.

«Все думали, что вот сегодня-завтра все закончится, что начнутся переговоры, что вмешаются ООН и Совет Европы, но ничего этого не происходило. Солдат-срочников все жалели, потому что их отравили на войну по приказу, но в то же самое время ненавидели контрактников, потому что считали их наемниками, пришедшими убивать за деньги», – подчеркивает представитель одной из местных НПО Адам.

Он отмечает, что ненависть к военным пришла значительно позже, после кровавых «зачисток» в Грозном, массовых убийствах в Самашках весной 1995 года. «Но все равно, такого взаимного ожесточения и ненависти, как во время нынешней военной кампании, тогда не было. Ни боевики, ни военные тогда не творили тех зверств, что были в 1999-2000 годах. Путин со своим «мочить в сортире» и пропаганда в российских СМИ сделали чеченцев врагами России, и этот образ все еще живет в стране», – говорит Адам.